Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Исправительно-трудовая десятина Олега Коршунова

Замдиректора ФСИН требовал с подрядчиков откаты в 10%, а его подчиненная Алексеева попросила денег "на семейные нужды"

Оригинал этого материала
© "Газета РБК", 30.10.2018, Исправительно-трудовая десятина, Фото: mskagency.ru

Маргарита Алехина

Compromat.Ru
Олег Коршунов
Обвиняемый по нескольким коррупционным статьям бывший заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Олег Коршунов с 2013 года вымогал откаты у собственников компаний, которые занимались поставками сахара и топлива на нужды пенитенциарной системы. Об этом рассказала предпринимательница Марина Дюкова. Взятку в размере 10% стоимости госконтракта Коршунов называл стандартным условием работы со ФСИН. Это следует из протоколов допросов и очных ставок Дюковой. Материалы ее дела, выделенного в отдельное производство, есть в распоряжении РБК, их подлинность подтвердил РБК источник, близкий к следствию. 31 октября Мещанский суд Москвы рассмотрит дело в особом порядке — обвиняемая полностью признала вину.

Коршунов не признает вину. На очной ставке и допросах он называл обвинение абсурдным и категорически отрицал, что когда-либо требовал у Дюковой деньги.

Замглавы ФСИН был задержан в сентябре 2017 года. Ему вменяется несколько преступлений, в частности растрата, мошенничество, и несколько эпизодов получения взяток. Сейчас Гагаринский суд рассматривает по существу одно из дел — о махинациях на закупках обуви для заключенных. Другие эпизоды продолжают расследоваться.
Марина Дюкова была фактическим бенефициаром нескольких компаний, которые занимались в основном поставками нефтепродуктов, в том числе таких, как «Энергоресурс», «Аверс Патрол», «Элконт». Ей предъявлено обвинение в пособничестве в растрате (ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК). Дело связано с поставкой сахара для ФСИН в 2016 году в рамках аукциона, условия которого, по версии СКР, были заведомо невыполнимы для добросовестных поставщиков и исключали участие каких-либо еще предприятий, кроме компаний Дюковой. Это позволило ей по договоренности с чиновниками ФСИН завысить цену контракта примерно на 43,2 млн руб. По этому эпизоду кроме Коршунова и Дюковой обвиняются сотрудники ФСИН Светлана Алексеева и Алексей Данилов.
Кроме того, Дюковой вменяли два эпизода дачи взятки в особо крупном размере, однако этого обвинения она избежала согласно примечанию к ст. 291 УК: от ответственности за дачу взятки освобождаются лица, которые активно способствовали расследованию, а также те, у кого взятку вымогали.

"Условия для всех одинаковые"

Дюкова знакома с Коршуновым с 1997 или 1998 года: в тот период оба работали в сфере поставок нефтепродуктов. Как следует из показаний Дюковой, их отношения «носили как товарищеский, так и деловой характер», например будущий генерал был приглашен на ее 50-летие.

В 2013 году Коршунов возглавил финансово-экономическое управление ФСИН. Он пригласил Дюкову в здание службы на Житной улице и представил коллегам, в том числе Александру Сапожникову, в то время замдиректора ФСИН по экономике. Вскоре компания Дюковой «Аверс Патрол» приняла участие в нескольких аукционах и заключила со ФСИН договоры на общую сумму 110 млн руб. После чего Коршунов назначил Дюковой встречу в кафе «Старлайт» напротив здания ФСИН и потребовал вознаграждение, утверждала она в ходе допросов.

«Он сказал, что условия для всех одинаковые: кто работает со ФСИН по контрактам, платит 10% от их суммы. Таковы условия для всех, и я не исключение», — рассказала Дюкова следователю Андрею Вениаминову. По ее словам, сумма вознаграждения за полученный заказ была слишком большой, а прибыль от поставки невелика. Платить она отказалась. «Коршунов мне сказал, чтобы я больше никуда не совалась», — добавила предпринимательница.

"Нормальные люди"

В конце того же года встречу Дюковой назначили подчиненные Коршунова — начальник отдела гособоронзаказа Светлана Алексеева и начальник отдела автобронетехники, плавсредств и ГСМ Алексей Данилов. Дюкова понимала, что они могут «не только помогать, но и создать сложности на ровном месте», например «при малейших нарушениях, которые есть всегда и у всех, применить соответствующие санкции или внести предприятие в реестр недобросовестных поставщиков», заявила она на допросе.

Compromat.Ru
Светлана Алексеева
«Алексеева пояснила, что, несмотря на то что руководство недовольно моей работой, она понимает, что мы нормальные люди, и она нам вредить не будет при условии, что мы будем ее слушать», — рассказала Дюкова. В итоге, рассказывает предпринимательница, сторговались на откате в размере 1% от суммы контрактов — около 1,1 млн руб., которые Дюкова, по ее словам, передала Алексеевой по частям «в качестве благодарности за несоздание проблем». Чиновница впоследствии исправно сообщала Дюковой информацию о планируемых аукционах, помогала исправлять ошибки в заявках и по тем или иным основаниям снимала с аукциона заявки конкурентов, утверждает Дюкова.

Следующая встреча с Коршуновым состоялась в 2015 году: тогда он предложил предпринимательнице стать единым поставщиком топлива для ФСИН. Условия были прежними — 10% от суммы контракта. Дюкова ответила, что это для ее компании невозможно.

Но предприятия Дюковой продолжали участвовать в аукционах на поставку для ФСИН другого товара — сахара. По этому поводу она общалась с Алексеевой. В 2014 году та попросила у Дюковой 2 млн руб. в долг, сославшись на материальные проблемы, заявила предпринимательница. Дюкова предложила ей оформить заем через одно из своих предприятий — «Энергоресурс». Заем был записан на сына чиновницы Павла Алексеева, утверждает Дюкова.

В течение последующих трех лет Дюкова неоднократно напоминала Алексеевой о долге; та в ответ обещала вернуть деньги, но подчеркивала, что постоянно оказывает Дюковой помощь. «Из ее слов я поняла, что возврата денег не будет, а перечисление денег якобы за заем Алексеева считает своим вознаграждением за помощь в сопровождении работы по аукционам», — заявила на допросе Дюкова. В итоге «Энергоресурс» списал сыну Алексеевой долг на основании предоставления мнимых векселей на 2,5 млн руб.

Впоследствии Алексеева потребовала у Дюковой 2 млн руб. наличными «на семейные нужды»; женщины сторговались на 1,5 млн. Алексеева, со слов Дюковой, потратила средства на покупку автомобиля для дочери.

"Она просила мангал"

Бывший замдиректора ФСИН не признает вину. «Понимая обвинение по форме, я считаю его абсолютно абсурдным и несостоятельным по существу», — заявил Коршунов в ходе допроса в июле, указав на хронологические нестыковки и противоречия в доказательствах следствия, в том числе в показаниях Дюковой.

В ходе очной ставки с Дюковой Коршунов отрицал, что когда-либо требовал у нее деньги или оказывал ей содействие. Факты встреч с предпринимательницей он подтвердил, добавив, что «на этих встречах мы говорили не только о том, о чем говорит Дюкова». «Я помню, что Дюкова ко мне приезжала, чтобы я ей сделал ряд подарков от ФСИН, в том числе она просила мангал. Какие-то подарки ей делал», — рассказал Коршунов.

Дюкова оговорила Коршунова под давлением оперативников управления М ФСБ (контрразведка в правоохранительных органах), заявил в беседе с РБК адвокат Коршунова Александр Линников. По его словам, Дюкова «пошла на выдумку сомнительных показаний исключительно в обмен на освобождение из СИЗО». «Теперь Дюковой можно только посочувствовать. Ей пришлось без всяких причин провести несколько месяцев в тюрьме, пока она не согласилась на сотрудничество со следствием», — заявил адвокат. Своего доверителя он называет «жертвой оговора и произвола спецслужб», а уголовные дела в отношении него — «фальсификацией, основанной на ложных показаниях, домыслах и подтасовках».

Другая обвиняемая, Алексеева, в ходе допросов и очной ставки с Дюковой воспользовалась правом не свидетельствовать против себя согласно ст. 51 Конституции.

Адвокат Алексеевой Евгений Шустров не ответил на звонки РБК.


***
Оригинал этого материала
© ИА "РБК", 30.10.2018, Исправительно-трудовая десятина, Фото: ТАСС

Фигурант дела об откатах во ФСИН рассказала о подарках банкиру Ананьеву

Маргарита Алехина

Compromat.Ru
Дмитрий Ананьев
Экс-совладелец Промсвязьбанка Дмитрий Ананьев лично согласовал выдачу кредита, который позволил предпринимательнице Марине Дюковой поставить 7,5 тыс. т сахара для ФСИН. В подтверждение связи с Дюковой замглавы федеральной службы Олег Коршунов передал через нее Ананьеву банку меда и календарь. Об этом говорится в протоколах допросов Дюковой по делу о растрате. Материалы дела изучил РБК.

После заключения контракта на поставку сахара Коршунов вымогал у Дюковой откат в 20 млн руб., утверждает обвиняемая. По ее словам, однажды Коршунов без приглашения приплыл на гидроцикле в подмосковный яхт-центр на день рождения ее дочери, чтобы потребовать деньги.

Не дождавшись оплаты, Коршунов в счет отката вынуждал Дюкову решить проблемы банка «Жилкредит», которым владела его приятельница Анна Рибицкая, утверждает Дюкова.

Сахарный контракт

К осени 2015 года Дюкова уже более двух лет сотрудничала со ФСИН и имела коррупционные отношения с подчиненными Коршунова, следует из ее показаний. В этот период она решила принять участие в аукционе на поставку сахара для нужд ФСИН.

Коршунов рассчитывал закупить сахар у одного из крупнейших производителей компании «Продимекс» Игоря Худокормова, полагает Дюкова. Так, она знала, что подчиненные Коршунова получили от него указание «связаться с Масловым» по поводу сахара; имелся в виду Сергей Маслов — коммерческий директор «Продимекса». Дюкова понимала, что конкурировать с производителем сахара невозможно; она добилась встречи с топ-менеджерами «Продимекса» и попросила не участвовать в аукционе для ФСИН, а вместо этого поставить сахар ее компании «Энергоресурс», чтобы она, в свою очередь, приняла участие в торгах.

Дюкова договорилась с руководителем отдела гособоронзаказа Светланой Алексеевой, что ФСИН России создаст ей «условия для победы, а также формирует цену контракта выше среднерыночной», следует из ее показаний. Взамен она была готова отдать Алексеевой и Коршунову половину будущей прибыли.

Торги шли в напряженной обстановке. Результат первого аукциона был оспорен в ФАС, заключить контракт до окончания финансового года не удалось. Коршунов, недовольный участием Дюковой в аукционе, обвинял ее в срыве торгов, утверждает она в показаниях. В начале следующего года условия поставки ужесточились: объем был увеличен с 4 тыс. до 7,5 тыс. т, а срок не должен был превышать 20 дней.

В итоге «Энергоресурс» выиграл торги, но конечная цена контракта (419 млн руб.) оказалась существенно ниже изначальной — на 13,5%.

Мед как гарантия

Чтобы исполнить контракт, Дюкова взяла кредит в Промсвязьбанке. Для этого она беседовала с Дмитрием Ананьевым, который тогда был совладельцем банка. Банкир поинтересовался, знает ли Дюкова кого-нибудь из руководства ФСИН. Она без конкретики ответила, что знает. Позднее о разговоре с Ананьевым Дюкова сообщила Коршунову, и тот через нее отправил банкиру пакет с банкой меда в подарочной упаковке ФСИН России и настенный календарь с символикой службы. Получив сувениры, Ананьев согласовал кредит, следует из показаний Дюковой.

«Данная информация является бредом. Иными словами, она не соответствует действительности», — передал РБК слова Ананьева его представитель. Банкир не был допрошен по делу: в конце 2017 года стало известно, что он покинул Россию после введения временной администрации в Промсвязьбанке.

Коршунов в ходе очной ставки с Дюковой указывал, что Ананьеву вряд ли могло потребоваться подтверждение связи Дюковой с руководством ФСИН. Дело в том, что начальником службы безопасности Промсвязьбанка, со слов Коршунова, работал выходец из управления собственной безопасности (УСБ) ФСИН — следовательно, о связях Дюковой в банке и так знали.

Гость на гидроцикле

«Контракт я подписал, не подведите с поставками, условия ты знаешь», — сказал Коршунов Дюковой, позвонив ей в мае 2016 года, следует из ее показаний. Замглавы ФСИН имел в виду традиционный откат в 10%, следует из слов Дюковой. В ходе личной встречи предпринимательница, по ее словам, добилась от Коршунова снижения суммы до 5% и, таким образом, оказалась должна чиновнику 20 млн руб.

«В середине июля я уехала в отпуск, а затем обратилась к Коршунову с просьбой помочь организовать аренду яхты для празднования дня рождения моей старшей дочери в клубе «Нептун». Он помог и дал контактные телефоны. Я вернулась в Москву 5 августа, а 6 августа во время празднования дня рождения дочери он неожиданно для меня подъехал на своем скутере и опять завел разговор о деньгах за контракт по сахару», — рассказала Дюкова следователю.

Коршунову она ответила, что только вернулась из отпуска, не вполне владеет информацией и не может оценить прибыль от поставки сахара, поскольку еще не все подрядчики выставили ей счет. «Я всячески пыталась уйти от этого разговора. Сказала, что это не место и не время для таких разговоров, — добавила Дюкова. — Коршунов вышел и уехал на гидроцикле».

В ходе очной ставки с Дюковой Коршунов подтвердил, что 6 августа 2016 года ненадолго заехал на праздник в яхт-центре. Однако целью Коршунова было лишь поздравить дочь предпринимательницы, заявил он.

Яхта "Коршун" и танкер "Александр Невский"

После этого Коршунов еще несколько раз вызывал Дюкову на встречи, чтобы потребовать долг. Во время одной из таких встреч Коршунов, со слов Дюковой, предложил ей приобрести у него яхту (снимки судна под названием «Коршун» есть в материалах дела, с которыми ознакомился РБК). «По поводу яхты я ответила уклончиво, при этом ничего приобретать у него не собиралась», — сказано в показаниях Дюковой.

Тогда же Коршунов рассказал ей, что у их общей давней знакомой, владелицы банка «Жилкредит» Анны Рибицкой, возникли проблемы, и попросил Дюкову помочь. Оказалось, что на балансе «Жилкредита» есть непрофильный актив — танкер «Александр Невский». Банк должен был реализовать его до конца 2016 года. Рибицкая просила Дюкову найти покупателя, пообещав комиссию за услуги.

Дюкова искала потенциальных покупателей, однако продать танкер вовремя не удалось. В январе 2017 года «Жилкредит» получил предписание ЦБ об ограничении деятельности. Рибицкая попросила Дюкову о срочной встрече в кафе и предложила, чтобы одна из компаний Дюковой фиктивно купила танкер, заплатив банку аванс в 20 млн руб. Сделка должна была быть номинальной, и предполагалось, что аванс будет возвращен. Но вернуть его Рибицкая предлагала не Дюковой, а Коршунову.

Дюкова настаивала, что обсуждать возврат долга будет только лично с Коршуновым. В это время в кафе вошел Коршунов. Рибицкая посетовала, что у Дюковой, похоже, нет денег. «Коршунов спросил: совсем нет? Я ответила, что совсем нет. Коршунов спросил, где деньги за сахарный контракт. Я ответила, что мы рассчитались с кредиторами», — говорится в ее показаниях.

Коршунов напомнил предпринимательнице, что она заключала со ФСИН и другие контракты — о поставках топлива, откат за них она не заплатила. «Я сказала, что по ГСМ сотрудники компании работали 24 часа в сутки и доход настолько мал, что все деньги пошли на затраты компании. А учитывая тон его высказываний, отчитываться за деньги и отдавать ему их я не буду», — рассказала Дюкова.

Ситуацию с танкером «Александр Невский» описал следствию предприниматель Дмитрий Умнов — он был учредителем нескольких компаний, получавших займы в «Жилкредите». По делу Коршунова его допросили как свидетеля.
Когда в 2016 году у компаний Умнова образовалась задолженность перед «Жилкредитом», ему назначили встречу «несколько мужчин кавказской национальности», которые представились соучредителями банка. В качестве схемы закрытия кредита они предложили передачу банку танкера, который тогда назывался «ТЭС 1» и стоял на балансе одной из компаний-должников.
Умнов возразил, что стоимость танкера превышает задолженность по кредитам. Мужчины ответили, что в обмен на танкер готовы не только списать долг, но и посодействовать в закрытии задолженности компаний Умнова и перед другим банком — МКБ. Умнов поверил. Однако с долгами перед МКБ ему, по его словам, никто так и не помог, а танкера он лишился. По его мнению, Рибицкая поступила с его компаниями «нечестно», и после этого он с ней «поссорился».​
Вопросы погашения долга перед «Жилкредитом» с Умновым, по его словам, обсуждал и Коршунов. Одна из встреч с ним (в августе 2014 года в кафе «Академия») запомнилась свидетелю тем, что чиновник подъехал к заведению на мотоцикле Harley Davidson и «сказал, что если бы [Умнов] не шалил, то есть не допускал задолженности перед «Жилкредитом», то он бы, дословно, «допустил [его] к телу» — обеспечил бы его компании госконтрактами.
«Также [Коршунов] мне в шутку сказал, что если я буду шалить, то окажусь у него, то есть в одном из учреждений ФСИН России», — рассказал Умнов на допросе.

"Нечем людей стимулировать"

В декабре 2016 года Коршунов написал Дюковой несколько СМС о том, что ее фирмой интересуется ФСБ, и посоветовал удалить информацию с компьютера. Как следует из ее показаний, на последовавшей за этим встрече он вновь потребовал откат. Дюкова снова отказалась, ​а через несколько дней «Энергоресурс» получил претензию от ФСИН за несоблюдение сроков поставки. Служба требовала с компании пени на сумму порядка 16 млн руб.

Вопрос с оплатой пени Дюкова закрыла после встречи в ресторане с подчиненной Коршунова Светланой Алексеевой, говорится в показаниях предпринимательницы. «Алексеева мне сказала, что знает, как ситуацию исправить. Также она сказала, что у нее нет даже денег на новогодние подарки и ей нечем людей стимулировать». После этого Дюкова достала из сумки 500 тыс. руб. наличными. Вскоре неустойка была списана. Откат в 20 млн руб. Коршунову Дюкова так и не заплатила.

Другие материалы раздела:
Расхититель бюджета Коршунов
Коршунов "обул" на 90 млн руб.
Десятина Коршунова
Приговор Арутюняну – 3,5 года
Дело о крымском СИЗО
Ответ Андрея Угланова

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru