Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", 06.10.2011, Фото: via "Коммерсант", "ИТАР-ТАСС"

Хоть стреляйся!

Как Михаил Мишустин, Рашид Нургалиев, Андрей Хорев и Иван Глухов пытались отмазать "черного кассира" Максима Каганского, кому и сколько они предлагали, что им на это сказали и что им за это будет

Дмитрий Васильчук

В ночь с пятницы 23-го на субботу 24-го сентября 2011 года бывший первый замначальника Департамента экономической безопасности МВД России генерал-майор милиции Андрей Хорев чуть не поседел. На попытке получения взятки попался ближайший человек из его окружения – Максим Каганский. Человек, который знает о Хореве все: кто ему платил, сколько и за что, кому платил Хорев, сколько и за что. Немного утешало горе-генерала то, что Максим сумел убежать при задержании, проявив недюжинную прыть и смекалку, а с полутора миллионами долларов США денег и оперативной «фальшкуклой» попались его сотрудники.

В четверг 29 сентября Пресненский районный суд арестовал Романа Емельянова Дмитрия Чуприна и Владимира Кириллова, помощника, охранника и водителя сбежавшего Максима Каганского, несмотря на то, что в период с 24 по 29 сентября глава ФНС Михаил Мишустин, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, начальник ГСУ при ГУВД по г.Москве Иван Глухов и сам Андрей Хорев предприняли чудовищные усилия, чтобы замять дело о взятке. Но дело устояло. Более того, как только оперативники ФСБ России и Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) МВД России официально расшифровали и рассекретили для приобщения к уголовному делу данные прослушки и наблюдения, в отношении следователя Нелли Дмитриевой дополнительно возбудили уголовное дело о взятке. Следователя задержали и Пресненский районный суд арестовал ее 5 октября. Итак…

"Легендарный" Максим

Максим Каганский, бывший борец с экономической преступностью МВД РФ, капитан милиции, в свои 30 лет воистину легендарная личность среди специалистов по решению проблем в высших следственных органах и оперативных службах. Он давно и близко дружит с Денисом Глуховым – сыном начальника ГСУ при ГУВД по г.Москве, с которым даже имел до своего детективного побега общий офис.
Compromat.Ru
Максим Каганский (слева) и Денис Глухов
Максим и Денис всегда были обеспеченными и никогда не жили на одну зарплату. Их часто видели в ресторанах, они вместе ездили за границу. Для того, чтобы обосновать свои многочисленные приобретения друзья однажды придумали брать кредиты в банках, принадлежащих их знакомым. Одним из таких банков был Мира-Банк, заместителем председателя которого была Анна Эткина. На полученные в кредит средства Денис Глухов со своей супругой Ольгой приобрели акции ЗАО «Вектор» (рег. номер 1-01-41678-Н), квартиру №12 в жилом комплексе «Березовая Роща» по адресу г.Видное Московской области, мкр. 6, корп. 4, Мерседес ML 350 с блатным номером М***ММ99, Мерседес GL 500 с блатным номером О***МР77, квартиру площадью 134 кв. м в жилом комплексе «Лосиный остров» компании «Донстрой» по адресу г.Москва, Погонный проезд, 1. В обеспечение выдаваемых кредитов Денис и Ольга Глуховы передали банку свои земельные участки площадью 2500 кв. м в Истринском районе Московской области №50:08:050403:0227 и 1870 кв. м в Ленинском районе Московской области №50:21:060401:0081. И это при том, что официально Денис Глухов фиктивно числился то ли в ООО «Мастер Принт XXI» с зарплатой 400 тысяч рублей в месяц, то ли в Некоммерческом партнерстве «Центр поддержки развития культуры, здоровья и массового спорта» с зарплатой 50 тысяч рублей в месяц. Причем, сумма кредита, полученного Денисом Глуховым составила всего 11 миллионов рублей, что явно не соответствует его тратам и предоставленному залогу. Такой же кредит, но на сумму 19 миллионов рублей получил в Мира-Банке Максим Каганский. Ни Денис, ни Максим в деньгах не нуждались, но им было необходимо показать источник происхождения денежных средств, вот и «прокрутили» свои же деньги через банк, то есть отмыли их. Мира-Банк для себя и Дениса Глухова подыскал именно Максим Каганский.

Интересно, что в тот же день, когда сотрудники Максима Каганского были арестованы судом, выдававшая кредит Анна Эткина была расстреляна в московском ресторане Хуторок на Ленинградском проспекте вместе со своим гражданским мужем – бывшим владельцем немецких верфей Wadan Yards Андреем Бурлаковым. Следствие конечно же считает, что это совпадение.

Известно, что на хлеб с маслом и черной икрой Максим Каганский зарабатывал посредничеством при передаче взяток за освобождение предпринимателей от уголовной ответственности. Он зарекомендовал себя честным взяточником, в отличие от многих разводил на рынке черных услуг, бравших деньги и не обеспечивавших нужного результата. Обратившись к Каганскому, клиент всегда был уверен – если Максим взялся за дело, нужный результат будет обеспечен. Неудивительно, что большинство заказов поступало Максиму на «решение вопросов» по уголовным делам, находившимся в производстве ГСУ при ГУВД по г.Москве, возглавляет которое отец Дениса Глухова – генерал-майор юстиции Иван Глухов. Впрочем, Максим лично сам был хорошо знаком с Иваном Алексеевичем и помощь его сына Максиму не очень-то и была нужна.
Compromat.Ru
Иван Глухов (слева) и Максим Каганский с супругой Анастасией
Лично зная некоторых следователей управления, начальников отделов и руководителей следственной части ГСУ при ГУВД г.Москвы, Максим Каганский мог решить практически любой вопрос, будь то заказное уголовное преследование или освобождение кого-нибудь от уголовной ответственности. Это может показаться дико, но следователи управления, знакомые с Максимом лично, говорили о нем как о легенде, скрывали от коллег контакты Каганского, чтобы в случае очередной задачи за её решением Максим не обратился к твоему коллеге – воистину коммерческая конкуренция в стенах следственного управления.

Само собой разумеется, что ведущие сопровождение нужного уголовного дела оперативные сотрудники всегда соглашались по просьбе их бывшего коллеги Максима Каганского поддержать следователей ГСУ при ГУВД по г.Москве даже в самых необычных решениях. Естественно, не бескорыстно.

Вокруг Каганского всегда было много женщин, и, несмотря на лишний вес, его считали привлекательным, в первую очередь, за счет харизмы. Несколько лет назад Максим познакомился с девушкой Настей, армянкой по происхождению, которая мгновенно, к удивлению многих его друзей, стала женой.
Compromat.Ru
Слева направо: Максим Каганский с супругой Анастасией, лейтенант милиции Ира Аникина — секретарь и любимая женщина Андрея Хорева
Но с 2008 года еще более близким Максиму человеком сделался первый замначальника ДЭБ МВД России генерал-майор милиции Андрей Хорев, ставший Максиму старшим братом и наставником. То, сколько мог заработать Максим Каганский закрывая уголовные дела, не шло ни в какое сравнение с его долей в доходах от деятельности группы Андрея Хорева.

"Хорек" Андрей

Андрей Хорев родился в 1972 году и на сто процентов сделал себя сам. Пройдя бесценную школу Суворовского военного училища, 23-летний Андрей пришел в 1995 году в Департамент налоговой полиции и в течение последующих 7 лет возглавлял Первое управление ГОУ ФСНП России. После расформирования ФСНП в 2003 году 31-летний Андрей Хорев устроился на работу в Госнаркоконтроль (ФСКН России), как он сам тогда выражался «пересидеть», попутно наладив отличные отношения с бывшими чекистами, которых в достатке привел с собой в ФСКН его глава Виктор Черкесов. Прослужив более 3-х лет заместителем начальника УФСКН России по г.Москве, в 2007 году Андрей Хорев перешел на работу в Департамент экономической безопасности МВД России, собрав вокруг себя команду энергичных и преданных людей. Здесь Хорев быстро понравился начальнику ДЭБа Евгению Школову и зарекомендовал себя так, что когда через несколько месяцев из ДЭБа со скандалом уволился первый замначальника Константин Пирцхалава, Евгений Школов, ставший к тому времени уже заместителем министра, предложил место первого зама Андрею Хореву.

Максим Каганский тогда достался Андрею Хореву как бы «в наследство» от Константина Пирцхалавы. Максим понравился Хореву своей основательностью, внушавшей доверие и уверенность.
Compromat.Ru
Андрей Хорев и Максим Каганский (справа)
На тот момент в сферу интересов Андрея Хорева входили контрабанда, незаконная банковская деятельность и воровство бюджетных средств. Все, кто совершал эти виды преступлений в значительном объеме в России так или иначе платили Андрею Хореву за невмешательство милиции и общее покровительство. Получаемые деньги, объем которых порой доходил до нескольких десятков миллионов долларов США наличными в месяц, нужно было где-то хранить, распределять среди сотрудников ДЭБа, отсылать часть в ФСБ России и УФСБ по г.Москве и Московской области, в ДСБ и ДКО МВД России. А кроме того, деньги нужно было как-то отмывать, покупать на них активы, в том числе зарубежные, да и просто вести учет всей этой черной бухгалтерии. В одной только структуре ДЭБа своя доля в доходах была у помощника руководителя по кадровой работе Игоря Яковлева, начальников подконтрольных Андрею Хореву оперативно-розыскных бюро, их заместителей, начальников отделов и нескольких доверенных оперативных сотрудников. В конце концов, почти вся эта работа легла на Максима Каганского.

Система работала по иерархическому принципу: Максим Каганский передавал, к примеру, начальнику ОРБ №7 Владимиру Скворцову причитающуюся ему часть отката, взятки или похищенного из бюджета. Тот, в свою очередь, делился со своими замами, которые участвовали в конкретной операции. Помимо этого, Максим передавал соответствующую долю начальнику какого-нибудь отдела, например начальнику отдела №5 ОРБ №7 Дамиру Фейзулину, который, уже, если считал нужным, делился со своими сотрудниками – операми. А иногда, мог просто их всех в ресторан отвести. Свою часть Максим отправлял в управление «М» ФСБ России, которое закрывало глаза на деятельность офицеров ДЭБа по крышеванию преступного бизнеса, заместителю начальника управления Владимиру Максименко, в Первую службу управления, курирующую центральный аппарат МВД Александру Филину. Долю, причитающуюся Управлению собственной безопасности (Девятому управлению) ФСБ России, крышевавшему сотрудников управления «М» ФСБ России, Андрей Хорев всегда передавал сам.

Кроме обязанностей черного кассира, Максим Каганский любезно помогал своему шефу тайно покупать различное имущество. Нет, конечно, кольцо «Графф» для любовницы Хорев мог купить и сам. Но вот с недвижимостью это оказалось проблематично. Будучи госслужащим, Андрей Хорев был обязан отчитываться обо всем, что принадлежит ему и его семье. Чтобы обойти это, Максим Каганский начал оформлять все приобретения шефа на имя своей жены – Насти Каганской. Так, например, были куплены 0,5 Га земли в Конаковском районе Тверской области на берегу Волги, 3 участка по 15 соток в Истринском районе Московской области, 1 га в Смоленской области, 0,5 га в Туапсинском районе на горе в Краснодарском крае. Причем часть этих активов, предположительно, покупалась для коллег Андрея Хорева из числа сотрудников ФСБ, поговаривают, даже, что для руководства УСБ ФСБ России. А вот две любимые русскими туристами гостиницы в Черногории возле острова Сан-Стефан «Романов» и «Азимут» Андрей Хорев купил и оформил напрямую на свою жену – Надежду по договору купли-продажи от 20 декабря 2009 года, заплатив со своего счета в Цюрихе 2 млн евро и еще 4,5 млн евро предстоит заплатить в рассрочку в течение 4-х лет. Для спокойствия Настя Каганская выдала доверенность на право распоряжения всем своим имуществом на имя Андрея Хорева и эту доверенность нашли в ходе обыска в загородном доме у Максима Каганского по адресу д. Пирогово, ул. Полевая, д. 11. А в ходе обыска в квартире у Каганских по адресу ул. Климашкина, 19 было обнаружено столько пустых сейфов, что можно было одновременно хранить до ста миллионов долларов США наличными. И вот почему.

В апреле 2009 года новым главой ФНС России был назначен Михаил Мишустин, который поставил возмещение НДС, а по-честному воровство из бюджета под видом возмещения, на поток. Ставки откатов за выплаты из бюджета возросли в ФНС до 70% и весь процесс стал централизованно управляться из центрального аппарата ФНС России. Андрей Хорев как явление был нужен Михаилу Мишустину не меньше, чем сам Михаил Мишустин был нужен Андрею Хореву, и эти двое сразу быстро сошлись. Но далеко не все устойчивые группы мошенников, исторически работавшие с Андреем Хоревым, могли сразу и быстро найти выход на окружение Михаила Мишустина. Поскольку ставка отката за возмещение была в общем-то стандартной: 50% возмещения – в ФНС (в этой же сумме 1-3% отката в Федеральное казначейство), 10% - в ДЭБ МВД и 10% в ФСБ России и УФСБ по Москве и Московской области, оплату принимал и Хорев. После этого нагрузка Максима Каганского выросла за счет средств, которые надо было учитывать и пересылать в ФНС России и УФНС по г.Москве. Сам Михаил Мишустин денег никогда официально не брал, а его долю принимали у Каганского либо его друг Александр Удодов, либо кто-то из доверенных заместителей – Сергей Аракелов, Игорь Шевченко или Светлана Андрющенко. В УФНС по г.Москве деньги пересылались заместителям руководителя Ольге Черничук или Ирине Платовой, а те уже делились, если считали нужным, с начальниками территориальных инспекций. На своем ФНСном жаргоне это называется «распределяли по номерам».

Вообще Михаил Мишустин помогал Андрею Хореву как мог. В конце 2010 года, когда деятельность Хорева по своей наглости превысила все возможные границы, Евгений Школов прямо и без обиняков предложил Андрею написать рапорт об отставке. Услышав это, Андрей Хорев также прямо сказал: «Евгений Михайлович, я не буду писать рапорт», после чего пошел порочить своего шефа в прессе и среди общих знакомых. И главным союзником Хорева в этой борьбе стал Михаил Мишустин.

"Армянин на бюджете"

Compromat.Ru
Михаил Мишустин
Этнический армянин Михаил Мишустин вряд ли мог бы сам добиться высокого поста в правительстве, если бы не глава Объединенной Финансовой Группы (UFG) ныне покойный Борис Федоров, который в конце 90-х сделал из торговавшего компьютерами Михаила Мишустина заместителя руководителя Госналогслужбы по вопросам информатизации и переоснащения компьютерного парка, а затем и обеспечил благосклонное к нему отношение Германа Грефа и Алексея Кудрина.

Но с Сергеем Нарышкиным, ставшим впоследствии главой президентской администрации, Михаил Мишустин сошелся сам. У главного налоговика страны есть два очень важных качества. Во-первых, он игрок по натуре, он не статист. Благодаря этому, он не боится рисковать, блефовать, предлагать. Во-вторых, он очень умен и расчетлив. Мишустин четко планирует, как добиться той или иной цели и планомерно идет к ней. Понимая, что Сергей Нарышкин действительно близок к Путину, Мишустин постоянно вкладывал в Нарышкина свое внимание. То организует поездку в Дубаи в составе делегации, которую конечно же возглавляет Сергей Нарышкин, то пригласит его возглавить попечительский совет восстановления какого-нибудь древнего монастыря или храма, то позовет его на хоккей играть в одной пятерке вместе с чемпионами НХЛ. Делая вид, что уважает, Мишустин все время заигрывает. Вообще, тема хоккея оказалась очень выигрышной. Она периодическая и неисчерпаемая. Опять же, министр Нургалиев в хоккей очень любит играть… Каждый, кто видел откровенно толстого, неуклюжего Михаила Мишустина на хоккейном льду первый раз удивлялся, что этот человек с одышкой и плохими физическими данными вообще тут делает? Ответ очень прост: общается. Он, как бы, в команде, он объединяет людей, но только, назойливо как-то.

И вот, когда в начале 2009 года министру финансов Алексею Кудрину нужно было найти нового главу ФНС на смену Сердюкову, его выбор пал на Михаила Мишустина, и тот был назначен руководителем налоговой службы практически «на безрыбье», за неимением других кандидатов. Мишустин сразу же льстиво повесил на главную страницу сайта ФНС фото Алексея Кудрина с каким-то высказыванием по поводу налоговой службы, стал обращаться к Кудрину «Лёша» и рассказывать всем, что он теперь – человек Кудрина! Нарышкин не обижался и дружить с Мишустиным продолжил. На прошлой неделе, правда, лицо отставленного Кудрина с сайта сняли, заменив его на лицо Путина с ничего не значащим высказыванием уже председателя правительства о ФНС. Это-то и понятно, не вешать же физиономию и.о. министра Антона Силуанова, лучше уже сразу на Путина замахнуться!
Compromat.Ru
Слева направо: Алексей Кудрин, Михаил Мишустин и Сергей Нарышкин
В своей деятельности Михаил Мишустин сразу сделал ставку на Андрея Хорева, который должен был обеспечивать через доверенные подразделения комфортное сопровождение налоговых проверок, проводимых по откровенно липовым документам, дожидаясь фактической выдачи денег из бюджета, после чего возбуждалось уголовное дело по факту мошенничества, которое расследовалось в «контролируемом режиме», а крайним за выплату мошенникам из бюджета делался бы персонал налоговой инспекции. Находясь «на крючке» под страхом расследования уголовного дела, низовые сотрудники должны были продолжать выдавать деньги по фальшивым документам и, в конце концов, должны были быть осуждены за должностные преступления. В принципе, такая схема отлично сработала, если бы не несколько начальников инспекций, решивших одним в пучину уголовного дела не идти и давших показания еще и на таких типичных представителей мишустинской команды, как Ольга Черничук, Ольга Махалова, а также ответственного за крышевание НДС у Андрея Хорева – Дамира Фейзулина. Черничук и Фейзулин за решетку не попали, отделавшись увольнением, а Махалова и вовсе была всего лишь переведена из УФНС по г.Москве, возглавив территориальную инспекцию №48, где с утроенной энергией продолжила штамповать решения о выплате липового НДС мошенникам. Удивительно, но Мишустину никто даже не попенял на темные дела с НДС, а вот положение Андрея Хорева пошатнулось после скандала с подчиненным.

Как спасали Хорева

Compromat.Ru
Рашид Нургалиев
Еще в 2010 году Михаил Мишустин наладил Андрею Хореву хорошие отношения с министром Нургалиевым. С просьбой об этом Мишустин обратился к руководителю администрации президента Сергею Нарышкину. План «порабощения» Нургалиева был прост и гениален. Андрей Хорев после очередной порции компромата о нем в СМИ написал рапорт на имя министра Нургалиева об увольнении, дескать, за всю милицию обидно, клевещут, и сразу же взял себе больничный. В свою очередь, Сергей Нарышкин после очередного заседания Совета безопасности попросил Рашида Нургалиева зайти к себе в кабинет, где прямо с порога объявил вот есть такой генерал МВД Андрей Хорев, очень достойный человек, пользуется доверием В.В.Путина и близких ему людей (к которым, безусловно, относится и сам Сергей Нарышкин), оклеветан врагами и вынужден был написать рапорт об отставке, после чего потребовал от Нургалиева немедленного решения по рапорту. Нургалиев после такого отказался отправлять Хорева в отставку. А дальше для Мишустина было уже делом техники заманить Нургалиева на хоккей, переговорить с ним в раздевалке, завоевать его доверие и перевести отношения в дружеско-панибратские, а чуть погодя – и в денежно-деловые. Так, благодаря Мишустину, Хорев сблизился с Нургалиевым, а впоследствии через него – с его заместителем Александром Смирным, крестным отцом т.н. «омской группировки», наводнившим в ходе переаттестации 2011 года выходцами из Омска огромное количество руководящих постов в МВД, а с помощью Сергея Нарышкина и со сменившим Евгения Школова на должности заместителя министра внутренних дел Игорем Алешиным.

Еще в начале 2011 года Хорев сумел заручиться личной поддержкой Аркадия Ротенберга, который, во время очередной встречи с Путиным прямо сказал: вот есть перспективный генерал МВД, хороший парень, в бизнесе помогает, считаю возможным доверить ему продолжить службу в органах МВД. Эту рекомендацию Путин решил обсудить с Евгением Школовым, который, оскорбленный отказом возгордившегося Хорева уйти в отставку, честно сказал председателю правительства, что хотя доказанных сигналов из ФСБ и ДСБ не поступает (что и странно!), все считают Хорева казнокрадом, крышевателем преступников и в МВД ему не место.

Спор Хорева и Школова разрешился сам собой – через некоторое время после этого разговора, президент Медведев уволил сразу всех заместителей министра внутренних дел, связанных в прошлом с Владимиром Путиным, включая и Евгения Школова. После этого, Хорев уже видел себя начальником нового ДЭБа – ГУ экономической безопасности и противодействия коррупции, тем более, что аттестационную комиссию МВД возглавлял лично Сергей Нарышкин, который и готовил проекты всех указов президента. Но кто бы что не говорил, а президент у нас пока – Дмитрий Медведев, и он решил по-другому. Новым начальником ГУ МВД РФ по экономической безопасности был назначен другой молодой генерал МВД Денис Сугробов, возглавлявший до этого ОРБ №10 ДЭБа, а Андрея Хорева даже не выносили на аттестацию и уволили из МВД.

Андрей Хорев перенес удар стоически. Поехал отдыхать на море, взяв с собой теперь уже тоже бывшего своего секретаря, а по-совместительству – эффектную и любимую женщину лейтенанта милиции Иру Аникину. Погостив на лодках у нескольких олигархов, вроде Искандера Махмудова, Андрей Хорев вернулся и в прекрасном настроении принялся за прежнее крышевание бизнеса, но уже в статусе серого кардинала, не обремененного обязанностями офицера и генерала МВД.

А заниматься было чем! Из назначенных на руководящие посты в ГУ экономической безопасности и противодействия коррупции, абсолютное большинство – доверенные лица Андрея Хорева, либо ставленники связки Нургалиев-Смирный-Алешин, которая крепко-накрепко связана с Андреем Хоревым. Всех неугодных себе Хорев просто уволил, организовав отклонение их кандидатуры своим доверенным лицом – помощником руководителя ГУ по кадровой работе.

Контрабанду вообще перестали контролировать в связи с объявленной президентом предстоящей декриминализацией этой статьи, объем возмещаемого мошенникам НДС увеличился в разы: только каждая из московских инспекций №№1, 2, 5, 9, 10, 48 стали возмещать по 1 миллиарду рублей в месяц, обнальные площадки работают исправно. В общем, перефразируя известную рекламу, «преступности нет – а денежки идут!»

Но тут происходит такое Чрезвычайное Происшествие, которое не укладывается в рамки понимания Андрея Хорева: помощников Максима Каганского задерживают при передаче полутора миллионов долларов США взятки, за которую Максим Каганский договорился освободить фигуранта уголовного дела от ответственность. Каким-то непонятным оперативным чутьем Максим успевает убежать от оперативников ФСБ, пытавшихся его задержать и тут же связался с Андреем Хоревым.

Если только на секунду предположить, что Максим Каганский окажется в цепких оковах следственного изолятора «Лефортово», сомнительными представляются не только карьера и репутация министра Нургалиева, начальника ГСУ при ГУ МВД РФ по г.Москве Глухова, самого Андрея Хорева, а также Михаила Мишустина и еще пары десятков руководителей из ФНС разного ранга, но и их свобода.

Спасти капитана Максима!

Перепугавшись не на шутку, на решающую битву Андрей Хорев и Михаил Мишустин подняли все имеющиеся ресурсы. Первым делом Мишустин попытался добиться поддержки у Сергея Нарышкина, но тот аккуратно с темы соскочил, предчувствуя нешуточную грязь, в которую его втягивает друг.

Следующий шаг был за Андреем Хоревым. Он поступил как настоящий предсказуемый оперативник – отправил посредника договариваться со следователем и прокурором. Посредником тем оказался Иван Глухов, понимающий, что и он и его сын Денис как нельзя лучше иллюстрируют сращивание криминала со властью, учитывая то, сколь близкие отношения связывали их с Максимом Каганским. Поскольку Глухов был лично знаком с надзирающим за следствием заместителем прокурора Москвы Борисом Марковым, то отправился Иван Алексеевич прямо к нему и сразу, без обиняков и с порога предложил: возбуждено, мол, дело, задержаны люди, может пострадать сын, для меня, дескать, это – святое; негодяи предлагали взятку в размере 1,5 миллионов долларов США; вот тебе прямо сейчас 15 миллионов долларов – прими решение о незаконности возбуждения хотя бы на несколько дней, чтобы задержанных освободили и они могли скрыться.

Как ни крути, а 15 000 000 долларов – это пятнадцать миллионов долларов. Даже если Борис Марков поделится со всеми, он за всю свою работу в прокуратуре Москвы может столько не получить. А тут сразу. И делать почти ничего не надо. Так, в очередной раз опустить следователей Следственного комитета, не умеющих кодекс читать и дела возбуждать.

И вот, во время заседания в Пресненском суде г.Москвы в понедельник, спустя два дня после задержания, прокурор Пчелкин, накрученный Борисом Марковым, отказывается поддержать ходатайство следователя об аресте взяткополучателей, заявляет о незаконности возбуждения и просит дополнительно у судьи 72 часа на представление официальной позиции Прокуратуры г.Москвы. После чего, во вторник получает от ГСУ Следственного комитета России по г.Москве материалы возбужденного дела, готовит разгромное заключение о незаконности возбуждения уголовного дела и кладет его на стол своему шефу – Борису Маркову. Когда в среду об этом становиться известно Генеральному прокурору Юрию Чайке он, по слухам, высказался нецензурно и столь крепко, что никакие миллионы не могли сравниться для Бориса Маркова с гневом своего начальника. И заместитель прокурора Москвы меняет тактику. Его новая идея – с делом разобрались, возбуждено законно, Каганский – негодяй, будем его искать, но задержанные– не имеют к взятке никакого отношения, поэтому – их надо отпустить. На первый взгляд, позиция взвешенная. Однако следователь резонно возразил: что это за случайные люди, которых отправили получить полтора миллиона долларов США на встречу к человеку, соблюдающему меры конспирации. И предположил, что заместитель прокурора Москвы Борис Марков не сам придумал отпустить задержанных, потому что, видимо, уж очень им доверял Максим Каганский. После второго полоскания мозгов со стороны Юрия Чайки, прокуратура Москвы сдалась и больше уже не возражала.

Не унывая, Иван Глухов по-свойски предложил ту же сумму начальнику Главного следственного управления Следственного комитета России по г.Москве Вадиму Яковенко на этот раз предложив за 15 миллионов долларов США вообще сущий пустяк: просто ничего не делать в течение одного месяца. Не закрывать дело, не освобождать людей, а просто подождать месяц. Например, отправить следователя в командировку, загрузить его срочной работой, в конце концов, заставить уйти на больничный. Нужна была простая передышка. Надо отдать должное Вадиму Яковенко, это щедрое предложение он даже не стал обсуждать.

Но Иван Глухов и миллионы долларов были не главным козырем Андрея Хорева, и самую деликатную миссию он возложил на своего давнего и надежного товарища – первого заместителя начальника Управления «М» ФСБ России Владимира Максименко, работавшего до 2010 года главой собственной безопасности Следственного комитета и знающего там практически всех.

Максименко сразу понял, чем грозит уголовное дело в отношении такого человека, как Максим Каганский, причем и для самого высокопоставленного офицера тоже, и провел в течение воскресенья–понедельника такую разъяснительную работу, что у главы ведомства Александра Бастрыкина не осталось никаких сомнений в самоуправстве московских следователей и фальсификации дела. Расчет был прост: нужно добиться формального изъятия дела из производства московских следователей, чтобы выгадать время, а затем и развалить дело.

Но прежде чем изымать дело, Александр Бастрыкин решил сам переговорить с Вадимом Яковенко. Результаты разговора его столь удивили, что он решил вообще не вмешивать в ход расследования, опасаясь, что и его втягивают в какую-то грязь.

Тем не менее, усилия Владимира Максименко принесли свои плоды, и о самом факте возбуждения дела вообще никто не узнал. Информационное управление Следственного комитета просто напросто отказалось подтверждать журналистам даже сам факт возбуждения какого-либо уголовного дела, не говоря уже о каких-либо комментариях. Расчет был прост: если пресса о деле не напишет, то через некоторое время оно может затухнуть само. В целом, расчет мог бы и оправдаться, если бы в будущем не была задержана и сама следователь Нелли Дмитриева, лично общавшаяся с Максимом Каганским и согласившаяся выполнить требуемые действия за взятку.

Последний и самый серьезный шаг сделал Михаил Мишустин. Он пришел к министру Нургалиеву и попросил его так запугать оперативников МВД, сопровождающих уголовное дело, чтобы они помогли его развалить. Министр тоже сразу понял, что друзьям нужно помогать, и, призвав в помощники своего заместителя Игоря Алешина принялся издеваться над начальником ГУ экономической безопасности и противодействия коррупции Денисом Сугробовым. Причем, во время словесного избиения, Михаил Мишустин стоял рядом с министром и участвовал в «разговоре». Самый убойный аргумент, который привел Рашид Нургалиев приказывая и умоляя Дениса Сугробова помочь развалить дело, звучал воистину комично: «Ты что, Денис, хочешь меня с ФНС поссорить, ты разве не знаешь, к чему приведет расследование!» Но как бы юн и неопытен не был Денис Сугробов, он своего начальника в преступном приказе не поддержал.

Так Мишустин, Нургалиев, Хорев, Глухов остались ни с чем. А точнее, с уголовным делом, которое, очевидно, может поставить крест на карьере каждого из них. Если только ничего страшного не случится с Максимом Каганским.

Что должен был бы сделать офицер МВД на месте этих товарищей – ясно каждому подростку. Кстати, и у Мишустина есть наградное оружие, которое можно применить и по делу.

Но со времен Бориса Пуго настоящих Мужчин среди офицеров МВД, видимо, не осталось.
Compromat.Ru
Андрей Хорев (в центре) и Денис Глухов (справа)





Наверх

Другие материалы раздела:

Счастливые месяцы Мишустина
Ответ банка "Славия"
ФНС и 10 млрд НДС
Новые методы воровства НДС
Ворует на компьютерах
Мишустин и Каганский
ФНС в деле "Башнефти"
Распил денег для Крыма +
Гаджиев Мансур-"33 процента"
Путин попался на взятке
Обыски у Ольги Черничук
ФНС прикрыла VIP-должников
ФНС и воровство НДС +

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+