Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© solomin, 28.03.2017, Фото: rcca.com.ru

Подсел на химию

Выходец из "Энергострима" Владимир Кузнецов пытается вернуть контроль над волгоградским "Химпромом"

Святослав Кавалин

Compromat.Ru
Владимир Кузнецов
В феврале этого года газета «Коммерсант» сообщила, что правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении бывшего конкурсного управляющего волгоградского «Химпрома» Александра Иванова. Спустя месяц в СМИ появилась информация, что при преемнике Иванова, теперь уже тоже бывшем — Анатолии Баранове — у «Химпрома» похитили несколько сотен баллонов с остаточном хлором. Ни руководство завода, ни правоохранительные органы пока не могут сказать, что стало с 3 тоннами особо опасного отравляющего вещества, каковым и является хлор.

На первый взгляд, никакой прямой связи между двумя ситуациями нет. Однако на самом деле, и Иванов, и Баранов — всего лишь звенья, винтики в криминально-коррупционной системе, которая функционировала на «Химпроме» до февраля 2017 года. Создателем и непосредственным руководителем этой системы является бывший главный юрист скандально известного «Энергострима» Владимир Кузнецов.

Школа жизни

Название «Энергострим» в истории российского бизнеса стало таким же нарицательным, как «Энрон» в Америке. Бизнес-модель «Энергострима» отличалась простотой и эффективностью. Холдинг скупал или получал иным способом пакеты акций в региональных энергосбытах, достаточные для перехвата оперативного управления. Затем вся выручка региональных «дочек» от продажи электроэнергии выводилась в офшоры. Одновременно на них брались банковские кредиты — в общей сложности примерно на 1 млрд долларов.

Наглость и цинизм, с которыми происходило воровство в «Энергостриме», впечатляли даже тех, кто по роду своих занятий повидал всякое и не привык впечатляться. Так, Владимир Путин дважды довольно эмоционально высказывался о методах работы компании и ее бенефициаров — в 2011 и 2013 годах.

В результате экс-заместителю директора «Энергострима» Роману Михальченко было предъявлено обвинение в мошенничестве. Экс-директор «Тверьэнергосбыта» Павел Поляк был задержан спецназом ФСБ прямо в московском ресторане «Карусель». Бывший директор «Энергострима» Юрий Желябовский объявлен в международный розыск.

Владимиру Кузнецову в этом плане повезло. А ведь он два года — с 2010 по 2012 — работал заместителем гендиректора по правовому обеспечению холдинга и в этой должности отвечал за весь энергостримовский «схематоз». В списке его достижений афера, которую немецкая пресса назвала «самым громким и большим делом о банкротстве». Речь идет о немецкой энергосбытовой фирме TelDaFax, которую купил российский «Тулаэнергосбыт», подконтрольный холдингу «Энергострим». В течение нескольких лет тульская фирма выдавала займы и покупала ценные бумаги у TelDaFax, находившейся в предбанкротном состоянии. В итоге, когда общая сумма выведенных из России средств достигла 4,5 млрд рублей, TelDaFax признали несостоятельным. В сентября 2011 года по факту многомиллиардных хищений у ОАО «Тулаэнергосбыт» было возбуждено уголовное дело.

Заход на "Химпром"

Период работы в «Энергостриме» для Кузнецова стал настоящей школой жизни, привил вкус к дерзким и рискованным схемам, показал, как можно управлять ситуацией, при этом ничего не подписывая и практически не оставляя документальных следов личного участия в воровстве. К тому же в «Энергостриме» он близко сошелся с Петром Конюшенко — сначала исполнительным директором холдинга, затем гендиректором ОАО «Тверьэнергосбыт».

Новые возможности открылись для Кузнецова, когда Конюшенко стал помощником замминистра энергетики и одновременно советником председателя правления НП «Совет рынка» (площадка, объединяющая производителей и продавцов электроэнергии). В конце 2013 года Кузнецов разработал план перехвата контроля над банкротством одного из отечественных химических гигантов, построенных еще в годы сталинских пятилеток, — волгоградского «Химпрома».

После реформы РАО ЕЭС и резкого роста энерготарифов долги предприятия перед поставщиками электроэнергии стремительно накапливались. Несмотря на многомиллиардные долги «Химпрома», на начальных стадиях процедуры банкротства разрабатывались различные варианты выделения потенциально рентабельных производств и сохранения костяка трудового коллектива. Однако эти планы натолкнулись на мощное противодействие со стороны рейдерской группы во главе с Кузнецовым.

На первом этапе, действуя от имени «Волгоградэнергосбыт», они фактически парализовали текущую деятельность «Химпрома», развязав судебную войну как с предприятием, так и с его контрагентами. Кузнецов добился ареста всех счетов «Химпрома», сделав невозможным любой платеж, кроме оплаты электроэнергии. Фактически это привело к решению об остановке промышленного гиганта и увольнению его многотысячного трудового коллектива.

Затем, осенью 2014 года, активно козыряя виртуальным мандатом от Конюшенко, Кузнецов убедил кредиторов ОАО «Нижноватомэнергосбыт» поручить ему взыскание долгов компании. При этом конечной целью Кузнецова был вовсе не ННАЭС, у которого нет на балансе никаких ликвидных активов, а волгоградский «Химпром» (ННАЭС принадлежали 43% реестровой задолженности волгоградского предприятия). Так Кузнецов сумел добиться назначения новым арбитражным управляющим ННАЭС своего ставленника — Анатолия Даниленко.

Тем не менее, доли ННАЭС в реестре кредиторов «Химпрома» для перехвата контроля над предприятием не хватало. Недостающие 8% Кузнецов получил по доверенности от структур компании «Ренова» (как позднее станет очевидно, пообещав взамен щедрую компенсацию за счет имущества «Химпрома»). В начале 2015 года, собрав 51% голосов кредиторов, Кузнецов инициировал увольнение тогдашнего арбитражного управляющего предприятия и назначение на его место Александра Иванова.

Немного ада и экологический терроризм

В следующие два года процедура банкротства волгоградского «Химпрома» превратилась в едва прикрытый дербан предприятия со стороны Кузнецова и его подручных. Набор использованных ими схем был достаточно примитивен.

Денежные средства выводились через фиктивные агентские и аутсорсинговые договоры. В частности, Александр Иванов заключил агентский договор с «красноречивыми» реквизитами — «Ад-Химпром-1» — и перечислил по нему 88 млн рублей на счета ООО «ВЭБ Инжиниринг». Когда кредиторы спохватились, часть денег уже растворилась. «Адовый» договор сыграл с Ивановым злую шутку – сначала под давлением кредиторов он был вынужден уйти с должности конкурсного управляющего, а затем и вовсе стал фигурантом уголовного дела, возбужденного по ч. 1 ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве).

Тем не менее новый арбитражный управляющий — Анатолий Баранов, назначенный голосами все того же Владимира Кузнецова, продолжил дело своего предшественника. Он заключил договор на оказание услуг по взысканию дебиторской задолженности с волгоградской юридической фирмой «Юринформ», которая одно время входила в список недобросовестных поставщиков ФАС. Согласно этому договору «Юринформ» взялся взыскать порядка 1,5 млрд долга с дебиторов, получив за это щедрую комиссию в 10%, т.е. 150 млн рублей. Стоит отметить, что вся претензионная работа привлеченных юристов свелась к написанию 47 однотипных писем с требованиями погашения долга. Пока один из кредиторов волгоградского «Химпрома» добивался в суде признания договора с «Юринформом» не соответствующим требованиям Закона о банкротстве, 14 млн уже ушли со счета предприятия.

Еще 10 млн кредиторы не досчитались, благодаря договору с ЧОП «Форт-пост». На первый взгляд, привлечение к охране заводского имущества частного контрагента выглядит обосновано, ведь сохранение активов должника является прямой обязанностью арбитражного управляющего. Однако в данном случае Анатолий Баранов, очевидно, руководствовался совершенно иными соображениями. По сути, никакого усиления охраны не произошло — просто заводских вахтеров перевели в штат упомянутого выше ЧОПа. В итоге, за те же услуги «Химпром» стал платить вдвое дороже. Что касается масштабов хищений, то они только выросли — каким-то образом ворам удавалось беспрепятственно вырезать целые участки трубопроводов и незаметно вывозить тонны металлолома с территории предприятия. Любой здравомыслящий человек понимает, что сделать это без содействия самой охраны невозможно.

Не забыл Кузнецов и об ответной услуге «Ренове». С 2015 года он начал продвигать инициативу по исключению «Химпрома» из перечня стратегических предприятий. Имеющийся статус препятствовал распродаже ВОАО «Химпром» по частям. Параллельно «Ренова» лоббировала идею вывоза некоторых производственных линий волгоградского «Химпрома» на собственное одноименное и схожее по профилю предприятие — ПАО «Химпром», расположенное в Новочебоксарске. Протащить эту идею через правительство не удалось, однако Кузнецов нашел иной способ отблагодарить «Ренову» за выписанную на его имя доверенность.

В мае 2016 года между ВОАО «Химпром» и ПАО «Химпром» был заключен договор №073/29, согласно которому структура «Реновы» бралась переработать для волгоградского завода давальческое сырье — неомыляемые парафины. Сырье должно было поступить в Новочебоксарск в специальных вагонах-цистернах, принадлежавших ВОАО «Химпром». Этот подвижный состав, по условиям договора, подлежал возврату не раньше (!) 31 декабря 2017 года.

Всего до конца 2016 года в Новочебоксарск было отправлено два состава, однако, как выяснилось впоследствии, никакое давальческое сырье ПАО «Химпром» не передавалось — вагоны-цистерны были отправлены порожними. Фактически единственной задачей договора, который заключался с ПАО «Химпром» по прямому указанию Кузнецова, являлось сокрытие факта незаконной передачи вагонного состава «Ренове».

Наконец, еще одним механизмом хищений и вывода средств при Кузнецове стали договоры на утилизацию опасных веществ — благо, на химическом предприятии их хоть отбавляй. Показательный эпизод произошел с контрактом на транспортировку уже упомянутых баллонов с остаточным хлором. Договор был заключен 10 августа 2016 года с неким ЗАО «АТ-Корп». Химпром отгрузил этому контрагенту 281 баллон с почти 3 тоннами хлора. По условиям контракта, хлор надлежало передать МУП «Водоканал» в г.Волжском Волгоградской области, а баллоны и контейнеры — вернуть. Однако в результате баллоны попросту исчезли, а хлор так и не поступил к МУП «Водоканал».

Пикантность ситуации придает то, что хлор является особо опасным отравляющим веществом: в печально знаменитых химических атаках Первой мировой войны использовались именно хлористые соединения. При вдыхании они вызывают ожог легочной ткани и смерть от удушья. Попав в неумелые руки, 3 тонны хлора могут превратиться в серьезную угрозу для миллиона жителей Волгограда. Не говоря уже о перспективах использования баллонов с остаточным хлором различными террористическими и экстремистскими группировками.

Впрочем, с экологическим терроризмом подручные Кузнецова прекрасно справлялись и сами. Этой зимой рязанские активисты ОНФ обнаружили, что на территории закрытого промышленного полигона Турлатово происходил незаконный слив концентрированной серной кислоты, которую большегрузами привозили с вологоградского «Химпрома». Серьезная обеспокоенность общественных активистов объяснялась тем, что рядом с полигоном протекает река Листвянка, которая впадает в Оку. По фактам незаконного слива серной кислоты в Турлатове была проведена проверка силами рязанского УФСБ, а затем местный СКР возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 247 УК РФ («Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов»).

Сколько веревочке не виться

В декабре 2016 года арбитражный суд снял Анатолия Баранова с должности конкурсного управляющего ВОАО «Химпром» за многочисленные грубые нарушения при ведении процедуры банкротства. Через полтора месяца та же участь постигла конкурсного управляющего ННАЭС Даниленко. Для Кузнецова прозвенел первый тревожный звоночек.

20 февраля, несмотря на оголтелый прессинг и шантаж со стороны Кузнецова, который собирал у дверей арбитражного суда массовку из т.н. работников ВОАО «Химпром», новым руководителем предприятия был назначен не очередной карманный конкурсный, а независимый арбитражный управляющий. Это решение уже стало вторым тревожным звоночком.

Для Кузнецова контроль над процедурами банкротства «Химпрома» и ННАЭС стал вопросом жизни и смерти, точнее тюрьмы и воли. Только за первый месяц работы новое руководство «Химпрома» вскрыло несколько десятков эпизодов, связанных с хищениями имущества, выводом денежных средств и ненадлежащим ведением процедуры конкурсного производства. По некоторым уже возбуждены уголовные дела, по другим — правоохранительными органами проводится доследственная проверка.

Впереди — собрание кредиторов ННАЭС, на котором решается вопрос, кто станет следующим арбитражным управляющим компании вместо Даниленко. Для Кузнецова это мероприятие — буквально последний рубеж обороны. Если не пройдет его креатура — Анна Нехина — можно начинать сушить сухари и складывать в сумку спортивный костюм с теплыми носками. Пройдет — и тогда есть шанс замести следы, заблокировать работу следствия.

Поэтому накануне собрания Кузнецов активно обрабатывает кредиторов ННАЭС, пытаясь заручиться поддержкой тех из них, кого не смущает отчетливый запах воровства с легкой отдушкой ядовитого хлора.

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Электросхема Желябовского
Электрожулик & гоп-менеджеры
Желябовский и замы в розыске
ОПС Желябовского
Арест усадьбы Желябовских
Брянский отряд Желябовского +
"Жучки" мадам Евсеенковой
Козлов и "Волгоградэнергосбыт"
Шандаловы и "Энергострим"
Андрей Шандалов и "решалы"
"Оптимальная" слежка
Последний "оптимист" Тимошкин
Интриги, гадалки и обнал
Обнальная команда Шандаловых
Шандаловы собирают чемоданы
Двойное дно Шандалова
К долгам привлекают МВД
Путь "иуды" Конюшенко
Кузнецов подсел на химию

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+