Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

"Роснефть" обеззаглавливает VTimes

Компания судится из-за статьи о покупке у ее экс-президента Худайнатова активов на Таймыре за $11 млрд и продаже ему "дешевых "дочек" за $1,4 млрд

Оригинал этого материала
© VTimes, 26.03.2021, Противожурналистская практика, Фото: via newvz.ru

Екатерина Гробман

Игорь Сечин (слева) и Эдуард Худайнатов
Эдуард Худайнатов (слева) и Игорь Сечин
VTimes получили иск, поданный «Роснефтью» к нашему обозревателю ТЭК Алине Фадеевой и владельцу доменного имени, фонду 2 Oktober. Из него стало понятно, что претензии госкомпания предъявляет к статье, написанной на основе собственной официальной отчетности компании. Из текста статьи, указывают юристы «Роснефти», следует, что компания занизила цену продаваемых активов и в итоге продает активы, приносящие прибыль. Объясняем подробно, в чем суть иска, а также приводим комментарии юристов, которые единодушно считают: выступай истцом кто-то другой, у него едва ли были бы шансы выиграть такой судебный спор.

Что не так со статьей Алины Фадеевой. Мнение "Роснефти"

Заметка под заголовком «„Роснефть“ заплатит экс-президенту $11 млрд за активы на Таймыре» была опубликована 12 февраля. Речь в ней идет о покупке «Роснефтью» у бывшего президента компании, а ныне владельца Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуарда Худайнатова предприятий «Таймырнефтегаз», «НГХ-недра» и других юрлиц, которые владеют лицензиями на разработку нефтегазовых месторождений на Таймыре. Эти сведения, как и суммы сделок, доступны из финансовой отчетности «Роснефти» за 2020 г. Человек, близкий к «Роснефти», сообщил VTimes, что оценку для сделки проводила большая четверка аудиторов — PWC, EY, Delloite и KPMG. Аудиторы оценили месторождения еще дороже — в $30–40 млрд.

В иске «Роснефти» говорится, что наша публикация «нарушает право на деловую репутацию», так как «содержит сведения, не соответствующие действительности».

В качестве примера порочащих сведений приводится, в частности, заголовок заметки, подзаголовок «И дешевые „дочки“ „Роснефти“» и первая фраза материала «Экс-президент „Роснефти“ Эдуард Худайнатов получит от „Роснефти“ $11 млрд за месторождения на Таймыре».

«Подчеркивается, что именно экс-президент истца получит $11 млрд», — говорится в иске.

«Претензия истца к заголовку: якобы это вводит читателя в заблуждение. Но в заметке и не содержится утверждений, что лично г-н Худайнатов получит $11 млрд себе в карман. Из контекста очевидно, что речь идет о компании, бенефециаром которой является г-н Худайнатов и у которой „Роснефть“ приобретает активы», — резюмирует юрист Анна Крючкова.

Стоит отметить, что сделка была заключена с ННК, единственным бенефициаром которой является Худайнатов.

Кроме того, считают юристы «Роснефти», «в опровергаемых фрагментах с учетом контекста всей статьи говорится о том, что все сделки совершены к выгоде» Худайнатова, зато в ущерб интересам самого истца. В качестве свидетельства этому «Роснефть» приводит все те же заголовок и первое предложение, а также такие отрывки:

— Сделка сложная и предполагает, что часть этой суммы — примерно $1,4 млрд — Худайнатов потратит на покупку зрелых нефтедобывающих и сервисных активов самой госкомпании, следует из отчетности.

— В рамках второй части сделки ННК тратит часть полученных денег на покупку нескольких компаний «Роснефти», это «Варьеганнефтегаз», «РН-Сахалинморнефтегаз», «РН Северная нефть», Талинское месторождение и отдельные лицензии «Оренбургнефти» и «Самаранефтегаза» (об этом писали аналитики SberCIB по итогам встречи с компанией в прошлом году). <…> После продажи добыча жидких углеводородов «Роснефти» упадет примерно на 5% относительно 2020 г. <…> «Варьеганнефтегаз» в прошлом году стоил на Московской бирже около 13 млрд руб., но после продажи его цена подскочила почти в 4 раза до 49 млрд руб. Только «Варьеганнефтегаз» и НПП Карен Дашьян из Advanced Capital оценивал в $3,5–4,5 млрд.

Последний фрагмент, говорится в иске, «вновь подчеркивает выгодность совершенных сделок для Худайнатова: «после того как «Варьеганнефтегаз» был передан контрагенту истца, стоимость его на бирже выросла почти в 4 раза (то есть истец их низко оценил) и при этом реальная стоимость (ее автор статьи обосновывает ссылкой на оценку Advanced Capital) еще значительно больше».

В целом еще несколько приведенных фрагментов, считают в «Роснефти», «подчеркивают, что приобретенные активы приведут к росту производства и активов ННК в разы по сравнению с текущим состоянием, кроме того, благодаря совершенным сделкам Худайнатов „наконец“ погасит кредит».

В противоположность, у самой «Роснефти» «никаких выгод от совершенных сделок нет». Таким образом, «в связи с тем что стороной по соответствующим сделкам был экс-президент истца, истец, его руководство при совершении сделок вели себя неразумно и недобросовестно» — такой вывод сделали в «Роснефти» по прочтении заметки.

В тексте подобных утверждений не содержится.

«По сути, юристы „Роснефти“ интерпретировали содержание статьи таким образом, словно в ней утверждается, что сделка была выгодна только структурам г-на Худайнатова, а „Роснефть“ выгод не получила. Но нигде в тексте статьи напрямую таких фраз не содержится, это вопрос интерпретации. С точки зрения сложившейся юридической и судебной практики по делам о защите деловой репутации это достаточно спорная логика», — комментирует Анна Крючкова.

«Роснефть» требует признать не соответствующими действительности содержащиеся в заметке сведения, удалить их с сайта и опубликовать опровержение. Материальных требований к Фадеевой и фонду нет. Иск принят к рассмотрению Арбитражным судом Москвы, заседание назначено на 27 сентября.

Каковы перспективы в суде

Адвокат, управляющий партнер АБ «Бобров, Толстов и партнеры» Максим Бобров объяснил, что по закону для удовлетворения судом подобного иска истцу нужно доказать ряд обстоятельств, одним из которых является порочащий характер сведений. «Вызывает сомнения, что утверждение о намерении компании выплатить Э. Худайнатову $11 млрд за активы на Таймыре может порочить ее деловую репутацию, — говорит Бобров. — В судебной практике порочащими признаются сведения о нарушении закона, неэтичном поведении, недобросовестности при ведении бизнеса и т.п. В статье же об этом нет ни слова. Более того, из ее контекста следует, что автор ведет речь о законных сделках и расчетах между „Роснефтью“ и компаниями, принадлежащими ее экс-президенту».

Оспаривание подзаголовка «И дешевые „дочки“ Роснефти», считает Бобров, может иметь еще меньшие перспективы, так как может рассматриваться как оценочное суждение. В отличие от утверждений, достоверность которых можно проверить, оценочные суждения не являются предметом судебной защиты, будучи субъективным мнением автора.

«Достоверность оценочных суждений и мнений доказыванию не подлежит — это право на свободу слова безусловное, которое нельзя ничем ограничить», — согласилась с коллегой юрист «Правозащиты «Открытки» Анастасия Буракова.

Она также, ознакомившись с иском, не увидела у него судебных перспектив и предмета защиты деловой репутации. «Да, в статье содержится оценочное суждение относительно сделки, информация о сделке опубликована в открытых источниках, и, соответственно, журналист оценил, исходя из истории приобретений на нефтяном рынке, истории сделок, вот эту конкретную хозяйственную деятельность. Эти сведения вообще компанию не порочат», — подчеркнула она. Буракова полагает, что при наличии сомнений суд должен назначить лингвистическую экспертизу.

Контекст "Роснефти"

Анна Крючкова 12 лет работала с газетой «Ведомости» как юрист. Ранее ей уже приходилось сталкиваться с исками президента «Роснефти» в суде. Крючкова говорит, что позиция компании в нынешнем иске к VTimes ей как юристу кажется уязвимой, однако, учитывая прошлый опыт и положение истцов, исход этого дела может быть «весьма неожиданным».

С ней согласен и Максим Бобров: «На первый взгляд перспективы выигрыша дела со стороны „Роснефти“ выглядят довольно туманными. Вместе с тем, учитывая прежнюю практику судов при рассмотрении споров между „Роснефтью“ и СМИ, вынесение негативного решения против издания, несмотря на высказанные соображения, нельзя исключать».

«Роснефть» известна своими судебными спорами с журналистами. Год назад госкомпания подала в суд на РБК, оценив ущерб от заголовка новости о смене собственника ее венесуэльских активов в рекордные 43 млрд руб. Заголовок «Рязанский ЧОП получил долю в бывшем венесуэльском проекте „Роснефти“», по их мнению, создавал санкционные риски. Свой иск компания в итоге отозвала после того, как редакция РБК выпустила заявление о сожалениях.

Правозащитник, бывший секретарь Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов полагает, что причиной отзыва было и то, что иск был несостоятельным.

«Был страшный иск на нереальную сумму, в итоге иск отозвали, потому что в нем не было правового основания. Иск был абсолютно безнадежный, — сказал Федотов VTimes. — У „Роснефти“ это не первый случай, когда предъявляются иски к СМИ. Это атака, да. Но атака с использованием существующего законодательства. На нее нужно отвечать соответствующими юридическими методами. Вот и все. К подобным искам надо относиться совершенно спокойно и профессионально. Но я бы обратил внимание на то, что помимо судебного разрешения претензий к СМИ существуют и внесудбеные: общественная коллегия по жалобам на прессу. Туда „Роснефть“ пока ни разу не обращалась».

В этом марте компания особенно активизировалась: VTimes стали седьмым медиа, которые получили иск от «Роснефти», причем связаны они с совершенно другими заметками и темами. В начале месяца «Роснефть» подала три иска к Bloomberg, «Новой газете» и «Важным историям». Претензии связаны со статьей о структуре сделки по покупке акций итальянской Pirelli.

Редактор «Важных историй» Роман Шлейнов рассказал, что иск «Роснефти» был подан после публикации «Танцовщица для «Роснефти», в которой говорилось, в частности, о том, как была структурирована покупка структурами, подконтрольными «Роснефти», доли в итальянском шинном гиганте Pirelli.

«Публикация была основана на документах, которые раскрыл Люксембург относительно недавно: о владельцах зарегистрированных на своей территории анонимных компаний. И мы увидели, что в 2014 г. большая политически важная сделка более чем на полмиллиарда евро замыкалась на российскую фирму, единственным учредителем которой на 2014 г. была учительница танцев из Москвы, — рассказал VTimes Шлейнов. — Иск „Роснефти“ для меня удивителен тем, что она не оспаривает все эти факты, в иске оспаривается, что „Роснефть“ покупала долю в Pirelli. Я никак не могу понять логику „Роснефти“, потому что в 2014 г. о покупке сообщили российские информагентства, в отчетах Pirelli сказано, что покупку осуществляла компания, подконтрольная структурам „Роснефти“, в пресс-релизах „Роснефти“ говорится, что ее структуры войдут в Pirelli». [...]

Важно отметить, что найти юристов, которые согласились бы прокомментировать иск «Роснефти», было непросто — многие отказывались, не желая обсуждать деятельность госкомпании.

ИА "РБК", 19.03.2021, "Роснефть" подала в суд на "Дождь", "Эхо Москвы" и Bloomberg": «Роснефть» направила в Арбитражный суд Москвы три иска — к телеканалу «Дождь», радиостанции «Эхо Москвы» и американскому информационному агентству Bloomberg. [...] По иску к Bloomberg соответчиками являются репортеры издания Анна Андрианова и спецкорр Евгения Письменная. В адрес «Дождя» и «Эха» компания направила заявление об установлении фактов, имеющих юридическое значение, — это заявление в порядке особого производства, которым подтверждается какой-то факт, имеющий значение для заявителя. [...] «Нам известно о подаче иска только из картотеки арбитражных дел, сами документы мы пока не получили, пока мы не в курсе, о чем там идет речь», — сказал РБК главный редактор «Дождя» Тихон Дзядко. [...]

На сайте Bloomberg 16 марта была опубликована заметка под авторством Письменной и Андриановой, озаглавленная «Россия рассматривает возможность потратить миллиарды долларов из фонда национального благосостояния на инфраструктуру». В ней авторы со ссылкой на два источника утверждали, что власти в этом году могут потратить часть средств ФНБ на инвестиции в «Восток Ойл». 16 марта «Дождь» и «Эхо Москвы» опубликовали на своих сайтах материалы на эту тему, в которых ссылались на данные, изложенные Bloomberg. — Врезка К.ру

***
Оригинал этого материала
© VTimes, 12.02.2021, Фото: РИА "Новости"

"Роснефть" заплатит экс-президенту $11 млрд за активы на Таймыре

Это крупнейшая сделка на нефтяном рынке со времен продажи ТНК-BP в 2013 году

Алина Фадеева

Дорогая Пайяха

Экс-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов получит от «Роснефти» $11 млрд за месторождения на Таймыре, раскрыла госкомпания в отчете по МСФО за 2020 г. Речь идет о покупке компании «Таймырнефтегаз», ее дочерней «НГХ-недра» и других компаний группы, которые владеют лицензиями на разработку недр на Пайяхском, Иркинском и других месторождениях. Их общие запасы гигантские — 1,2 млрд т нефти.

Сделка сложная и предполагает, что часть этой суммы — примерно $1,4 млрд — Худайнатов потратит на покупку зрелых нефтедобывающих и сервисных активов самой госкомпании, следует из отчетности. Большая часть расчетов уже сделана, и «Роснефть» получила 90% «Таймырнефтегаза». В 2021 году «Роснефть» должна выплатить Независимой нефтегазовой компании (ННК) Худайнатова оставшиеся $1,4 млрд из денежной части и продать активы примерно на $1,1 млрд.

Оценку для сделки проводила большая четверка аудиторов — PWC, EY, Delloite и KPMG, говорит человек, близкий к «Роснефти». По его словам, аудиторы оценили месторождение еще дороже — в $30–40 млрд. Худайнатов сделал «скидку» за страновой риск: российские активы стоят дешевле по сравнению с мировыми аналогами. Представители четырех компаний отказались от комментариев.

Госкомпания и «Нефтегазхолдинг» Эдуарда Худайнатова планируют производить до 50 млн т СПГ на Таймыре Деньги на эту покупку «Роснефть» получила, вероятно, от трейдера Trafigura, который в декабре прошлого года выкупил у компании 10% в новом стратегическом проекте в Арктике, «Восток ойл», примерно за $8,5 млрд.

Теперь Пайяхские запасы ННК Худайнатова вместе с соседними месторождениями «Роснефти» станут основой «Восток ойла». Его общие запасы «Роснефть» оценивала в 6 млрд т н. э., ожидаемая добыча — более 100 млн т в год.

Bank of America оценивал «Восток ойл» в $70 млрд: основная часть запасов — легкая премиальная нефть, а для ее добычи «Роснефть» получила значительные льготы от государства.

И дешевые "дочки" "Роснефти"

Игорь Сечин и Эдуард Худайнатов (справа)
Эдуард Худайнатов (слева) и Игорь Сечин
В рамках второй части сделки ННК тратит часть полученных денег на покупку нескольких компаний «Роснефти», это «Варьеганнефтегаз», «РН-Сахалинморнефтегаз», «РН Северная нефть», Таллинское месторождение и отдельные лицензии «Оренбургнефти» и «Самаранефтегаза» (об этом писали аналитики SberCIB по итогам встречи с компанией в прошлом году).

Суммарные извлекаемые запасы продаваемых активов — 1 млрд т н. э., а годовая добыча — 10–14 млн т нефти и 4 млрд куб. м газа, рассказали менеджеры «Роснефти» на конференц-колле 12 февраля. После продажи добыча жидких углеводородов «Роснефти» упадет примерно на 5% относительно 2020 года.

Некоторые из активов ННК уже получила, это «Варьеганнефтегаз» и его дочернее «Нижневартовское нефтегазодобывающее предприятие» (НПП), а также по 9% в «РН-Сахалинморнефтегазе» и «Северной нефти». «Варьеганнефтегаз» в прошлом году стоил на Московской бирже около 13 млрд руб., но после продажи его цена подскочила почти в 4 раза до 49 млрд руб.

Только «Варьеганнефтегаз» и НПП Карен Дашьян из Advanced Capital оценивал в $3,5–4,5 млрд.

«Роснефть» относит месторождения для обмена к низкорентабельным и высокообводненным хвостовым активам, которые много лет не генерируют положительный денежный поток, и поэтому изначально планировала продать относительно дешево — $1–2 за баррель, отмечали в обзоре аналитики БКС.

Аналитики спросили госкомпанию, как удалось сформировать положительную стоимость активов для продажи, если их свободный денежный поток отрицательный, ведь в этом случае и стоимость активов так же должна быть отрицательной. Отрицательный денежный поток формируется с учетом консервативного прогноза «Роснефти» и высоких затрат на экологию и безопасность с учетом строгих правил «Роснефти», объяснил советник президента компании по планированию, управлению эффективностью, развитию и инвестициям в разведке и добыче в ранге вице-президента Артем Пригода. У покупателя прогнозы были более оптимистичные, следовало из его объяснения.

При этом четыре «дочки» «Роснефти», которые получил или собирается получить «Нефтегазхолдинг», принадлежащий Худайнатову, были прибыльны в 2019 г., следует из данных СПАРК. Их чистая прибыль составила от 722 млн, 2,3 млрд, 5,5 млрд и 9 млрд руб.

Покупка нефтяных активов «Роснефти» позволит ННК, которая пока добывает всего около 2 млн т нефти, увеличить производство в разы. Как именно — будет зависеть от того, сможет ли ННК восстановить добычу «Варьеганнефтегаза», которая в 2020 г. на фоне сделки ОПЕК+ упала примерно в 4 раза. Если да, добыча ННК вырастет примерно в 10 раз до 21 млн т, если нет — в 5 раз до 11 млн т. В любом случае компания Худайнатова оказывается на уровне нефтяного бизнеса Михаила Гуцериева, чьи «Русснефть» и «Нефтиса» добывают примерно 14 млн т нефти в год.

Сделка с «Роснефтью» также позволит Худайнатову наконец расплатиться по кредиту, который он брал на покупку Alliance Oil в 2014 г. (около $4 млрд).

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru