Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Кидок на башню

Чигиринский о Рашникове: "сложно было представить, что человек такого калибра может просто отказаться от взятых на себя обязательств"

Оригинал этого материала
© Forbes.ru, 19.04.2017, Александр Чигиринский vs Виктор Рашников: в чем девелопер обвиняет миллиардера, Фото: "Ведомости", РИА "Новости", BFM.ru

Мария Абакумова

Compromat.Ru
Виктор Рашников
Девелопер Александр Чигиринский рассказал об истории своего конфликта с владельцем «Магнитки» Виктором Рашниковым вокруг башни «Эволюция» в Москва-Сити. Подробнее об этом читайте в новом выпуске журнала Forbes, который выходит 20 апреля.

— Партнером Виктора Рашникова изначально был ваш брат Шалва Чигиринский. Как получилось, что вы стали партнерами в башне «Эволюция»?

— С начала 2009 года я и команда из нашей компании «Снегири» помогали Шалве Павловичу по его просьбе реструктурировать активы и выплачивать долги. На самом деле ничего катастрофического там не было, просто, как обычно бывает в кризис, одновременно приходят все кредиторы и всем деньги нужны завтра. Когда кризиса нет, все бегают за тобой, чтобы дать деньги, когда ситуация кризисная — бегают, чтобы их забрать. Но ситуация разрешилась для Шалвы Чигиринского абсолютно благополучно, в середине 2010 года были подписаны соглашения об урегулировании, в соответствии с которыми у него остались только активы и никаких долгов.

— Шалва Чигиринский говорил, что вы в ссоре и не общаетесь.

— Мы действительно с братом не общались с мая 2002 года до декабря 2008 года. Но когда грянул кризис и ему пришлось заниматься спасением активов, я пришел ему на помощь, и мы возобновили отношения.

— Когда вы познакомились с Виктором Рашниковым?

— В 2009 году. Он был партнером Шалвы Павловича по двум проектам: башни «Россия» в Москва-Сити и гостиницы «Россия», доли распределялись 50 на 50 и регулировались определенными соглашениями. В кризис оказалось, что на этих компаниях очень много долгов. Под башней «Россия» был вырыт котлован, а в таких случаях, когда проект останавливается, возникает много проблем с кредиторской и дебиторской задолженностью, все нужно как-то урегулировать, договариваться с городом… Очень много нужно было потратить сил, чтобы это все разгрести. И партнер Рашникова господин Надер Надер вместе с Шалвой Павловичем (с которым они дружили более 30 лет) попросили меня этим заняться. Они предложили мне заниматься девелопментом этих проектов, потому что больше некому было заниматься. Они чувствовали, что наша компания в силах это сделать.

Тогда я впервые встретился с Виктором Рашниковым, летал к нему в Магнитогорск. Я видел, что и Рашникову, и Надеру было комфортно сотрудничество со мной и они с радостью восприняли ситуацию, когда вместо Шалвы Павловича девелопментом двух проектов начал заниматься я и команда «Снегирей».

Таким образом, я участвовал в развитии этих двух проектов в интересах моего брата в период с 2009 по середину 2011 года.

Compromat.Ru
Александр Чигиринский
Где-то в середине 2010 года мы договорились о встрече втроем, господин Надер, господин Рашников и я. К тому моменту мы договорились с братом, что он передает нам свои доли в этих объектах в обмен на акции «Снегирей». Однако соглашение с Рашниковым по проекту башни «Россия» было оформлено таким образом, что, если проект закончится неудачей, всю ответственность несет Шалва Павлович, а значит, мы. Нас это не устраивало. Мы хотели изменить эти условия и заключить новое соглашение, кроме того, необходимо было получить согласие компании Рашникова на отказ от преимущественного права для передачи проекта в «Снегири». Вот такой была тема встречи в августе 2010 года.

— И о чем удалось договориться?

— Они сказали, что согласятся на наши условия, если мы позволим им по себестоимости выкупить долю в небоскребе «Эволюция».

— Что значит по себестоимости? Почему?

— С 2004 года «Снегири» развивали проект башни «Эволюция» в Москва-Сити совместно с «Интеко» Елены Батуриной. В кризис отношения между нашей семьей и Батуриной ухудшились. Несмотря на это, нам удалось договориться о взаимной передаче некоторых активов. В частности, «Интеко» передавало нам их 50%-ю долю в компании «Сити Палас», застройщике башни «Эволюция», по их затратам в проект, которые составляли около $37 млн. При этом рыночная стоимость всего проекта была на тот момент, по оценкам Cushman & Wakefield, $361 млн, то есть половина стоила $180 млн. Мы подписали с «Интеко» предварительные соглашения о купле-продаже по себестоимости в июле-августе 2010 года, и сразу же в августе 2010 года произошла та встреча с Рашниковым и Надером. У Надера была фактически инсайдерская информация (о которой я ему рассказал в дружеской беседе), что мы договорились с «Интеко», вот они и решили включиться в эти договоренности.

— Для чего им это было нужно?

— Чтоб вы понимали, на тот момент первая очередь «Эволюции» была отлита в монолите, то есть монолитные работы по первой очереди, по галерее, были закончены. По второй очереди было сделано свайное поле и стенка в грунте. Кроме того, была утверждена вся исходная разрешительная документация, получено разрешение на строительство и т. д. Проект сам о себе говорил. И вот они предложили, чтобы мы по себестоимости продали им долю.

— И вы согласились? Получается, что вы отдавали долю в проекте сильно дешевле рыночной стоимости.

— Да, они хотели получить актив сильно дешевле — стоимость доли для них составляла около $52 млн (цена сделки с «Интеко» плюс 50% затрат «Снегирей» в проект, которые не были ранее компенсированы при входе «Интеко» в проект), но взамен этого и обещали много. Они соглашались отказаться от преимущественного права при передаче 50% акций двух проектов от Шалвы Павловича в пользу «Снегирей», соглашались заключить новое акционерное соглашение, в котором риски по проекту башни «Россия» распределялись бы между нами поровну. Плюс мы бы выступали девелоперами на проекте башни «Россия» и получили бы development fee. Девелопер ищет интересную работу. Площадка под гостиницей «Россия» также была очень привлекательной, тогда еще никто не думал, что на ее месте будет разбит парк. Я посоветовался с партнерами — акционерами «Снегирей», и мы согласились.

Надо сказать, что впоследствии один из акционеров «Снегирей» — господин Абрамович Роман Аркадьевич — дал свои письменные свидетельские показания в кипрский суд, описывающие данную договоренность.

— Что произошло дальше?

— Мы сразу же начали реализовывать достигнутую договоренность. В конце 2010 года «Снегири» расторгли предварительные договоры с «Интеко» и мы заключили уже основные договоры купли-продажи долей на специально созданную Рашниковым и Надером компанию. Это было сделано, чтобы сэкономить время и не совершать две итерации — сначала мы выкупаем, потом у нас… Зато сейчас это позволяет представителям Надера и Рашникова говорить, что они у нас ничего не покупали и ничем нам не обязаны. Но Батурина и Рашников даже не были знакомы друг с другом, их представители не общались, вся сделка сделана вот этими руками, что подтверждает гендиректор «Интеко» Олег Солощанский.

— Представители Рашникова говорят, что под его гарантию банк предоставил финансирование.

— Никаких личных гарантий никто не давал, финансирование было проектным. Изначально на тендер вышли три банка, потом осталось два, Альфа-банк и Газпромбанк, которые давали одни и те же условия. Их оценщики посчитали, что проект стоит $390 млн, то есть оценили даже выше, чем Cushman. Нам был ближе Альфа-банк, но Рашников очень настаивал на Газпромбанке. Мы согласились, представители банка, господин Казначеев, например, приезжали к нам и говорили, какая это для них большая честь — работать с нами как с девелоперами. Ну и в итоге они не прогадали, банк получил свои деньги с процентами. Компания вернула вложенные средства акционерам, вернула кредит и заработала более $300 млн прибыли, не считая торговой галереи площадью 25 000 кв. м, которая осталась в собственности совместной компании.

— Когда отношения между вами разладились?

— У нас уже готовилось соглашение о передаче активов от Шалвы Павловича к нам в обмен на акции «Снегирей», но в последний момент летом 2011 года он отказался его подписывать. Не знаю, по каким причинам. После этого я решил не говорить с братом о бизнесе, чтобы сохранить хоть какие-то семейные отношения.

Compromat.Ru
Шалва Чигиринский
Этот отказ сделал невозможным выполнение обязательств со стороны Рашникова, о которых мы с ним договорились в августе 2010 года, притом что все обязательства со стороны «Снегирей» были выполнены. В то же время расторгать сделку по «Эволюции» уже не представлялось возможным, стройка шла, были получены деньги от банка.

Но я встретился с господином Надером, и мы с ним договорились, что они с господином Рашниковым компенсируют нам те убытки, которые мы понесли, передав им по себестоимости долю в «Эволюции» и не получив ничего взамен. Разница между рыночной ценой доли и ценой сделки была порядка $130 млн, фактически это необоснованное обогащение. Надер отнесся к моим словам с пониманием, пообещал, что они обсудят все с Виктором Филипповичем и сделают мне предложение — деньги, или какой-то пакет, или право преимущественного выкупа доли Шалвы Павловича в башне «Россия» и гостинице «Россия» по себестоимости. На тот момент никаких сомнений в том, что они мне что-то должны, у них не было. Все понимали, что надо договариваться, потому что иначе мы не реализуем проект.

— В итоге вам выплатили компенсацию?

— Нет. Было так. Идет время, предложения нет. Мы ждем, естественно. Когда человек занят работой, он концентрируется на работе. Все это время «Снегири» фактически бесплатно выполняли функцию девелопера «Эволюции».

Параллельно Рашников и Надер за моей спиной уговорили Шалву Павловича продать им его доли в башне «Россия» за $37 млн и в гостинице «Россия» за $23 млн. И потом продали проект башни «Россия» турецкой компании «Ренейссанс Констракшн» за сумму более $300 млн, а от правительства Москвы за участок под гостиницей «Россия» получили актив на $165 млн и тоже сразу его продали. Когда я узнал об этом, я решительно потребовал от своих партнеров Рашникова и Надера объяснений, когда и в каком виде «Снегирям» будет представлена компенсация.

В ответ каждый из них по отдельности ссылался на другого и говорили о необходимости общей встречи, чтобы решить этот вопрос, которой так и не происходило. Были вообще смешные моменты. Рашников и Надер отдыхали, я им звонил, предлагал поговорить, раз они вместе, и тут же отключался телефон. Приходила смска, что очень плохая на Мальдивах связь, через два месяца они будут в Дубае, связь будет лучше. И снова что-то не получалось. Более того, Надер вообще почти два года не появлялся в России.

Мы уже заканчивали башню «Эволюция». Раньше со мной ссориться не хотели, потому что понимали, что проект надо довести до конца, а тут приехал Надер Надер и заявил, что Виктор Филиппович ни о какой компенсации говорить не будет. Только после этого «Снегири» подали иск в кипрский суд о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере $127 млн, которая определялась как разница между $180 млн (рыночной ценой 50% «Сити Паласа» на момент покупки ими доли) и $52 млн (ценой покупки).

— Параллельно вы подыскивали покупателя и договорились с «Транснефтью»?

— Мы не вправе разглашать, кто был нашем контрагентом. Понятно, мы надеялись выручить за «Эволюцию» гораздо больше денег (по сообщения в СМИ, сумма сделки между «Сити Палас» и «Транснефтью» превысила $1 млрд. — Forbes). Вообще на хорошем рынке продажа таких трофейных зданий противопоказана. Их надо сначала эксплуатировать лет десять, подыскивать подходящего покупателя и выбрать время для получения максимальной прибыли. Здание было реализовано, все расходы покрыты, и общество объявило о промежуточной прибыли $267 млн. Но это не окончательный результат, у нас также еще осталась торговая галерея.

— Сторона Рашникова обвиняет вас в том, что вы не выплачиваете им дивиденды, о чем была договоренность, примерно на ту сумму иска.

— Это неправда. Мы, как акционеры проекта, проголосовали за распределение дивидендов в проекте башни «Эволюция». В то же время эти дивиденды — один из источников взыскания суммы неосновательного обогащения. Поэтому мы и обратились с соответствующим иском в кипрский суд. В ответ они сами же обратились в российский суд, и суд по их просьбе заблокировал выплату этой части дивидендов. Сейчас, опять же по их иску, сумма дивидендов Рашникова и Надера в размере $133 млн заблокирована на депозите кипрского суда, что нас более чем устраивает. Поэтому мы больше не требуем ареста активов Рашникова на Лазурном Берегу.

Честно говоря, в моем понимании Рашников — это фигура очень серьезного масштаба. В среде людей, с которыми я общаюсь, его слово фундаментально. Хотя господина Надера я знал на момент договоренностей давно, потому что он дружил с моим братом, именно господин Рашников был для меня гарантом наших договоренностей.

Поэтому отказ господина Рашникова даже разговаривать со мной на тему компенсации «Снегирям» (который озвучил мне Надер) после многократных обещаний Рашникова встретиться и договориться о решении вопроса, просто поверг меня в шок. Мне сложно было представить, что человек такого калибра может просто отказаться от взятых на себя обязательств.

После этого прямого отказа у «Снегирей» не было иного выхода, кроме как обратиться в суд за взысканием суммы неосновательного обогащения.

В ответ же я слышу от представителей господина Рашникова, что он рассматривает это обращение в суд как «противоправное» действие и обвиняет меня и моих партнеров — акционеров ГК «Снегири» в попытке украсть принадлежащие ему дивиденды.

Теперь разбирательства в суде на Кипре (на депозите которого заблокированы дивиденды компании Рашникова и Надера) могут продолжаться долгие годы, но все равно понятия «репутация», «верность своему слову» и «доверие» остаются для меня одними из основных критериев для выбора партнеров в бизнесе.

Позиция представителя Виктора Рашникова Александра Сутягина:

«Александр Чигиринский сам предложил Рашникову и Надеру поучаствовать в «Эволюции». Когда Александр пришел с «Эволюцией», у «Снегирей» был предварительный договор на покупку доли «Интеко» в проекте. Но в конце октября 2010 года «Снегири» расторгли этот договор — наверное, не было денег для оплаты доли и самостоятельного развития проекта. С этого момента «Интеко» могла свободно продавать долю на рынке. В конце декабря (компанией Snapbox Рашникова и Надера. — Forbes) был заключен прямой договор купли-продажи с «Интеко» и доля «Интеко» была выкуплена.

Задолго до сделки по «Эволюции» Александр хотел выкупить доли брата [в проектах строительства башни «Россия» и одноименной гостиницы], и ему дали согласие на такой выкуп. Понимали, что лучше уж продолжать проект с Александром, чем с Шалвой, который был на грани банкротства и не появлялся в России много лет.

В акционерном соглашении с Александром по «Эволюции» нет никаких упоминаний про какие-то другие проекты, включая доли Шалвы в «Россиях». Потому что это были несвязанные сделки как для Александра, так и для нас. Насколько знаю, два брата вели переговоры о выкупе Александром долей Шалвы в «Россиях», но они не сошлись в деньгах. После этого Шалва предложил нам купить свои доли в «Россиях».

В договоре с Шалвой было зафиксировано, что цена является окончательной. Более того, в договоре Шалва признает, что стоимость проектов может поменяться в будущем, но, несмотря на это, Шалва соглашается продать долю по цене договора, чтобы не принимать на себя риски в будущем. Он был прекрасно осведомлен о том, что происходит на объекте: до момента продажи он оставался девелопером и его люди были на проекте от и до.

Сделка с турецким девелопером не была на следующий день после выкупа Шалвы. С «Ренессансом» велись переговоры по привлечению их в качестве генподрядчика по башне «Россия» еще в 2011 году до выкупа Шалвы. Для этих целей они ознакомились с проектом и документацией, люди Шалвы полностью участвовали в процессе. Выкупая долю Шалвы, не было какой-либо перепродажной сделки, и выкупались его доли на страх и риск покупателя. Потом были вложены серьезные средства и усилия для выведения проекта из той сложной ситуации. Это был долгий процесс, со своими неудачами. Переговоры [с «Ренессансом»] начались только в 2012 году. Сама продажа несколько раз срывалась и состоялась только через несколько лет».

***

Игра в башни как в наперстки

© "Русский Forbes", май 2017

Как делили недвижимость Виктор Рашников и братья Шалва и Александр Чигиринские

Сергей Титов, Мария Абакумова

Летом 2010 года на Лазурном Берегу на вилле бизнесмена сирийского происхождения Надера Надера трое серьезных мужчин обсуждали девелоперские проекты. Ставки были высоки: на трех площадках в Москве пересеклись интересы миллиардеров Романа Абрамовича, Елены Батуриной, Виктора Рашникова и братьев Шалвы и Александра Чигиринских. Александр Чигиринский приехал к владельцу Магнитогорского металлургического комбинату Рашникову и его партнеру Надеру, чтобы обсудить небоскреб «Россия» в Москва-Сити и площадку под снесенной гостиницей Россия у стен Кремля.

Прошло семь лет. Ни один из этих проектов не состоялся. Рашников стал партнером Александра Чигиринского в другом проекте — небоскребе «Эволюция» в Москва-Сити, но сейчас бизнесмены засыпают друг друга исками на сотни миллионов долларов. Средиземноморская идиллия обернулась разрывом отношений. Что не поделили партнер Романа Абрамовича Александр Чигиринский, некогда влиятельный бизнесмен Шалва Чигиринский и завсегдатай списка Forbes Виктор Рашников?

Время девелопера

Десять лет назад рынок недвижимости России был на подъеме. Долларовые цены росли на сотни процентов в год, и бизнесмены стройными рядами шли в девелопмент. Mirax Group Сергея Полонского, ныне сидящего в СИЗО, собрала портфель проектов свыше 7 млн кв. м. Девелоперы заявляли проекты один другого масштабнее. Однако никто, пожалуй, не мог соревноваться в смелости замыслов с Шалвой Чигиринским. Еще в начале 1990-х он познакомился с мэром Юрием Лужковым и был с ним и его супругой Еленой Батуриной в прекрасных отношениях. Офисы компаний Шалвы Чигиринского «СТ Тауэрс» и «СТ Девелопмент» располагались в одном здании со штаб-квартирой холдинга Елены Батуриной «Интеко» и департаментом градостроительства во главе с Владимиром Ресиным. Кроме того, у Шалвы был совместный с правительством Лужкова нефтяной бизнес — Московский НПЗ. Неудивительно, что компания Чигиринского победила на московском конкурсе по сносу гостиницы «Россия» и застройке освободившейся территории, получила самый большой участок в Москва-Сити и планировала застроить жильем и культурно-развлекательными объектами Нагатинскую пойму (проект «Хрустальный остров»). «Ко мне приходит по несколько инвесторов в день», — рассказывал бизнесмен в интервью Forbes.

Был у Шалвы Чигиринского и серьезный партнер. В 2004 году Виктор Рашников решил купить в Москве около 5000 кв. м офисов для ММК. Давний контрагент Рашникова металлотрейдер Надер Надер позвонил Шалве Чигиринскому, которого знал еще с советских времен, и попросил помочь с площадкой или объектом. Чигиринский настоял на встрече с Рашниковым. В результате вместо того, чтобы получить скромные 5000 кв. м, металлург стал владельцем 50% в компании-застройщике самой высокой в стране башни «Россия» площадью 400 000 кв. м и такой же доли в проекте на месте бывшей гостиницы «Россия». Запуск строительства башни «Россия» состоялся в середине сентября 2007 года. «Такой закладки еще не было в истории нашего государства», — подчеркивал мэр Лужков. По его задумке 600-метровый небоскреб на 118 этажей должен был стать не только украшением московского Сити, но и символом страны (высота других здешних башен не достигает и 400 м). После приветственного слова Лужков принялся орудовать лопатой, а гости церемонии отправились на осмотр моделей башни, сделанных изо льда. Символизм этого образа столичная публика смогла оценить год спустя — о заморозке проекта из-за проблем с финансированием Шалва Чигиринский объявил осенью 2008 года. А ведь незадолго до этого владелец девелоперского бизнеса с 16 проектами по всей России готовился к IPO в Лондоне.

«Все шло нормально, но рынок обвалился», — сокрушается Шалва Чигиринский. Одновременно у него возникли и другие проблемы. Компания Sibir Energy, где партнером Чигиринского был миллиардер Игорь Кесаев, обвинила девелопера в выводе активов на $400 млн и подала иск в Высокий суд Лондона. Следом требования на 3 млрд рублей к Чигиринскому предъявил банк ВТБ. По иску банка были арестованы девелоперские проекты Чигиринского, столичная недвижимость, деньги на счетах и даже коллекция часов. [...]

Проблемы с башней «Россия» возникли бы в любом случае, говорит в интервью Forbes Надер, ведь начальный бюджет проекта составлял $700 млн, а в итоге вырос почти до $3 млрд. Все решения Шалва принимал единолично, рассказывает Надер. По его словам, сначала Чигиринский без согласования с Рашниковым утвердил проект с тремя башнями, а потом с подачи знаменитого британского архитектора Нормана Фостера превратил все в «одну башню гигантских размеров с непонятной экономикой».

Кроме того, сокрушается Надер, Шалва без согласования с Рашниковым продолжал финансировать гостиницу «Россия», хотя в 2007 году были отменены результаты всех тендеров «СТ Девелопмент» лишилась права на рекострукцию гостиницы после решения Высшего арбитражного суда, который признал недействительными итоги конкурса правительства Москвы из-за грубых нарушений Земельного кодекса. После этого, рассказывает Александр Чигиринский, сторонам удалось договориться о совместной реализации проекта. Но сменивший Лужкова Сергей Собянин решил на месте гостиницы разбить парк.

Ранее над Чигиринским нависала угроза уголовного преследования: московские налоговики открыли дела о неуплате налогов Московской нефтяной компанией и Московской нефтегазовой компанией, которыми он руководил. В итоге Чигиринский покинул Россию и уехал во Францию, так как, по словам его адвоката, опасался за свою жизнь. «Мы остались у разбитого корыта», — говорит представитель Рашникова Дмитрий Сутягин. Металлург был готов списать вложенные в проекты $150 млн. Сам Рашников от комментариев для этой статьи отказался.

Братские узы

В конце 2008 года для Шалвы сложилась очень тяжелая ситуация, вспоминает его бывшая жена Татьяна Панченкова. Она просила Александра Чигиринского помочь старшему брату, хотя на тот момент между ними был серьезный конфликт. «Шалва говорил, что, пока он жив, не хочет ничего слышать об Александре», — рассказывает Панченкова. Причину конфликта братья описывают по-разному. По словам Шалвы Чигиринского, Александр как его партнер представлял их общие интересы в нефтяной компании «Сибнефть-Югра» и в 2002 году позволил структурам Романа Абрамовича размыть долю Шалвы. «Я придерживался того, что нужно следовать договоренностям, даже если они невыгодны тебе», — говорит Александр Чигиринский.

С Романом Абрамовичем он познакомился в 1995 году, когда тот покупал у братьев офисное здание, и с тех пор с ним дружен. Абрамович — миноритарный акционер и девелоперской компании «Снегири» Александра Чигиринского, у группы было тогда 1,5 млн кв.м по всей России. Так или иначе, с 2002 года братья прекратили общение.

Сначала Александр наотрез отказывался разговаривать с братом, но Панченкова настояла, чтобы они встретились. «Я взяла Александра в прямом смысле и привела к Шалве», — говорит она. И примирение состоялось. «Думаю, это нормальное чувство — помочь старшему брату, — говорит Александр. — Если бы со мной такое случилось, он бы тоже помог».

Перед отъездом во Францию Шалва оформил генеральные доверенности на брата и на жену. Жена занималась бытовыми вопросами, а брат — бизнесом. О своем мандате Александр объявил Надеру по телефону и заверил, что в отличие от Шалвы будет согласовывать с Рашниковым каждое решение. Однако проект самой высокой в Европе башни не продвинулся дальше котлована. Надер утверждает, что Александр Чигиринский не хотел развивать проект, пока не заберет долю старшего брата себе в «Снегири».

В 2010 году на юге Франции при участии Надера братья обсуждали структуру сделки. По словам Надера, Шалва хотел оставить себе 12,5 % башни, а оставшуюся часть своего пакета продать брату за 525 млн. Александр же настаивал на обмене акций башни на акции «Снегирей». Беседа братьев получилась не самой приятной и изобиловала взаимными упреками. Например, говорит Надер, Шалва называл акции «Снегирей» фантиками и пенял брату за скупость. Александр выдал Шалве на год лишь $200 000, и ему приходилось летать экономклассом.

Подобная встреча состоялась, подтверждают Александр и адвокат Шалвы Александр Поволоцкий, и братья пришли к принципиальному соглашению об обмене активами. Правда, Шалва, по словам Поволоцкого, рассчитывал и на денежное вознаграждение (его размер он не раскрывает). При этом передачу акций Шалвы в «Снегири» должен был одобрить Рашников как партнер по двум «Россиям».

Эволюция "Сити-паласа"

Ставки в игре увеличились молниеносно. В августе 2010 года Александр вновь отправился на Лазурный Берег. Там, на вилле Надера в присутствии Рашникова Александр, по его словам, получил от хозяина неожиданное встречное предложение. Рашников не будет возражать против передачи доли в «Россиях» от брата к брату, если Александр согласится сделать его партнером в другом проекте и продаст 50% в ООО «Сити-палас». Эта компания, учрежденная в 2004 году S&T Equity (входит в «Снегири») и ЗАО «Интеко» в равных долях, строила в Сити офисно-торговый комплекс с закрученными по спирали 54-этажным небоскребом. В башне по инициативе Лужкова должен был разместиться крупнейший в Москве дворец бракосочетаний.

Александр утверждает, что 100% проекта изначально принадлежало ему, в «Интеко» присоединилась позже в качестве «хорошего партнера». В 2009 году союз братьев Чигиринских с семьей Лужкова распался, так как стороны не смогли мирно урегулировать проблемы в нефтяном бизнесе. Из-за конфликта между Шалвой и Батуриной стройка «Сити-Паласа» встала, свидетельствует бывший вице-президент «Интеко» Олег Солощанский в показаниях суда для Кипра. В середине 2010 года по поручению Батуриной он встретился с Александром Чигиринским и договорился продать ему 50% в «Сити-Паласе». Сделка была оценена в сумму понесенных «Интеко»затрат с процентами — примерно $37 млн. Рыночная стоимость доли была «существенно выше», отмечает в своих показаниях Солощанский, но Батурина хотела быстро и без потерь выйти из конфликта с Чигиринскими.

Долю Батуриной захотел выкупить Рашников при содействии Надера. И «Интеко» по просьбе Александра Чигиринского, который отказался от преимущественного права выкупа, продала долю компании Snapbox Рашникова и Надера. Надер и адвокат Рашникова Сутягин категорически отрицают, что покупка доли в «Сити-Паласе» как-то связана с одобрением сделки между Чигиринскими. Приобрести долю Батуриной в «Сити-Паласе» якобы предложил сам Александр, так как у него не было денег.

Так или иначе, в середине декабря 2010 года доля в проекте за те же $37 млн достались Рашникову и Надеру. В рамках этой сделки Александр Чигиринский получил $1,5 млн (по его версии, это был старый долг «Интеко», по версии покупателей — комиссионные). Второй приход владельца ММК в Москва-Сити ознаменовался ребрендингом проекта. «Сити-Палас» превратился в башню «Эволюция». На объекте возобновились проектные и строительно-монтажные работы, партнеры выбрали генподрядчиком турецкий строительный холдинг Renaissance Construction. Несмотря на кризис, удалось получить кредит на $345 млн от Газпромбанка. Казалось, все идет хорошо, «Эволюция» строится, а братья Чигиринские договорились об обмене активами.

Токсичные партнеры

Однако в августе 2011 года адвокат Александра Чигиринского написал его партнерам, что бизнесмен больше не участвует в проектах и по всем вопросам им следует обращаться к Шалве Чигиринскому. Это сообщение застало Надера на отдыхе с детьми, и он тут же позвонил во Францию Шалве. «Мы не договорились», — кратко пояснил тот. Братья вели переговоры целый год. «Споткнулись на деталях»,— говорит адвокат Шалвы Поволоцкий. Его клиент так и не смог получить от брата деньги (а не только долю в «Снегирях»). Надер попросил Александра не принимать до сентября никаких решений. «Александр, ты подводишь Рашникова, он же не девелопер, — взывал Надер. — Сначал Шалва давал обещания построить проект с 2004 года, потом ты — взял, два года подержал и бросил». Александр был непреклонен и ответил Надеру, что ничего не хочет слышать о проектах старшего брата. Александр объяснил Forbes, что хотел сохранить родственные отношения и поэтому решил в общении с братом больше никогда не касаться темы бизнеса.

По версии Александра, из-за семейной размолвки он понес большие убытки, так как продал Рашникову 50% «Эволюции» за $37 млн, хотя бизнесмен Виталий Мащицкий был готов выкупить ее за $180 млн. Сам Мащицкий подтвердил Forbes, что был готов заплатить за половину башни эти деньги, так как «высоко оценил потенциальную прибыльность проекта». Александр попросил Надера дать ему преимущественное право выкупа долей Шалвы в «Россиях» как компенсацию за уступки доли Батуриной в «Эволюции». Надер, по словам Александра, согласился. «Они сказали, что сделают мне предложение. — говорит Александр Чигиринский. — Я ждал».

Шалва в то же время оставался за границей, полагая, что проекты в надежных руках: его партнером был Рашников, а от Надера он не ждал подвоха, поскольку они были знакомы с 1980-х годов. Коллекционер искусства Андрей Ружников и вовсе называет их «закадычными друзьями». В своих свидетельских показаниях он рассказывает, что в 2000-х Надер и его жена были частыми гостями на вилле Шалвы. Девелопер с легкостью разрешил близким друзьям пользоваться своим самолетом, и Ружников не раз оказывался на одном борту с Надером, а иногда и с его детьми. В 2008 году Чигиринский решил отпраздновать день рождения своей жены на сафари в Южной Африке. В поездку был приглашен только самый близкий круг: помимо Ружникова это были Надер с женой и подруга Панченковой.

Теперь Шалва Чигиринский понимает, что не стоило слепо доверять Надеру. По словам Шалвы, еще с 2010 года Надер начал склонять его к выходу из проектов, нагнетал обстановку. Надер, как рассказывает адвокат Шалвы, твердил, что такой акционер, как Шалва, из-за прежних связей и покровителей «токсичен» и «политически нежелателен». По версии Шалвы Чигиринского, именно Надер предложил ему продать доли в башне «Россия» и площадке на месте гостиницы «Россия». «Их [Надера и Рашникова] задача с самого начала была никого не впустить в проект и выкупить мою долю», — говорит старший Чигиринский. Он уже два года не был в России и относился к Надеру «как к брату», поэтому воспринял его предостережения всерьез и согласился на сделку. И хотя первоначальная цена упала с $100 млн до $60 млн ($23 млн за гостиницу и $37 млн за башню), Чигиринский остался очень доволен.

Шалва, уже несколько лет как завязавший с курением, ударив по рукам с Рашниковым и Надером, на радостях выкурил сигарету. По версии Надера, Шалва сам предложил Рашникову и Надеру выкупить его долю, так как у него не было денег на финансирование проекта. «Что нам оставалось? — говорит представитель Рашникова Сутягин. — Либо опять поставить проекты на списание, либо потратить еще денег, получить 100% и понятно для чего работать».

После сделки Шалва продолжал общаться и с Надером, приглашал его на день рождения, виделся с ним в Монако. «Я его благодарил и называл своим спасителем», — рассказывает Шалва. Сейчас Чигиринский уверен, что бывшие партнеры его «ловко обошли».

Продажа башен

После перехода двух «Россий» под полный контроль Рашникова (Надер стал его партнером) дела наладились. Бизнесмен, участвовавший в застройке Сити, говорит, что Рашников лично встречался с мэром Собяниным. Московские власти продлили сроки строительства башни «Россия», а в качестве компенсации за площадку на месте гостиницы передали Рашникову и Надеру отель Renaissance на Олимпийском проспекте, и они потом продали его гостиничной сети Azimut, по оценкам, за $150 млн.

Рашников подключил к строительству башни «Россия» свою команду, а в качестве консультанта привлек хорошо знакомую по башне «Эвоюция» турецкую компанию Renaissance Construction. Именно эта компания в 2015 году выкупила башню «Россия», по оценкам, за $300 млн. Важно, что подготовка к сделке с турками началась еще до выкупа доли Шалвы в начале 2012-го за $37 млн, следует из показаний гендиректора российского офиса Cushman & Wakefield Сергея Рыбокобылко для суда Кипра. Рашников с Надером обсуждали продажу доли в башне с представителями Renaissance в конце ноября 2011 года, указывает Рыбокобылко, а еще 30 сентября 2011 года Cushman оценил проект «России» в $234 млн. По словам Сутягина, переговоры о продаже начались только в 2012 году.

В 2014 году был найден покупатель на башню «Эволюция». Небоскреб купила «Транснефть», искавшая себе статусное место для офисов. Сделка была закрыта в 2015 году, после погашения кредитов и расчетов с подрядчиками инвесторы получили $267,6 млн (по материалам суда, это только часть чистой прибыли от проекта). Александр Чигиринский рассчитывал на половину этой суммы (в соответствии со своей долей) и компенсацию от партнеров, так как считал, что в 2010 году именно благодаря ему Рашников купил у «Интеко» 50% в проекте за смешные $37 млн. Нардер, как рассказывает Александр, сначала на словах заверял, что вот-вот будет готов обсуждать размер компенсации, а затем стал избегать девелопера: «Перестал отвечать на звонки, не приезжал на совещания и большую часть времени стал проводить за границей». Как-то Александр дозвонился до Надера, когда он вместе с Рашниковым отдыхал на Мальдивах, но внезапно там оказалась плохая связь. Последней каплей стала встреча в офисе Александра Чигиринского. Он пригласил и Рашникова, и Надера, чтобы «усадить их за стол и урегулировать непонимание». Но Рашников не приехал, а Надер сказал, что владелец «Магнитки» на эту тему разговаривать не будет. Сам Надер уверяет: отношения с Александром Чигиринским испортились в 2015 году, когда тот понял, что Надер и Рашников вышли с прибылью из проектов двух «Россий».

Искатели правды

В апреле 2016 года компания S&T Equity Александра Чигиринского подала к Рашникову, Надеру и их компании Snapbox иск в окружной суд Лимассола (Кипр) о неосновательном обогащении на $127 млн. Это произошло на следующий день после того, как Чигиринский получил $133,8 млн от продажи «Эволюции». После сделки вся сумма $257,6 млн — была перечислена на счет совместной компании Александра Чигиринского и Рашникова с Надером «Сити-Палас», однако металлург и сириец причитающиеся им $133,8 млн не получили. Гендиректор «Сити-Паласа» не перечислил дивиденды компании Рашникова с Надера Snapbox «по надуманным причинам», говорит управляющий директор офшора Андрей Фокин. В свою очередь, Snapbox подала иск о мошенничестве на $170 млн к Александру Чигиринскому и его структурам в окружной суд Никосии. Шалва Чигиринский тоже осознал, что «почти брат» Надер и Рашников поступили с ним несправедливо. Следующий иск подала компания Hazlewood, через которую Шалва владел башней «Россия». Девелопер считает, что бывшие партнеры выкупили его долю «за бросовую цену». «Я думал, все было честно! Я не знал, что они делали оценку объекта и получили все необходимые разрешения для строительства за моей спиной!» — негодует Шалва. Потери он оценил в $90 млн, хотя оговаривается, что сумма может быть увеличена. Почему опытный девелопер Чигиринский не знал, сколько стоят его активы? К тому моменту он два года провел за границей и уже не держал руку на пульсе, объясняет его адвокат Поволоцкий.

По словам Сутягина, адвоката Рашникова, в соглашении с Шалвой была зафиксирована окончательная цена. Сам девелопер был прекрасно осведомлен о том, что происходит, отмечает юрист: «До момента продажи люди Шалвы были на проекте». В декабре 2016-го суд отказался наложить арест на имущество Рашникова и Надера по иску Hazlewood (компания подала апелляцию). Подведем итоги. Шалва Чигиринский получил от Рашникова и Надера $60 млн за свои доли (по 50%) в башне «Россия» и площадке на месте гостиницы «Россия» и хочет отсудить еще минимум $90 млн. Александр Чигиринский получил $15 млн и $133,8 млн после продажи 50% башни «Эволюция» и хочет отсудить у Рашникова и Надера $127 млн. Рашников и Надер получили, по оценкам, $450 млн после продажи 100% двух «Россий» и $133,8 млн после продажи 50% башни «Эволюция», но эти деньги пока заморожены на счетах кипрского суда.

 






Наверх

Другие материалы раздела:

"Магнитный Коготь"
Контролирует 85,5% ММК
Загадки Магнитки
Рашников оставил Магнитку
Магнитку продали по дешевке
Магнитка порвала ветеранов
Лоток и супермаркет
Магнитка задавила мал.бизнес
Таинственный акционер ММК
"Магнитный коготь" умер
Сага о тридцати процентах
Рашников vs Чигиринские
Кидок на башню
Дворец на Рублевке. Фото
Арест проданных яхт=>
Карпов и Магнитогорск +

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+