Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© "Время Воронежа", 11.08.2016, Фото: РИА "Новости", Иллюстрация: via "Время Воронежа"

Как главный парламентский законник помог захватить воронежское предприятие

В руках Владимира Плигина законодательство — что дышло

Анатолий Марченко

Compromat.Ru
Владимир Плигин
Судя по последним социологическим замерам, в Госдуму не сможет — впервые за долгие годы — пройти Владимир Плигин — тихий герой законотворческой деятельности, чуть ли не серый кардинал российского парламента. Он является бессменным — с 2003 года — председателем парламентского Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству. Соответственно он первый, кто ответственен за появление огромной массы неэффективных, «заказных», репрессивных и просто глупых законов. Либо законов хороших, но почему-то не исполняемых.

Интернет-газета «Время Воронежа», обозревая итоги праймериз «Единой России» в стране и регионе, обратила внимание на феномен: Плигин, одна из ключевых фигур в депутатском корпусе с треском проигрывает праймериз в Санкт-Петербурге — и едва удерживается на полупроходном пятом месте партийного списка на выборах в Госдуму. Вернее, «полупроходным» оно считалось еще месяц назад. Сегодня, когда опросы ВЦИОМа и Левада-Центра показали предвыборное падение популярности единороссов, пятое место в традиционно протестном Питере становится непроходным.

Избиратели отказали тяжеловесу политики в доверии еще до выборов.

В это же время выборную гонку в Воронежской области начинает и заявляет о намерении победить вместе с «Патриотами России» давний оппонент Плигина в юридических тяжбах, бывший владелец «Павловскгранита» Сергей Пойманов.

Их заочное политическое соперничество как бы продолжает недавнее судебное противостояние.

Ресурсы влиятельности

Владимиру Плигину принадлежит юридическая фирма ЮСТ — почти такая же влиятельная, как думский Комитет по законодательству. И этим список «ресурсов влиятельности» Плигина не исчерпывается. Он, например, дружен с массой политиков и заместителем председателя Верховного суда Василием Нечаевым. Впрочем, тут и дружба, и служба: Нечаев в ВС отвечает за связи с Думой.

В общем, рычагов у ЮСТа достаточно, чтобы обеспечить прочную юридическую крышу.

Наконец, последнее звено в раскладе: Владимир Плигин известен своими дружескими отношениями с главой Сбербанка Германом Грефом. Вплоть до того, что пост главы правового департамента «Сбербанка» занял один из партнеров фирмы ЮСТ Игорь Кондрашов.

Более того, в обслуживании интересов Грефа Плигин применил настоящий комплексный подход! Он не просто обеспечил юридическое сопровождение, но и саму юридическую базу!

"Закон утюга"

Почему-то именно в самый нужный момент, в конце 2011 года силами Владимира Плигина был изменен закон о внесудебном порядке взыскания акций («О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество»).

Плигин выступил одним из инициаторов и авторов и организатором скорейшего продвижения законопроекта. Существовавший до того порядок подразумевал, что перед списанием заложенное имущество подлежит оценке, которую заемщик в случае несогласия может оспорить в суде. Иными словами, в спорных случаях без соответствующего решения суда (то есть, до признания в судебном порядке справедливости оценки) кредитор не мог забрать себе заложенное имущество.

Инициированные Владимиром Плигиным изменения позволяют кредитору присваивать имущество должника сразу же после проведения оценки. Если же заемщик считает, что заложенное им имущество недооценено, то он и теперь может судиться с кредитором, но уже лишившись имущества.

Юрист, консультант «Времени Воронежа» Олег Губарев пояснил эту туманную для непрофессионала ситуацию на конкретном примере:

— Человек берет кредит в банке и закладывает под него, скажем, утюг. Утюг стоит 40 долларов, но банк оценивает его в 10 долларов. Такое бывает сплошь и рядом, и люди идут на это, потому что в противном случае могут остаться вовсе без кредита. Но катастрофа им напрямую не грозила. Прежде чем забрать залог за неуплату, банк должен был прислать акт его оценки, с которой человек в случае несогласия шел в суд. Но по инициативе Плигина было сделано так, что сначала залог забирается банком, а уже потом заемщик, если не согласен, может судиться.

Повод или причина?

Но, скорее всего, реквизиция акций Павловского ГОКа — лишь подходящий повод. Принятые с подачи депутата Плигина законодательные новшества в целом невыгодны для заемщиков и крайне выгодны кредиторам, и в первую очередь крупнейшему кредитору страны — Сбербанку. Пока суд да дело, залог всегда может быть переуступлен нужным участникам рейдерской цепочки. Что и случилось с акциями «Павловскгранита» — они быстро были оценены «ниже плинтуса» и переуступлены Сбербанком оффшорным кампаниям.

Принятый закон открыл перед Сбербанком качественно новые возможности по внесудебному «отжиманию» у должников заложенного имущества еще и потому, что оценить залог «как надо» стало гораздо проще.

Конечно, лично «государственный человек» Плигин не принимал участия в судебных заседаниях. Это делал старший партнер компании ЮСТ Александр Боломатов. И по одному виду и манерам юриста можно было судить, какую мощную «крышу» он ощущал над собой.

Почтальоны Печкины

Символично, что поправка Плигина была принята в аккурат к тому моменту, когда структуре Сбербанка понадобилось забрать залог — акции «Павловскгранита». Под поправку Плигина попал пакет в размере 36% акций Павловского ГОКа, держателем которых являлось ООО «Витэра», принадлежащая Пойманову. Сначала их, как в примере с утюгом, весьма «эффективно» оценила компания сына Грефа Олега Оскаровича «НЭО Центр», занизив стоимость крупнейшего нерудного комбината Европы до неприличия. Потом уже «сыграла» поправка Плигина, по которой акции «Витэры» в несудебном порядке перешли Сбербанку. Чисто теоретически у Пойманова оставалось право оспорить это решение в суде, но это невозможно было сделать, не имея на руках уведомления о начале обращения взыскания на заложенное имущество. Заказным письмом оно отправилось на адрес «Витэры» по «Почте России», и тут эта стандартная процедура превратилась в аферу, стоившая бизнесмену весомой части Павловского ГОКа.

«Почта России», которая славится своим российским разгильдяйством, на этот раз сработала как часы— и «потеряла» заказное письмо. Эта странная рассеянность почтовиков обошлась владельцу комбината «Павловскгранит» в 3,5 миллиарда рублей.

Заказное письмо (номер 109004 36 02305 5) отправленное Сбербанк капиталом в адрес ООО «Витэра», содержало уведомление о начале обращения взыскания на заложенное имущество.

Потеря этого письма позволила спрятать информацию об оценке предприятия и списать во внесудебном порядке пакет 36% акций «Павловскгранита».

У собственника предприятия не осталось шанса защитить свои права в суде. Тем более, что к тяжбам подключился всемогущий ЮСТ, за которым была фигура Владимира Плигина.

Compromat.Ru

Сбербанк своего не упустит

Долгое время между кредитором и заемщиков сохранялась видимость партнерских отношений. Кредит в Сбербанке под залог акций был взят в 2008-м, и до марта 2010 года структуры Пойманова исправно выполняли свои обязательства по обслуживанию кредита. Но кризис внес жесточайшие коррективы в бизнес-планы. Начиная с марта 2010 года, когда выполнение графика платежей стало невозможным, Сергей Пойманов, не отказываясь от своих обязательств перед банком, начал вести переговоры о реструктуризации кредита.

Но Сбербанк отказался от компромисса, отвергнув все варианты реструктуризации, предложенные заемщиком. В свою очередь, финансисты предложили лишь одно — передать ОАО «Павловскгранит» в собственность дочерней структуры Сбербанка. А там, мол, через пару лет назначенный Сбербанком менеджмент погасит задолженность по кредиту и вернет Пойманову его предприятие.

И вот именно для того, чтобы отсечь все пути к реструктуризации, в ход пошли самые разнообразные приемы, включая хитроумные комбинации с заказными письмами.

Закон, что дышло

Если кто-то сомневается в том, что Владимир Плигин недостаточно силен, чтобы принимать нужные законы, то стоит обозреть его неутомимую деятельность в Госдуме. За последние 13 лет через руки юриста прошли все ключевые законодательные акты, менявшие нашу жизнь. От монетизации льгот в далеком 2004 году до «пакета Яровой», который сегодня угрожает взвинтить цены на связь.

Именно при Плигине появилось понятие «взбесившийся принтер» — когда Дума десятками (в час!) штамповала законы, закручивавшие гайки политической системы. Их плодил комитет Плигина. По его инициативе произошла отмена нижнего порога явки избирателей, запрет голосования «против всех», ужесточение государственного контроля за деятельностью некоммерческих организаций

Но — парадокс: один и тот же юрист сначала обосновывал повышение минимального числа членов партии до 50 тысяч человек, а потом настаивал на том, что и 500 человек достаточно. Плигин сначала ратовал за переход к голосованию исключительно по партийным спискам, а потом — за возврат к смешанной мажоритарно-пропорциональной системы.

Поговорка «закон что дышло» получила при этом авторе свое почти наглядную реализацию.

Вот только избирателям, кажется, это перестало нравиться.

Другие материалы раздела:
Плигин и дышло
📁 Друг на $170 млн Плигин =>

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru