Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© Ведомости, 15.05.01

Все, что нажито непосильным трудом

Как делили промышленный холдинг Инкомбанка

Елена Березанская
Елена Евстигнеева
Михаил Козырев

      "Ведомости" провели расследование вывода промышленных активов из Инкомбанка после августовского кризиса 1998 г. Вот его результаты (см. также стр. А1).

Банк - отдельно, заводы - отдельно

Таблицы и графики к статье:

        Основанный Владимиром Виноградовым "Инком" начал вкладывать деньги в промышленность раньше большинства других российских банков. Бывший инженер-физик Виноградов понимал, что будущее - за реальным сектором. Поэтому к моменту расцвета олигархического капитализма Инкомбанк был не только вторым в России после Сбербанка по объему привлеченных частных вкладов и третьим в стране по валюте баланса (после "Сбера" и СБС-Агро) , но и собственником внушительной промышленной империи, созданной, несмотря на неудачи на залоговых аукционах 1995 - 1996 гг.

        До кризиса 1998 г. Инкомбанк владел рядом крупных пакетов акций в российских промышленных предприятиях. Наиболее значимыми среди этих активов были доли участия в Магнитогорском металлургическом комбинате (10,5% ), "Ленэнерго" (11,33% ), кондитерском концерне "Бабаевский" (65,69% ), фабрике "Рот Фронт" (51,59% ), "Омском беконе" (58,53% ), Самарской металлургической компании (50,43% ), "ОКБ Сухого" (25,05% ), судостроительном заводе "Северная верфь" (18,85% ) и Балтийском заводе (16% ). Теперь на балансе Инкомбанка остался лишь контрольный пакет "Бабаевского" (51,06% ).

        В 1996 г. Инкомбанк начал объединять свои промышленные активы в холдинг. В то время этим занимались все крупные коммерческие банки - это позволяло им облегчить баланс и оптимизировать свою работу.

        Первым делом "Инком" создал пять дочерних компаний со 100% -ной долей участия: "ЛЭНСИ", "ФМ Корпорейшн", "Сервис-Технология", "Инком-Металл" и "Инком Капитал". Две последние компании не просто владели активами, но и занимались инвестиционной деятельностью. В 1997 г. к этому списку прибавились "Финсервис Лтд. " и "Бридж Инвестмент".

        После того как холдинг был сформирован, новые активы - в том числе контрольный пакет кондитерской фабрики "Рот Фронт" - покупал уже не сам "Инком", а его "дочки".

        В январе 1998 г. комитет по управлению активами и пассивами Инкомбанка решил сосредоточить контроль над промышленными активами в "Инком Капитале", которым тогда руководил Игорь Грязнов. И банк уступил свои доли в "дочках" этой компании. Под контроль "Инком Капитала" не попала только компания "Инком-Металл", возглавляемая Дмитрием Невежиным, на балансе которой удерживалось 10% акций Самарской металлургической компании ( "Самеко", крупный производитель алюминиевого проката).

        Но в таком виде промышленному холдингу оставалось жить считанные месяцы. Незадолго до августовского кризиса у Инкомбанка начались проблемы с ликвидностью. И менеджеры "Инкома", предчувствуя неладное, начали работать над схемой перевода промышленных активов банка в свою личную собственность.

        Успеть до часа "Ч"

        В этой схеме основную роль играла компания "Объединенные ресурсы-сервис" (ОРС) , зарегистрированная в июле 1998 г. на бывшего советника президента банка Игоря Зимовцева. О существовании этой компании в то время знали лишь наиболее приближенные к Виноградову люди. Ведь хотя впоследствии много говорилось о тяжелой болезни олигарха, из-за которой он отошел от дел, именно он был основным автором схемы - по крайней мере так утверждает хорошо осведомленный источник "Ведомостей" из числа бывших топ-менеджеров Инкомбанка.

        Уже после кризиса, когда судьба Инкомбанка не вызывала сомнений, ОРС купил у "Инком Капитала" доли в компаниях "ЛЭНСИ", "ФМ Корпорейшн", "Сервис-Технология", "Финсервис" и "Бридж Инвестмент". Именно между ними были распределены все акции Инкомбанка в промышленных предприятиях. Договор о покупке компаний - очевидно, по указанию руководства - подписали Зимовцев и Грязнов. По данным Московской регистрационной палаты, компании были полностью перерегистрированы на ОРС 20 октября 1998 г. - за девять дней до отзыва лицензии у Инкомбанка.

        Кроме того, "Инком Капитал" передал ОРС большой портфель принадлежавших Инкомбанку корпоративных ценных бумаг и облигаций субъектов РФ. ОРС расплатился векселями, суммарный номинал которых был во много раз больше уставного капитала компании, составлявшего 1,5 млн руб. По данным источников "Ведомостей", компания выпустила векселей на 400 млн руб.

        Документальных подтверждений покупки активов за векселя "Ведомостям" получить не удалось - "Инком Капитал" признан банкротом и большинство бумаг, связанных с его хозяйственной деятельностью, исчезло.

        К тому времени ОРС принадлежал уже не Зимовцеву, а двум офшорным компаниям: зарегистрированной в Люксембурге "Мазерана Инвест Эстеблишмент" (51% ) и "Инвестмент Сосайтиз Холдинг С. А. " (49% ), зарегистрированной в Лихтенштейне. По данным источников "Ведомостей", знакомых с обстоятельствами сделки, "Мазерана" контролировалась Виноградовым, а "Инвестмент Сосайтиз Холдинг" - бывшими менеджерами банка, покинувшими "Инком" одновременно с его основателем. Завершив перевод активов, Виноградов ушел из банка 27 октября 1998 г. До отзыва лицензии оставалось два дня.

        Виноградов просчитался

        После отставки Виноградова в Инкомбанке начался разброд. К этому периоду относится рассказ одного из менеджеров "Инкома" о том, как уходящие сотрудники уносили с собой все, даже бронзовые дверные ручки. Две недели обязанности президента и председателя правления банка исполнял Борис Зенков. В середине ноября 1998 г. наблюдательный совет банка под руководством Владимира Грошева, еще в 1988 г. занимавшего пост председателя совета директоров "Инкома", назначил президентом Александра Титова. Но и он не оправдал надежд Грошева, и в феврале его сменил зять Грошева Игорь Курланов, который до этого был одним из топ-менеджеров "Самеко".

        Курланову удалось стабилизировать ситуацию в банке. Грошев, Курланов и Невежин, ставший членом правления банка в ноябре 1998 г. , начали разрабатывать план реструктуризации долгов, надеясь избежать банкротства "Инкома". Процедура банкротства банка к тому времени уже началась, а долги его достигали астрономической суммы в $3,9 млрд.

        В банке было создано специальное подразделение по поиску и возврату выведенных активов. Вскоре они были найдены, рассказал "Ведомостям" бывший топ-менеджер "Инкома". Курланов и Невежин начали переговоры с представителями "Инвестмент Сосайтиз" и "Мазераны" - соответственно бывшим главой "Инком Капитала" Игорем Грязновым и бизнесменом Мусой Идиговым.

        Муса Идигов прославился сделкой, которая дорого обошлась тогда еще сильному Инкомбанку. В бытность заместителем курского губернатора Александра Руцкого Идигов продал свой московский особняк под представительство области в столице. "Инком" согласился выделить области кредит в $4,5 млн на покупку здания. Потом выяснилось, что сам Идигов купил здание меньше чем за $2 млн. Руцкой уволил своего заместителя и перестал платить по кредиту. "Инком" отсудил у области особняк, но уже не мог продать его достаточно дорого, чтобы вернуть свои деньги.

        Одновременно с переговорами Курланов и Невежин писали письма в ФСБ и прочие силовые ведомства - просили помощи в возврате активов. Вмешивались ли в дело спецслужбы, "Ведомостям" выяснить не удалось. Виноградов был недоступен для комментариев. Но какие-то веские аргументы новый менеджмент "Инкома" найти сумел, и Идигов с Грязновым согласились отдать активы. Правда, не банку, из которого они были выведены, а структурам, подконтрольным его менеджменту.

        Доли "Мазераны" и "Инвестмент Сосайтиз" в компании ОРС были проданы за вексель на символическую сумму в 1,5 млн руб. компаниям "Рангос" и "Байкал-Азимут". В распоряжении "Ведомостей" есть копия договора от 25 марта 1999 г. о продаже "Инвестмент Сосайтиз" своей доли компании в ОРС компании "Рангос". Переоформление долей участия в ОРС на "Рангос" и "Байкал-Азимут", по данным Московской регистрационной палаты, завершилось в октябре 1999 г.

        "Гута" как белый рыцарь

        Курланову и Невежину тут же пришлось переводить сами промышленные активы "Инкома" из принадлежащих ОРС компаний в новые. Дело в том, что на рынке неожиданно появились векселя ОРС, которыми тот в свое время расплатился с "Инком Капиталом". Часть этих векселей малоизвестные компании предъявили ОРС к погашению. Над акциями заводов нависла угроза ареста. Одновременно, рассказывает знакомый с ситуацией источник, некоторыми компаниями, принадлежавшими ОРС, заинтересовалась налоговая полиция.

        Для создания нового промышленного холдинга из пяти компаний руководство "Инкома" использовало уже имевшиеся в его распоряжении "Байкал-Азимут" и "Варун" с уставным капиталом по 12 000 руб. Эти компании еще в апреле 1998 г. были зарегистрированы на сотрудников Инкомбанка Людмилу Уварову и Михаила Федотова. Три другие компании с минимальным уставным капиталом (8350 руб. ) - "Рангос", "Флорэна" и "Эсберг" - были просто куплены на рынке.

        Выведенные на новые компании промышленные активы руководство "Инкома" планировало использовать в качестве залога по кредиту, о котором велись переговоры с Гута-банком и его материнским холдингом - "Госинкором". Со стороны "Гуты" в переговорах участвовали председатель совета банка Артем Кузнецов, председатель корпорации "Госинкор-холдинг" Юрий Петров и зампред совета "Госинкор-холдинга" Алексей Харин, а со стороны "Инкома" - Невежин, Курланов и Грошев.

        Договорились о схеме, по которой Гута-банк согласился предоставить "Инкому" стабилизационный кредит в $150 млн. По словам знакомого с ситуацией источника "Ведомостей", $100 млн "Гута" обещала выдать под залог части кредитного портфеля Инкомбанка, а еще $50 млн - под залог промышленных активов, стоимость которых Инкомбанк оценивал в то время в $52 млн. Наиболее ценными из активов, находящихся на балансе компаний, которые планировалось передать под контроль "Гуты" в качестве залога, были контрольный пакет акций "Рот Фронта" и блокирующий "ОКБ Сухого".

        Воплотить этот план в жизнь предполагалось так. Контролируемая "Госинкором" компания "Виремент-М" должна была выкупить "Байкал-Азимут", "Рангос", "Варун", "Флорэну" и "Эсберг" у их учредителей по номинальной стоимости - за 50 000 руб. - и таким образом приобрести контроль над их активами. А "Инком", как говорилось в договоре, получил бы кредит под залог участия в этих компаниях.

        Наконец дело дошло до практической реализации схемы. Инкомбанк передал "Гуте" подписанные со своей стороны договоры купли-продажи компаний "Виременту" и ксерокопии протоколов о назначении в компании новых директоров. А "Гута" передала "Инкому" кредитный договор. Но в нем вместо $50 млн фигурировали всего $3 млн - первый транш по кредиту. Этот договор руководство Инкомбанка отправило на экспертизу в договорно-правовой отдел. В распоряжении "Ведомостей" имеется заключение руководителя отдела Анатолия Филатова, в котором юрист предупреждает, что договор крайне невыгоден для залогодателя: по нему "Госинкор" не обязан предоставлять никаких кредитов, кроме первого транша. Да и возврата этих средств он может потребовать в любой момент.

        Тогда руководство Инкомбанка решило отказаться от сделки и попросило "Гуту" вернуть переданный ей пакет документов, но никакой реакции на просьбу не последовало.

        Менеджерам "Инкома" стало ясно, что "Гута" попытается завершить сделку, и Невежин с Курлановым лихорадочно занялись очередным переводом активов. С балансов компаний, участвовавших в сделке, акции фабрики "Рот Фронт" переводятся на фирмы "Комлэнд М", "Бизнес-Респект" и "Филар-Электромонтаж".

        С точки зрения Владимира Грошева, Невежин и Курланов испортили весь план спасения "Инкома". Он изгнал их из правления и возглавил банк сам. Но изменить он уже ничего не мог.

        $52 млн = 50 000 руб.

        А "Гута" тем временем выполняла условия переданных ей "Инкомом" договоров купли-продажи. В декабре 1999 г. она отправила учредителям "Байкал-Азимута", "Рангоса", "Варуна", "Флорэны" и "Эсберга" кому почтовые, кому банковские переводы - на суммы, точно соответствующие мизерному уставному капиталу этих фирм. Подтверждающие документы имеются в распоряжении "Ведомостей".

        На основании ксерокопий протоколов в компании назначаются новые директора, но зарегистрировать покупку компаний только на основании договоров купли-продажи "Виремент-М" не может - оригиналы учредительных документов находятся в Инкомбанке.

        Чтобы обойти это препятствие, Гута-банк придумал хитрый ход. Сначала генеральный директор "Виремент-М" обратился к только что назначенным по списку "Гуты" директорам пяти компаний с требованием предоставить копии учредительных документов, бухгалтерские балансы и отчеты за 1999 г. Директора, у которых не было учредительных документов, ответили отказом, ссылаясь на то, что "Виремент-М" не может осуществлять права собственника, ведь факт приобретения им доли участия не зарегистрирован.

        Тогда "Виремент-М" обратился в суд с жалобами на директоров купленных им компаний. В исковом заявлении "Виремент" просил признать его собственником компаний и обязать директоров предоставить ему учредительные документы. Ответчики либо просто не являлись на заседания судов, либо сообщали, что согласны с исковыми требованиями. Все пять исков были удовлетворены. На основании судебных решений новые директора получили в регистрационной палате дубликаты учредительных документов. В мае 2000 г. "Байкал-Азимут", "Рангос", "Варун", "Флорэна" и "Эсберг" были перерегистрированы на "Виремент-М".

        "Гута" тотчас же начала оспаривать сделки по выводу акций "Рот Фронта" с балансов подконтрольных "Виременту-М" компаний. "Байкал-Азимут", "Варун" и "Флорэна" подали в суд на "Комлэнд М", "Бизнес-Респект" и "Филар-Электромонтаж" и к концу 2000 г. выиграли во всех инстанциях. После этого уже ничто не мешало "Гуте" сменить старый совет директоров "Рот Фронта" и назначить в компанию своего гендиректора.

        Так, заплатив всего 50 000 руб. , "Госинкор-холдинг" стал владельцем контрольного пакета "Рот Фронта", блокирующего пакета "ОКБ Сухой" и еще ряда менее ценных промышленных активов. "Гута" сразу поняла уязвимость позиции Инкомбанка, узнав, что компании, на балансе которых находились промышленные активы, никак не были связаны с самим банком. ..

        Теперь в Гута-банке утверждают, что сделка по приобретению компаний никак не была связана с возможным предоставлением кредита. По словам председателя совета Гута-банка Артема Кузнецова, стабилизационный кредит "Инкому" предполагалось выдать под залог его первоклассных активов, в том числе кредитов РАО ЕЭС, "Газпрому", ОАО "Оренбургнефть", региональным администрациям. Эти активы в отличие от акций "Рот Фронта" были отражены в балансе Инкомбанка.

        Что касается покупки пяти компаний, Кузнецов утверждает, что "Гута" заплатила за них гораздо больше, чем было указано в подготовленных Инкомбанком договорах купли-продажи. "Не всегда то, что написано на бумаге, соответствует действительности", - заявил "Ведомостям" Кузнецов.

        По словам председателя совета "Гуты", переговоры о покупке активов шли не с Инкомбанком, а с конкретными людьми - владельцами этих активов. И именно с ними по разным схемам, в том числе офшорным, были произведены все взаиморасчеты.

        Невежин прокомментировал заявление Кузнецова лишь одной фразой: "Пусть покажут мне эти офшорные счета, я буду очень рад за кредиторов Инкомбанка, которые будут знать, откуда взять деньги, принадлежащие им". По данным "Ведомостей", Невежин с Курлановым сейчас оспаривают в суде факт создания самой компании "Виремент-М". Если это удастся, контроль над активами снова перейдет к бывшим руководителям "Инкома". Но не автоматически, а лишь если они приложат дополнительные усилия.

        В сентябре прошлого года "Виремент-М" продал свои доли в "Байкал-Азимуте", "Рангосе", "Варуне", "Флорэне" и "Эсберге" зарегистрированной на Багамских островах компании "РЕНВИК ЛТД. ". А находившиеся на балансе компаний "Байкал-Азимут" и "Эсберг", 25,05% акций "ОКБ Сухого" "Гута" перевела на другие компании. По данным источника "Ведомостей в "ОКБ Сухой", 10% из пакета "Гуты" сейчас находятся на балансе российской компании "Кватра-сервис", а остальные 15,05% распределены между двумя кипрскими компаниями с непроизносимыми названиями - NAOUAPE Holding Ltd. и PIOCLVOLT Holding Ltd.

        Сейчас на балансе компаний "Байкал-Азимут", "Рангос", "Варун", "Флорэна" и "Эсберг" находятся: контрольный пакет акций "Рот Фронта" (51,59% ), 10,57% акций компании "Авиастар", 10,98% Улан-Удэнского авиазавода, 8,53% "РЕСО-Гарантии", 75,58% акций ОАО "Счетмаш" и 2,26% акций "Бабаевского".

        Под контролем созданных Невежиным и Курлановым структур находятся следующие активы: на балансе "Комлэнд М" - 3% акций "Ленэнерго", "Делком-Сервис" - 9,01% Балтийского завода и 18,85% "Северной верфи". 12,37% акций "Бабаевского" распределено между компаниями "Ламира-Арт", "Рилона-Арт", "Эллида-Арт" и "Майерс". Предполагается, что эти активы Невежин с Курлановым вернут кредиторам Инкомбанка. Каким образом это произойдет, пока не понятно.

        Остатки сладки.

        Виноградов и его команда успели вывести из "Инкома" не все промышленные активы. Акции многих предприятий ушли из банка уже после отзыва лицензии. Выяснить, кому они принадлежат теперь, гораздо сложнее, чем в случае с "Гутой" и экс-менеджерами.

        О пакете акций Магнитки (10,5% ) известно лишь, что он в конечном итоге оказался на балансе компании "РЕМЕК", учредителями которой, по данным Московской регистрационной палаты, являются "Инком-Металл" (49,7% ) и зарегистрированная в городе Магнитогорске компания "Радиомагнит" (50,3% ). "Инком-Металла" больше не существует - он банкрот. За компанией "Радиомагнит", скорее всего, стоит менеджмент комбината, политика которого направлена на то, чтобы не допустить захвата контроля над Магниткой какой-нибудь сторонней структурой. Об этом рассказал "Ведомостям" бывший сотрудник Инкомбанка, близкий к его руководству.

        На самом ММК никаких комментариев на этот счет получить не удалось. Источник, близкий к руководству комбината, сказал "Ведомостям", что пакет акций ММК был в свое время куплен Инкомбанком по цене во много раз ниже рыночной. Бывшее руководство комбината, таким образом, погасило Инкомбанку долг по кредиту.

        Действительно, судя по балансу, Инкомбанк купил пакет ММК всего за 8 млн руб. Сейчас акции ММК на рынке не торгуются, но мелкие брокеры скупают их у населения примерно по $20. Исходя из этих ориентировочных данных, пакет Магнитки из 930 000 акций (именно столько было у Инкомбанка) может стоить около $20 млн.

        Проследить путь активов, которые покупали региональные "дочки" Инкомбанка, еще сложнее.

        В конце 1997 г. Инкомбанк купил 11,33% акций "Ленэнерго" и стал вторым по величине акционером компании после РАО "ЕЭС России" (49% ). Акции приобретались на две санкт-петербургские "дочки" Инкомбанка - "Деловые бумаги" и "Проектбумага". Уже после начала банкротства "Инкома" судебные приставы Санкт-Петербурга по искам частных вкладчиков и некоторых юридических лиц наложили арест на 8,3% акций "Ленэнерго" из принадлежащего Инкомбанку пакета, а затем, в начале 1999 г. , продали его некой офшорной компании "Дженнингс". Акции числом 74,742 млн шт. были проданы по 50 коп. каждая, при том что рыночные котировки "Ленэнерго" в то время составляли 3 - 4 руб. Организовала продажу санкт-петербургская компания "ЭС-ПИ Секьюритиз". После этого, уже в апреле 1999 г. , "Ленэнерго" заявила, что собственником большей части инкомовского пакета стала некая компания "Форитекс", которая передала свои акции в управление все той же "ЭС-ПИ Секьюритиз".

        Поскольку акции "Лэнэнерго" включались в баланс Инкомбанка и были проданы уже после начала процедуры банкротства, временный управляющий банка Владимир Алексеев пытался обжаловать действия приставов в суде. По словам начальника договорно-правового управления Инкомбанка Анатолия Филатова, суды шли как в Санкт-Петербурге, так и в Москве - и везде Инкомбанк проиграл. Кроме того, пристав, под руководством которой проходила операция, давно уволилась.

        Свои акции "Ленэнерго" Инкомбанк хранил в депозитарии ОНЭКСИМбанка. Теперь этот депозитарий находится в Росбанке. "Ведомости" пытались выяснить что-нибудь там, но попытки эти никакого результата не принесли.

        Каким образом приставы сумели найти, где находятся принадлежавшие Инкомбанку акции, чтобы их арестовать, остается загадкой. Скорее всего, им помог кто-то из менеджеров санкт-петербургского филиала Инкомбанка. Управлял этим филиалом Вадим Зингман. Из "Инкома" он ушел еще в ноябре 1998 г. , а в начале 1999 г. ему предложили возглавить БалтОНЭКСИМбанк. Сейчас Зингман работает в Москве вместе с Виноградовым, в его Межрегиональном клиринговом банке, но поговорить с ним "Ведомостям" не удалось.

        Похожая история произошла и с принадлежащим Инкомбанку пакетом "Омского бекона" - одного из крупнейших в России животноводческих и мясоперерабатывающих холдингов. Этот пакет (58,53% ) находился на балансе зарегистрированной в Омской области "дочки" Инкомбанка под названием "Эксперт". В Омске у Инкомбанка также был крупный филиал.

        В конце 1998 г. Фонд имущества Омской области по поручению Пенсионного фонда без всякого конкурса продал 19,96% принадлежащих "Инкому" акций "Омского бекона" зарегистрированной на Багамских островах компании "Труссарди Инвестмент Лтд. ". Акции были проданы за 8 млн руб. , хотя балансовая стоимость всего пакета (58,53% ) составляла 50 млн руб.

        Осенью 1999 г. прокуратура Омской области обратилась в арбитражный суд с требованием признать эту сделку недействительной. На акции "Труссарди Инвестмент Лтд. " был наложен арест. А что случилось с остальными 38,57% , до сих пор неизвестно. Можно только предположить, что эти акции через аффилированные структуры приобрела компания "Сибнефть".

        По данным отчета "Омского бекона" за IV квартал 2000 г. , сама "Сибнефть" владеет 19,71% акций предприятия. "Труссарди Инвестмент Лтд. " принадлежит 19,96% (по данным "Сибнефти", арест с этих акций пока не снят) , компании "Гартмур КС" - еще 7,38%. Еще две офшорные компании - Richard Enterprises S.A. и Gregory Trading S.A. - являются собственниками 19,96% и 14,8% соответственно.

        В совете директоров "Омского бекона" из семи человек шесть - представители "Сибнефти". Но в компании наотрез отказываются говорить что-либо об инкомовском пакете.

        Замгендиректора "Омского бекона" Андрей Аксенов подтвердил "Ведомостям", что стратегию развития комбината сейчас определяет "Сибнефть". Каким образом нефтяная компания сумела получить контроль, он не знает, и структура капитала компании его не интересует. Между тем понятно, что "Сибнефть" не смогла бы получить контроль над комбинатом, не выкупив хотя бы часть принадлежащих Инкомбанку акций, - никаких дополнительных эмиссий "Омский бекон" не проводил.

        Эпилог

        Сейчас в Инкомбанке - решением комитета кредиторов от 6 марта - вновь создано специальное подразделение по возврату активов. Эта работа ведется под неформальным руководством представителей Росбанка, приглашенных кредиторами, чтобы максимизировать выплаты. По словам члена комитета кредиторов, первого зампреда правления банка МФК Максима Финского, генеральные директора дочерних компаний Инкомбанка, из которых ушли активы, приглашены в "Инком" консультантами. Их задача - помочь вернуть уведенное.

        "Они должны работать в Инкомбанке, чтобы быть полностью под контролем конкурсного производства, чтобы эти активы еще раз куда-то не уплыли", - говорит Финский.

        Это значит, что, например, тому же Невежину придется во второй раз протаптывать тропинку к тем же активам, которые он под руководством Грошева возвращал из офшоров в 1999 г. Если активы удастся вернуть в "дочки" "Инкома", банк воспользуется их векселями, чтобы перевести акции промышленных компаний на свой баланс.

        Однако специалисты Росбанка ставят перед собой весьма сложную задачу. Это понимает и Финский: "Мы достаточно детально провели анализ юридической ситуации, и мы видим, что, поскольку процесс был неуправляемый, по каждому из этих активов от 20 до 30 исков находятся в процессе производства. Ситуация очень сложная, процессы длительные. Нельзя доказать, что эти активы были незаконно выведены. Это можно сделать только через уголовное производство".

        Ясно одно: те, кто сперва построил Инкомбанк, а затем разобрал его по кирпичику, еще долго не смогут спать спокойно. Инкомбанк, первым из докризисных финансовых гигантов лишившийся лицензии, скорее всего, умрет последним.

 






Наверх
Как делили холдинг Инкомбанка
Таблица к статье
Прачечная на обороте меню
Кому досталась империя
Виноградова сдал сотрудник
СП о банкротстве Инкомбанка
В чем обвиняют управляющих
Как украли Инкомбанк
Виноградов отмывал деньги
Виноградов попал в историю
Отпечатки пальцев Малевича
"Черный квадрат" - подделка

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+