Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Сладкие активы Игоря Худокормова

Заводы, девелоперские проекты, недвижимость в России и Европе совладельца сахарного холдинга "Продимекс"

Оригинал этого материала
© Life.Ru, 23.03.2022, Сладкий бизнес: Как живёт крупнейший сахарный магнат России, Фото: Abireg.ru, Иллюстрации: via Life.Ru

Егор Пережогин

Игорь Худокормов
Игорь Худокормов
В России резко вырос спрос на сахар, старушки сметают его с полок. Владельцем крупных производств является рублёвый миллиардер Игорь Худокормов. Как он поднялся и чем зарабатывает?

По неизвестной причине россияне, в большинстве своём пожилого возраста, скупают сахар. Например, воронежцы купили 100 тонн сахара за 10 дней — это месячная норма. Во многих местных магазинах тут же взлетели цены и опустели полки. Аналогичная картина в Брянской, Ульяновской, Пензенской и Сахалинской областях, Приморье, Башкортостане и десятке других регионов. Мошенники тоже не дремлют: в Москве женщина заказала у оптовика 30 тонн и заплатила аванс 300 тысяч рублей. После перевода продавец пропал.

По данным Росстата, с 24 февраля по 4 марта сахарный песок подорожал на 3,3%, с 5 по 11 марта — на 12,8%. В некоторых регионах цены выросли ещё сильнее. Например, в Калужской области сразу на 20%. В соцсетях есть сообщения о двукратном подорожании. Сахарная истерия выглядит искусственной, если вспомнить новости двухгодовалой давности. Тогда сообщалось, что несколько сезонов подряд Россия производит больше сахара, чем потребляет, — излишки копятся на складах. Новые цены на сахар могут теперь озолотить производителей и посредников.

Игроки сахарного рынка

В отличие от любой другой отрасли сельского хозяйства сахарная чересчур закрытая и корпоративно сплочённая, отмечают эксперты. У сахарников единый союз — "Союзроссахар" (в отличие от молочников, мясников и зерновиков, имеющих по несколько конкурирующих объединений), который выполняет множество функций — от лоббистских до пиара. Сахарные гиганты ведут скоординированную политику. Например, в 2014 году "Русагро" и "Продимекс" одновременно прекратили поставки на фабрики "Объединённых кондитеров", накопивших долг в 220 миллионов рублей.

В свеклосахарный подкомплекс России входят около 4500 свеклосеющих хозяйств и 68 сахарных заводов. В 2021 году было произведено почти 6 млн тонн сахарного песка. Заметных игроков на рынке четыре.

Compromat.Ru: 74043
Крупнейший игрок на сахарном рынке — холдинг "Продимекс"
Доля кубанского холдинга "Доминант" — 13%. Владелец Павел Демидов, малоизвестный бизнесмен из Москвы.

Такая же доля — 13% — у столичного концерна "Русагро", подконтрольного семье экс-сенатора от Белгородской области олигарха Вадима Мошковича.

"Сюкден" — транснациональная компания с французскими корнями — имеет долю 12%.

Крупнейшим и наиболее влиятельным отечественным производителем сахара является агрохолдинг "Продимекс", созданный в 1992 году. В его составе: 16 сахарных заводов, почти 900 тысяч гектаров земли в Воронежской, Белгородской, Курской, Тамбовской и Пензенской областях, Краснодарском и Ставропольском краях, Республике Башкортостан. Ежегодное производство — свыше 1,5 млн тонн сахара. В разные годы "Продимекс" занимал 21–23% российского рынка сахара. В 2020-м холдинг принёс выручку 93,6 млрд рублей — это на треть больше, чем в позапрошлом году.

Структура "Продимекса" — это десятки связанных между собой юридических лиц, раскиданных по всей стране. Головных компаний две: столичная ХК "Продимекс" и принадлежащая кипрскому офшору горно-алтайская "ОСК". Сейчас они реорганизуются, сливаясь в одну организацию. Центр логистики агрохолдинга находится в подмосковном Красногорске в БЦ "Рига Ленд".

Самый скрытный бизнесмен России

Основал "Продимекс" 53-летний уроженец Пензы Игорь Худокормов. По разным оценкам, он сейчас владеет 61–81% акций агрохолдинга. Худокормова называют самым скрытным бизнесменом России. Он не дал ни одного интервью, ничего не известно о его семье, почти ничего — о биографии. В 2019-м Игорь Худокормов стал № 177 в рейтинге Forbes с состоянием $600 млн.

Abireg.ru, 15.05.2017, "Бизнес вприкуску — сахар, слезы и колхозы Игоря Худокормова": Предыдущие несколько лет Худокормов с состоянием в 500 миллионов долларов занимал места чуть ниже 195-го, так что его убытию средства массовой информации не удивились. Произошло это незаметно, как и почти все, что касается жизни Игоря Вячеславовича. «Продимекс» не имеет пресс-секретаря и не отвечает на запросы прессы, сам Худокормов за 25 лет с момента основания компании не дал ни одного интервью. Во всех случаях, когда «Продимексу» нужно что-то сообщить о себе, за основателя компании «отдуваются» его топ-менеджеры. У закрытости есть и свои плюсы — на просторах Интернета нет не то что компромата, а даже упоминаний фамилии Худокормова в негативном контексте. [...]

Единственным известным увлечением сахарного короля является хоккей. Многие годы нападающий Худокормов играл в разных любительских лигах, и, хотя данных об его участиях в спортивных соревнованиях после 2011 года нет, вряд ли он свою привычку оставил. Просто, как и все остальное в своей жизни, спрятал подальше от любопытных глаз. Сильные мира сего любят прокатиться с клюшкой по льду, но с кем владелец «Продимекса» пересекается и дружит на хоккейной площадке и вне ее — остается тайной за семью печатями. Известны, правда, дружеские отношения Худокормова со знаменитым хоккеистом Игорем Есмантовичем, с которым они вместе играли за команду «Банк «Клиентский» в любительской хоккейной лиге. Сегодня Есмантович — генеральный директор ЦСКА, а пригласил его на работу не кто иной, как президент «Роснефти» Игорь Сечин, возглавляющий наблюдательный совет легендарной команды. Так что, думаю, Худокормов машет клюшкой не без выгоды для себя и своего бизнеса. [...]

На дочерей Худокормова вместе с женами Цандо и Пчелкина оформлена компания «Бизнес строй», которая занимается «покупкой и продажей собственной недвижимости». Его родная сестра Елена работает нотариусом в Южном Бутово. — Врезка К.ру

Об Игоре Худокормове пишут, что он "военный, выпускник Ленинградского железнодорожного военного училища. Худокормов должен был получить диплом примерно в 1990 году, а уже в 1992-м занялся бизнесом. Его партнёры по "Продимексу" — тоже бывшие офицеры и, скорее всего, сослуживцы. Речь о гендиректоре Викторе Алексахине, миноритарных акционерах Виталии Цандо и Владимире Пчёлкине. Ещё топ-менеджером в "Продимексе" трудился сын замминистра МВД РФ Дениса Зубова. В 2004 году Игорь Худокормов купил у высокопоставленного силовика долю в офшорной компании The Monumental Property Company, фигурировавшей в "Панамском досье".

Согласно базе СПАРК, первым бизнесом Игоря Худокормова стала пензенская торговая фирма "Росса". Её создал в 1991 году Вячеслав Худокормов — отец миллиардера. Как выяснил Лайф, Худокормов-старший работал в управляющей компании "Тройка Диалог" — скандальной инвестиционной конторе, которую обвиняли в отмывании, обналичивании и нелегальном выводе из России $5 млрд. Вячеслав Худокормов председательствовал в правлении дачного товарищества "Палица-2012" на Рублёво-Успенском шоссе. Юрлица сейчас нет. Но роскошные особняки остались и находятся, судя по карте, на территории элитного закрытого посёлка КП "Молодёново". Стоимость домов — от 200 млн рублей.

Compromat.Ru: 74044
Отец Игоря Худокормова был председателем правления дачного кооператива
Мать сахарного короля Алевтина Худокормова владела четырьмя столичными предприятиями в сфере рекламы и строительства, а также ЧОП. Все они ликвидированы фискалами из-за нарушений.

В 1992 году Игорь Худокормов стал заниматься поставками с Украины дешёвого украинского сахара. Основным методом расчёта был бартер на российский мазут. Вскоре наши власти поняли, что украинский песок убивает отечественную сахарную отрасль, и установили пошлины на импорт. Игорь Худокормов нашёл выход, воспользовавшись лазейкой в новом законе. Он начал ввозить украинский песок в виде сиропа.

В 1994 году, предположительно, от рук наёмных убийц погиб директор Успенского сахарного завода. Покойный прославился тем, что передал в руки простых сотрудников 94% акций предприятия. Однако они так и не получили дивидендов. Старая компания была ликвидирована, на её месте появилась новая, подконтрольная уже структурам Худокормова.

В нулевые Худокормов уже считался респектабельным и быстроразвивающимся бизнесменом. Но его методы продолжали вызывать вопросы.

В 2009 году "Продимекс" и Перепелиное хозяйство не поделили десять гектаров пахотных земель. Между их ЧОП произошла битва с применением оружия. Деловая пресса утверждает, что охрана "Продимекса" применила боевое оружие, оппоненты — травматическое. Конфликт погасил ОМОН, пострадало 20 человек.

В 2013 году в Воронежской области сотрудники "Продимекса" не дали собрать урожай фермеру Игорю Югову. Земля оказалась уже не его по решению суда. Сам Югов говорил, что на судью якобы давили, поэтому тот и вынес решение в пользу агрохолдинга. Юристы фермера указывали на связь интересов суда, районной администрации и "Продимекса".

В 2015-м подразделение Федеральной антимонопольной службы по Татарстану обвинило 32 сахарных завода, включая большинство цехов "Продимекса", в картельном сговоре и единовременном экономически необоснованном повышении цен на сахар на 30%. Ревизоры предписали вернуть в бюджет полученные таким образом 360 млн рублей. История закончилась ничем. ФАС отменила предписание регионального подразделения.

В прошлом году "Продимекс" стал по сути единоличным кредитором воронежского ФГУП "Знамя Октября". Оно задолжало налоговой службе 178 млн рублей, но обанкротилось по иску "Продимекса" на 2,4 млн. Контролируя банкротство ФГУПа, структуры Худокормова смогут выкупить его активы за цену ниже рынка.

В бизнес-империю Игоря Худокормова также входят строительные предприятия. Головная компания — ООО "Сонгри". Ею владеют дочери миллиардера Анастасия и Вероника Худокормовы, а управляет брат — Олег Худокормов. Финансовые показатели "Сонгри" имеют отрицательное значение — минус полмиллиарда рублей. "Дочками" являются госпоставщик "Элитстрой" с убытком в восемь миллионов рублей, работающие без прибыли коммунальная УК "Саввин" и управляющая недвижимостью "Грандор". Самыми ценными выглядят фирмы "Строительно-монтажный трест" (АО "СМТ") с прибылью 82 млн рублей и принадлежащая кипрскому офшору кружевная фабрика "Гардтекс" с прибылью 1,2 млрд рублей. Главное богатство последней — полтора гектара земли рядом с Плющихой в центре Москвы. На этом участке фабрика "Гардтекс" построила элитный жилой комплекс Savvin River Residence.

Среди строительных компаний Худокормова самые печальные показатели у "Бизнес-строя" — минус 11 млн рублей. В собственности этой фирмы находится исторический особняк на две тысячи квадратов в Хамовниках. Аналоги стоят свыше 600 млн рублей. Интересно, что "Бизнес-строй" обанкротил принадлежащий кипрскому офшору Торговый дом "Продимекс". Долг был копеечный — 150 тысяч рублей.

Ведомости.Ру, 21.04.2015, "Игорь Худокормов подтвердил статус крупнейшего землевладельца": После покупки доли в «Агрокультуре», шведском агрохолдинге с российскими активами, Игорь Худокормов укрепил статус крупнейшего в России владельца земель сельхозназначения. Он также владеет крупнейшим в России производителем сахара — «Продимексом».

В 2015 г. «Продимекс» обогнал своего многолетнего и единственного конкурента по количеству сельхозугодий — казахский «Иволга-холдинг». К апрелю 2015 г. «Продимекс» контролировал на праве собственности и аренды 570 000 га сельхозземель, подсчитали аналитики консалтинговой компании BEFL. [...]

Правда, гендиректор «Продимекс-холдинга» (головная компания «Продимекса») Виктор Алексахин еще в июне 2014 г. утверждал, что под контролем «Продимекса» — 560 000 га. [...]

В 2014 г. структура Худокормова Magna Investments скупила вне биржи акции «Агрокультуры». На конец марта офшор владел 46,7% акций сельхозкомпании. Худокормов говорил «Ведомостям», что приобретал акции примерно по 4,50 шведской кроны за штуку ($0,63). Таким образом, пакет в 46,7% мог обойтись ему в 292,1 млн шведских крон (или $33,7 млн по курсу на 31 декабря 2014 г.). [...]

У «Агрокультуры» бизнес более диверсифицирован: она обрабатывает 115 400 га, из которых 70 904 га (или 61,4%) — в России, по данным компании на конец марта. В России «Агрокультура» выращивает больше всего пшеницы (на нее в 2014 г. пришлось 16 239 га земель), примерно столько же земель отведено для подсолнечника, сахарная свекла растет на 1338 га.

Земельный банк шведского агрохолдинга не консолидирован с землями «Продимекса», сообщил «Ведомостям» Алексахин. — Врезка К.ру

Семья миллиардера

В 1995 году Игорь Худокормов женился на Светлане Бородиной. Она мать его дочерей. Бородина скрывает внешность и меняет настоящий возраст в своих соцсетях. В нулевых она работала в "Продимексе" и была учредителем алкокомпании "Винотека", впоследствии обанкроченной ближайшими бизнес-партнёрами мужа. Бородина основала фирму "Аудит ТПС", имеющую копеечную прибыль. Деньги тут не очень важны: компания из года в год проводит обязательный аудит сахарных структур Худокормова.

— Ситуация коррупционноёмкая. Аффилированные аудиторы могут нарисовать любой отчёт по заказу клиента. Но поймать их за руку на махинациях почти невозможно. Это ведь так называемая саморегулируемая сфера, — пояснил Лайфу председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Светлана Бородина и Игорь Худокормов
Светлана Бородина и Игорь Худокормов
Официально Игорь Худокормов прописан в подмосковном Подольске на улице Лагерной в ничем не примечательном коттедже. Машины в его гараже вполне скромные для такого уровня бизнесмена — Range Rover, Lexus LX570 и минивэн Mercedes. Старшая дочка — Анастасия — живёт на берегу Москвы-реки в элитном посёлке Заречье на Рублёво-Успенском шоссе. Самый скромный домик там стоит 140 млн рублей, самый дорогой — свыше 1,5 млрд. Владения Худокормовой-младшей представляют собой 15 соток земли и два особняка. Судя по базе ЕГРН, оба здания, вероятно, не стоят на кадастровом учёте. Так обычно поступают, чтобы скрыть недвижимость и не платить налоги за неё. Строил их дачный кооператив "Заречье", где председателем правления был сам Худокормов.

Анастасия (слева) и Вероника Худокормовы
Анастасия (слева) и Вероника Худокормовы
На Анастасию Худокормову и Светлану Бородину оформлена французская компания Villa Primo, в собственности которой — роскошный особняк в Сен-Рафаэль на берегу Лигурийского моря (Прованс). Стоимость может составлять около 10 млн евро. Поблизости — Ницца, где младшая дочь Вероника Худокормова выступает на скачках.

Тёзка Светланы Бородиной является управляющим менеджером испанской фирмы широкого профиля (от торговли импорт/экспорт до строительства и операций с недвижимостью) Artprior Media Sl. Юрлицо зарегистрировано в жилом доме в спальном районе Аликанте в полутора километрах от Средиземного моря. Цена самых скромных апартаментов — 100 тысяч евро. Аликанте считается вотчиной русских бизнесменов, которые скупают там недвижимость.

Compromat.Ru: 74047
Особняк старшей дочери Игоря Худокормова
Compromat.Ru: 74048
Тут прописана старшая дочь Худокормова Анастасия
Compromat.Ru: 74049
ЖК, в котором зарегистрирована компания тезки жены Худокормова (Аликанте)
Кажется, что Игорь Худокормов сейчас скрывает своё богатство. Странно выглядит его исчезновение из рейтинга Forbes. Агрохолдинг "Продимекс" растёт, выручка становится больше, но его владелец старается держаться в тени.

***

Игорь Худокормов с партнерами "как танк шли, ползли к своей цели"

Оригинал этого материала
© Forbes.ru, 20.03.2022, Фото: mosbilliard.ru, Иллюстрации: via Forbes.ru

Как бывший офицер стал сахарным королем

Александр Левинский

Игорь Худокормов
Игорь Худокормов
В июле 2009 года в Воронежской области разразилась небольшая битва. Несколько десятков крепких молодых людей, вооруженных бейсбольными битами, арматурными прутьями и травматическими пистолетами, сошлись у зернотока (пункта временного хранения зерна) в степном селе Старая Чигла. Оборонявшимся удалось отстоять позиции, и нападавшие — они приехали на 19 машинах — ретировались, забрав своих раненых. С обеих сторон пострадало около 20 человек.

Бандитская «разборка»? Как писали воронежские СМИ, всего в столкновении участвовали официально зарегистрированные охранные предприятия. Как выяснила позже милиция, «в нападении» играл ЧОП, нанятый местной фирмой «Перепелиное хозяйство», а оборонявшиеся защищали зерно компании «Продимекс», одного из крупнейших российских сельскохозяйственных холдингов и крупнейшего в стране производителя сахара. Купив сельхозпредприятие в Старой Чигле, владельцы «Продимекса» обнаружили, что прежние хозяева повесили на него огромные долги, и начали судиться, а суды вскоре переросли в боевые столкновения. Через полгода уголовное дело о превышении полномочий сотрудниками обоих ЧОПов закрыли, но пересуды о схватке долго не утихали в округе.

Война — основная, «по образованию», профессия основного владельца «Продимекса» Игоря Худокормова. Выпускник Ленинградского железнодорожного военного училища контролирует кипрский офшор Prodimex Farming Group. В компании много бывших офицеров: два совладельца — Виталий Цандо и Владимир Пчелкин, генеральный директор Виктор Алексахин, другие менеджеры. Армейская жилка и морально-психологическая подготовка наверняка пригодились им в войнах за земельные угодья и предприятия пищевой промышленности, ничуть не уступавших куда более широко освещавшимся в прессе алюминиевым и нефтяным войнам. Бывшие офицеры выиграли большую часть битв, и призом стала компания, занимающая 69-е место в списке крупнейших частных компаний России по версии Forbes с выручкой в 2011 году 39,7 млрд рублей. А Худокормов (в списке богатейших россиян по версии Forbes он занимает 177-е место, его состояние оценивается в $550 млн) — один из крупнейших российских латифундистов: «Продимекс» контролирует как минимум 570 000 га пахотных земель.

Как бывший офицер стал сахарным королем? Встретиться с Forbes Худокормов отказался. Хотя его компания планировала провести в 2012 году IPO, нынешние и бывшие менеджеры и партнеры бизнесмена помалкивают. Forbes попытался разобраться в истории построения частной компании, занимающей сейчас четверть российского сахарного рынка.

Импортер

Сахар — это и сырье, и розничный товар, нужный всем и всегда. Торговля им — занятие, не требующее сверхсложного оборудования и большого капитала. Все это сделало сахарный бизнес в начале 1990-х одним из самых привлекательных занятий для коммерсантов первой волны наряду с торговлей компьютерами, импортной электроникой и одеждой.

В России после распада СССР было около сотни сахарных заводов, вспоминает в беседе с Forbes бывший гендиректор конкурента «Продимекса», «Сахарной компании «Разгуляй» Артур Черников. Свеклы, которую выращивали колхозы и совхозы, хватало на загрузку четверти мощностей этих заводов. Оборотных средств у предприятий не было, в экономике царил бартер. Открывшиеся возможности быстро оценили будущие олигархи: «Альфа-Эко» Михаила Фридмана и «Менатеп-Импэкс» Михаила Ходорковского наладили импорт кубинского сахара-сырца в обмен на поставки на «остров свободы» российской нефти. Сахар с Украины и из Европы ввозили 500–600 мелких компаний, вспоминает Черников.

Одной из этих мелких компаний было зарегистрированное в 1993 году по адресу частной сочинской квартиры АОЗТ «Продимекс». Первой сделкой Худокормова была закупка сахара для Пензенского Облпотребсоюза на Украине, в Одессе — по крайней мере, так утверждает бывший менеджер одного из крупных конкурентов Худокормова. Каков был порог входа на рынок? «Не было порога, — вспоминает Черников из «Разгуляя». — Есть вагон? Продал. Есть мешок? Продал». Серьезным рыночным игроком считался человек с $30 000. «Разгуляй», основанный одновременно с «Продимексом», в I квартале 1994 года продал один вагон купленного на Украине сахара (60 т), во втором — два вагона, и так до конца года дело дошло до 6000 т. «Так вполне можно было создать финансовую и сбытовую базу, которая позволяла развивать компанию», — вспоминает те времена Черников.

К самому выгодному делу — кубинскому бартеру — новичкам типа «Разгуляя» и «Продимекса» было не подобраться: эти контракты заключались через тендеры МВЭС, крупнейшими импортерами были «Нафта-Москва» в паре с «Менатеп-Импэксом» и «Альфа-Эко». Но небольшие компании нашли себе собственную нишу — Украину. В 1990-х они меняли российский мазут на украинский сахар. С каждой тонны украинского сахара при оптовой цене $750 выходило $250 прибыли, рассказывал в интервью журналу «Секрет фирмы» создатель еще одного конкурента «Продимекса» — продовольственной компании «Русагро» Вадим Мошкович. Говорить о Худокормове и его бизнесе Мошкович отказался, но Черников из «Разгуляя» вспоминает, что познакомился с основателем «Продимекса» как раз на Украине, где тот занимался тем же самым.

Импорт украинского сахара добивал растившие сахарную свеклу российские колхозы и разорял отечественные перерабатывающие заводы. В результате в 1997 году правительство ввело импортные пошлины на ввоз белого сахара с Украины. Торговцы перешли на закупки сахара-сырца и самостоятельное производство готового сахара, для чего потребовалось скупать заводы. К тому моменту «Продимекс» был уже одним из крупнейших российских импортеров сахара: ввозил 270 000 т сырца в год (столько же, сколько французский гигант Sucden). Буквально за пять лет Худокормов из спекулянта сахаром превратился в одного из крупнейших импортеров сырца и одного из первых фабрикантов: скупал заводы один за другим. Один из участников сахарного рынка, побеседовавший с Forbes, утверждает, что в середине 1990-х деньги на развитие «Продимекса» дал Иосиф Кобзон — не только звезда эстрады, но и влиятельный тогда предприниматель, президент многопрофильного холдинга «Московит», но сам Кобзон это отрицает.

Заводчик

«Слышь, твои ребята у меня в подвале сидят — надо бы стрелку забить» — так, по словам топ-менеджера одной из крупных российских продовольственных компаний, начинались беседы о покупке и продаже акций сахарных заводов в середине 1990-х. «Процедура захода на заводы всегда была с душком и на грани законности, — вспоминает топ-менеджер одной из сахарных компаний. — Их изымали местные бандиты, главы администраций или разные шустрые ребята. Раз «Продимекс» прошел через это, у них есть закалка».

Не только закалка, но и весь арсенал приемов 1990-х. Например, еще в 1996 году Худокормов начал регистрировать компании своей группы во внутреннем офшоре — но не в Калмыкии, как многие, а в свободной экономической зоне (СЭЗ) на Алтае. В 1990-х годах льготы, которые она давала, были более чем существенными: в первые два года после регистрации компания освобождалась от налога на прибыль, сельхозпредприятия пять лет платили налог, сокращенный на 30%, затем — на 20%, НДС был меньше на 25%. Резиденты свободной экономической зоны, зарабатывавшие иностранную валюту, имели право оставлять себе 80% и платить работникам валютную зарплату.

В 1998 году Худокормов зарегистрировал в СЭЗ «Алтай» фирму «Аквилон», имевшую около 20 дочерних компаний по всей стране. Примерно половина из них — дистрибьюторы, другая — частные охранные предприятия. Там же, на Алтае, вскоре были зарегистрированы «Производственное объединение «Продимекс», «Торговый дом «Продимекс», управляющая активами холдинга «Объединенная сахарная компания». Хотя эта СЭЗ уже не действует, многие компании группы зарегистрированы на Алтае до сих пор.

В 1996 году Худокормов одним из первых на рынке начинает скупку сахароперерабатывающих заводов. За эти активы тогда разгорались настоящие войны. Владелец «Разгуляя» Игорь Потапенко признавался в интервью журналу «Секрет фирмы»: «Скупали все, что плохо лежит… Возможно, кого-то обидели». «У Худокормова не было бандитского налета, присущего тем годам, — вспоминает Черников. — Он и его команда всегда были степенными, не гнались за огромными цифрами и не старались проскочить из грязи в князи». Значит ли это, что Худокормов был мягок и уступчив? Нет. «Они как танк шли, ползли к своей цели», — говорит Черников. Они создавали условия, чтобы никто другой не мог войти на интересовавшие их предприятия: кредитовали заводы и окружающие свекольные хозяйства, поставляли технику, вкладывались в «социалку». К 2003 году у «Продимекса» было больше всего заводов в отрасли — 21.

Рубеж 1990-х и 2000-х на сельскохозяйственном рынке помнят как время, когда власти в несколько приемов резко ограничили — сначала пошлинами, а потом квотами — импорт с Украины сначала сахара, а потом и сахара-сырца (себестоимость сахара из импортного сырца была в полтора раза ниже, чем у сделанного из отечественной свеклы). Квоты на импорт нужно было покупать на аукционе, и в 2000 году крупнейшие участники — «Евросервис», «Разгуляй», «Русагро», «Продимекс» и Sucden — так задрали их цену, что некоторое время торговали сахаром в убыток.

У Худокормова нашлось секретное оружие и для этой войны. В 2001 году таможенники заметили нарастающие поставки с Украины так называемого жидкого сахара. На Украине сахар разводили водой и провозили в виде сиропа, содержащего 70% сахара, по импортной ставке €8–9 за тонну (вместо €150 за внеквотный сахар-сырец). В России из него всего лишь выпаривали воду.

В 2002 году таможенная служба провела расследование, по результатам которого объявили, что виновник — российская компания «Стелз Шугар» (по крайней мере это единственная компания, признавшая свое участие в схеме). «Стелз» возила цистернами сахарный сироп с Одесского сахарорафинадного завода на предприятия «Продимекса». По данным расследования, за несколько месяцев 2002 года заводы переработали 14 000 т сиропа. По оценке участников рынка, переработано было не менее 70 000 т. «Появление этого сахара обрушило рынок сахара-сырца, подтолкнуло отрасль к кризису, а массы небольших игроков — к уходу», — считает он.

Артур Черников называет использование «Продимексом» сиропа «уникальным бизнес-решением, построенном на недоработках закона». По его словам, Худокормов оказался в тот момент умнее остальных. «У меня это вызвало восхищение: почему не я?» — говорит он. Остальные попытались тоже воспользоваться этой схемой, но поздно — правительство, быстро сориентировавшись, подняло пошлины и на сироп.

В 2003 году заградительные пошлины сработали: ввоз тростникового сырца пошел на убыль, стало выгодно перерабатывать отечественную свеклу. Как вспоминал в интервью отраслевому порталу Agro.ru тогдашний директор «Продимекса» Владимир Пчелкин, если в 1999 году доля свекловичного сахара в продажах его компании составляла 5%, то через пять лет она доросла до 40%. Пришла пора Худокормову стать не только фабрикантом, но и латифундистом.

Compromat.Ru: 74050

Помещик

В 2001 году «Продимекс» начал покупать доли в аграрных компаниях и брать земли в аренду в Белгородской и Воронежской областях. Бессменный губернатор Белгородской области Евгений Савченко тогда активно зазывал к себе в область инвесторов, в том числе обещаниями земель и налоговых льгот. «Предприятие — это приложение к производству [сельхозпродукции]», — заявлял губернатор и настаивал, что компаниям нужна собственная земля, что все от начала до конца должно производиться на предприятиях одной группы. Для привлечения сельхозинвесторов в начале 2000-х областное правительство выпустило постановление, частично освобождающее их от местных налогов. В область пришли и «Русагро» Мошковича, и «Евросервис» Константина Мирилашвили. «Продимекс» появился одним из первых. «Возможно, Худокормов был первым [кто начал покупать заводы и брать в аренду, а потом и приобретать угодья]», — вспоминает Алексей Севальнев, первый заместитель начальника Белгородского областного агропромышленного департамента.

Compromat.Ru: 74051

По его словам, сейчас «Продимекс» — один из крупнейших арендаторов областного земельного фонда. Есть у компании и собственная земля — ближе к границе с Воронежской областью, в которой у нее больше всего заводов и земли. В Воронежской области у «Продимекса» 260 000 га, в Курской — около 46 000 га, земельные угодья есть еще и в других областях юга России. Всего же, по оценке участников рынка, в собственности или аренде «Продимекса» находится примерно 570 000 га. Это консервативная оценка: по словам одного из собеседников Forbes, в активе «Продимекса» уже около 700 000 га (в самой компании отказались комментировать эти цифры). Это ставит компанию на одно из первых мест среди латифундистов России. Столько земли только у агропромышленного холдинга «Иволга», российского подразделения многопрофильного казахстанского «Иволга-холдинга» Василия Розинова — 650 000 га.

После распада СССР на территории России осталось около сотни сахарных заводов, и в середине 90х за них развернулась борьба.По данным консалтинговой компании BEFL, цена покупки сельхозземли в Белгородской и Воронежской областях составляет до 20 000 рублей за гектар (оценка по отдельным сделкам 2010 года). Если бы вся земля Худокормова — а ее площадь больше, чем у султаната Бруней в Юго-Восточной Азии, — находилась в собственности компании, ее стоимость превышала бы $388 млн. Однако пока значительную часть своих угодий «Продимекс» арендует.

Приобретение земель не везде шло спокойно. Если поначалу «Продимекс» арендовал землю у окружающих его заводы хозяйств, то к 2008 году, когда стал одним из крупнейших производителей сахара, начал действовать с позиции силы. Вот одна из историй, иллюстрирующих царящие в отрасли нравы. Как сообщало в 2011 году агентство Regions.ru, в середине 2000-х годов в одном из районов Воронежской области больше десяти сельхозпредприятий, разводивших свеклу, не смогли рассчитаться с банком. Местное руководство решило, что хозяйствам можно помочь, объединив их. Так в 2004 году появилась компания «Авангард», которую Минсельхоз сразу включил в рэнкинг ста крупнейших производителей сахарной свеклы в стране (под номером 61): ее земельные угодья простирались на 110 км, только под свеклой было занято больше 1300 га. И тут появился «Продимекс»: как позже рассказывал журналистам бывший директор «Авангарда», тот договорился с владельцами хозяйства о покупке, согласовал сделку с банком-кредитором, директору пообещал «вознаграждение» — 35 млн рублей. Получил директор только 3 млн рублей, начал судиться с дочерней компанией «Продимекса», купившей хозяйство, но ушел несолоно хлебавши: компания-покупатель была оперативно перерегистрирована из Горного Алтая в Воронежскую область, а потом обанкрочена. Оставшийся ни с чем директор «Авангарда» уверял журналистов, что земли его хозяйства незадолго до этого были переданы в другую структуру «Продимекса» (компания ситуацию не комментирует).

Девелопер

Одновременно со скупкой угодий Худокормов начал приобретать другие земли, стоящие в десятки тысяч раз дороже сельских, — участки под строительство в Москве.

Первый опыт, который удалось зафиксировать Forbes, — покупка гардинно-кружевной фабрики «Гардтекс». Главное богатство фабрики — не текстильное производство, а территория больше полутора гектаров в «золотом» районе рядом с Плющихой в центре Москвы. Судя по отчетности фабрики, с 2002 года в ее совет директоров входил совладелец «Продимекса» Владимир Пчелкин и еще один топ-менеджер компании. В 2005 году московское правительство издало постановление о строительстве на ее территории офисно-жилого комплекса. Инвестиции в строительство этого объекта оценивались в сумму более $100 млн. Проект не состоялся: новый мэр столицы Сергей Собянин, сделавший одной из своих задач борьбу с «точечной застройкой», расторг инвестконтракт на Плющихе вместе с десятками других. Но Худокормов, которому принадлежало 92% фабрики, в любом случае не остался в убытке. «Рыночная стоимость такого земельного участка (1,7 га), приобретенного в 2002 году, могла увеличиться на 20–30%, а если на этом месте есть согласованный проект, тогда стоимость могла вырасти в несколько раз», — оценивает Константин Лебедев, руководитель отдела Cushman & Wakefield.

А вот на другом куске столичной земли — 11 га на Кутузовском проспекте — Худокормову удалось отлично заработать. В 2004 году «Продимекс-Холдинг» одолжил 95 млн рублей расположенному рядом с «Москва-Сити» Первому московскому приборостроительному заводу имени Казакова (МПЗ), когда-то производившему технику для авиации. Через два года, судя по отчетности завода, долга уже не было, зато среди акционеров завода появились две компании: в 2005 году «Фонсьер» (71,3%), а в 2006-м «Славиа Групп». Фирмы-учредители «Фонсьер» были зарегистрированы в Горно-Алтайске по тому же адресу, что и компании «Продимекса». Директором «Славиа» был гендиректор компании «Продимекс лтд», а телефоны этих компаний совпадали. После нескольких несложных операций с акциями и допэмиссии у «Славии» могло оказаться 85,1% акций завода. Правда, при этом вдесятеро уменьшился пакет Росимущества, который ведомство в 2006 году выставляло на торги. Участники были серьезные: «Базэл» Олега Дерипаски (№14 в списке Forbes, состояние — $8,8 млрд), Mirax Group Сергея Полонского и структура Московского речного пароходства Романа Троценко (№104, $950 млн). Победил «Базэл», заплатив астрономические 5 млрд рублей за, как он полагал, 15% акций завода. Когда же выяснилось, что доля может быть размыта в 10 раз, «Базэл» добился аннулирования итогов аукциона. Тягаться с таким противником Худокормову было не силам, и он, по данным «Коммерсанта», продал свою долю «Базэлу» и Mirax за $270 млн. В 2009 году Mirax вышел из проекта, а структуры «Базэла» открыли на территории завода Центр культурно-деловой активности Kazakova.

Партнер государства

Compromat.Ru: 74052
Большинство руководителей крупных российских частных компаний на вопрос, не собираются ли они продать компанию или поделиться ею с инвесторами, проведя IPO, обычно отвечают, что готовы будут сделать это, когда придет время. Для Худокормова время настало в 2005 году: он начал обсуждать выход на биржу с финансовыми консультантами, избавляться от нерентабельных заводов (в итоге из 21 осталось 14). Компания выпустила CLN на $100 млн, раскрыла основных владельцев и наняла нескольких руководителей высшего звена из крупной немецкой сахарной компании Nordzucker.

Однако «Продимекс», в отличие от удачно разместившихся конкурентов — «Разгуляя» и «Русагро», IPO не провел. В 2008 году компании помешал кризис. А в 2012 году исполнительный директор «Продимекса» Ахим Лукас уволился из компании, объяснив в письме команде и деловым партнерам, что «в связи с ситуацией на рынках капитала… эта стратегическая цель [IPO] недостижима в ближайшее время» (письмо есть в распоряжении Forbes).

Инвестор в капитале «Продимекса», впрочем, появился — небольшой, но весьма влиятельный. В 2008 году у «Объединенной сахарной компании» (ОСК), управляющей активами холдинга, появился офшорный владелец — Prodimex Farming Group. 3,7% капитала этой фирмы принадлежит, по данным регистратора компаний Кипра, банку «Глобэкс», а директором Prodimex Farming Group стал вице-президент «Глобэкса» Алексей Иванов. При этом бывший владелец банка Анатолий Мотылев сообщил Forbes, что «вхождение «Глобэкса» в капитал «Продимекса» состоялось после передачи «Глобэкса» Внешэкономбанку» («Глобэкс», входивший в десятку крупнейших частных банков, рухнул в кризис 2008 года и был куплен ВЭБом по указанию правительства). Выходит, одна из первых операций, которые совершил ВЭБ после приобретения банка «Глобэкс», — покупка доли в компании Худокормова.

Compromat.Ru: 74053

Бизнесмен неожиданно получил в партнеры государственную корпорацию с неограниченными финансовыми возможностями и административным ресурсом. Повезло? Банкир, хорошо знакомый с ситуацией в ВЭБе, уверен, что для Худокормова удачно сложились обстоятельства. Ведь у ВЭБа есть программа поддержки сельского хозяйства, для выполнения которой создано специальное управление, и корпорации требовалось демонстрировать результаты.

Нужна ли теперь бизнесмену, не стремящемуся к публичности, возня с инвесторами? Как рассказал Forbes один из инвестбанкиров, в ходе устной презентации в рамках подготовки к IPO компания сообщала, что в 2010 году при выручке $1,2 млрд ее EBITDA составляла $170 млн, а в 2011-м планировалась на уровне $220 млн (выручка в 2011 году составила $1,4 млрд. — Forbes). Долг компании по итогам 2010 года — около $550 млн, то есть немногим более трех EBITDA, и, по словам нашего собеседника, такая нагрузка не страшна для предприятия аграрного сектора, «особенно эффективного с точки зрения урожайности». «Тем более что их долги [как и у других сельхозпроизводителей и переработчиков] дешевые, субсидированные государством», — подчеркнул инвестор. Так что главному российскому латифундисту вполне комфортно вести дела вдали от посторонних глаз.

При участии Елены Тофанюк

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru