Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© Собеседник.Ру, 03.08.2021

В Щелково агрохимичат рейдеры

Бывшим топ-менеджерам холдинга Эльмире Ираидовой и Людмиле Приходько грозит до 10 лет тюрьмы за мошенничество

В истории о попытке рейдерского захвата одного из крупнейших производителей химических средств защиты растений АО «Щелково Агрохим» произошёл знаковый поворот, пишет «Московский монитор».

В начале июля 2021 года в отношении бывших коммерческого директора и главного бухгалтера предприятия Эльмиры Ираидовой и Людмилы Приходько было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Они подозреваются в сговоре с целью захвата имущества и технологий «Щелково Агрохим» в интересах третьих лиц. Им грозит наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет.

Оборотень без погон

В ходе расследования дела стали известны подробности участия в рейдерской атаке на «Щелково Агрохим» скандально известного уральского афериста Эдуарда Федосова. В 2018 году он был с позором уволен с поста генерального директора Ассоциации работников правоохранительных органов и спецслужб Российской Федерации (АРОПиС), при этом он никогда не служил ни в армии, ни в органах.

А в последние годы Федосов промышляет тем, что под видом борьбы с контрафактом организует давление на предпринимателей через принадлежащие ему компании «АРПО Информационные технологии» и Brandpol Group Ltd, которые позиционирует как некую Brand Police, при этом продолжая паразитировать на имени АРПОиС.

В августе 2018 года Федосов через коммерческого директора «Щелково Агрохим» Эльмиру Ираидову, которая в ту пору пользовалась практически безграничным доверием со стороны главы холдинга Салиса Каракотова, фактически обманом навязал химпредприятию свои услуги по «защите бренда компании от незаконного использования в сети Интернет».

Получив от гендиректора холдинга доверенность сроком на четыре месяца, Федосов и его «АРПО» организовали агрессивную рассылку писем постоянным покупателям, дистрибьютерам и контрагентам «Щелково Агрохим» с угрозами огромных штрафов за якобы незаконную торговлю и использование изображений товарных знаков компании.

«Сообщаем, что в случае отсутствия мер по устранению нарушения товарного знака «Щелково Агрохим» мы будем вынуждены обратиться в арбитражный суд за возмещением материального ущерба, который оценивается нами в размере 5 000 000 рублей», — стандартное окончание писем.

По сути, команда Федосова шантажировала давних партнёров компании, что привело к их массовым возмущениям. Примечательно, что розничным направлением в «Щелково Агрохим» занималась дочь коммерческого директора Лилия Ираидова, как начальник отдела розничных продаж, которую, по всей видимости, с Эдуардом Федосовым связывали более близкие, нежели просто деловые, отношения.

Закономерно разразился большой скандал, вылившийся для холдинга в угрозу срывов крупных поставок и претензии со стороны контрагентов.

«Это кто?! Вы где это нашли?! Я советовал посылать их лесом, и что у тебя много от них информации по контрафакту или судебные процессы какие, заявления в МВД?! Что делает эта контора кроме рассылок ИП *** мозг людям?! — не скрывая эмоций, спрашивали руководство «Щелково Агрохим» представители одного из крупнейших дистрибьютеров предприятия. — При первом же иске, который подадут, от вас откажутся все дистрибьюторы, при этом иск не выиграют, потому что контрафакта на вашу продукцию нет и быть не может».

Компанию Федосова авторы письма прямо направили в суд — «если у вас есть подозрения — в суд, и там доказывайте свои хотелки и подозрения, не трогайте ради бога никого своими письмами, вы убиваете бренд». «У вас одно дело по реестру арбитражного суда по патентам, закончившееся ничем», — так оценили они «эффективность» деятельности «АРПО» и Федосова.

Последнему вместе с Лилией Ираидовой практически целый год удавалось держать ситуацию в тайне от Салиса Каракотова. Начотдела розничных продаж даже шла на подлог, отправляя разгорячённым партнёрам письма на бланке «Щелково Агрохим» о том, что «АРПО» и Brand Police действуют по поручению холдинга «в целях эффективного противодействия незаконному обороту продукции ТМ «Октябрина Апрелевна». При этом датированы обращения были задним числом, а подпись Каракотова на них оказалась поддельной.

Только в конце 2019 года гендиректор химпредприятия узнал о происходящем, сразу же расторгнув договор с компанией Эдуарда Федосова, о чем холдинг незамедлительно уведомил всех своих партнёров. Однако на этом взаимоотношения со структурами «бренд-полицейского» для «Щелково Агрохим» не закончились.

Воры на доверии

Поскольку Федосов уже не мог действовать в открытую, он через тех же Ираидовых добивается заключения договора на поставки продукции «Щелково Агрохим» с созданным специально под это ООО «Атлас», принадлежащим его ближайшему бизнес-партнёру Владимиру Пистину. Благо все необходимые документы проходят через коммерческого директора, которая без труда подписывает их у Салиса Каракотова, пользуясь двадцатилетним доверием.

Данная структура, став в феврале 2020 года контрагентом «Щелково Агрохим» и получив невероятные преференции, уже через несколько месяцев была выведена Лилией Ираидовой в лидеры продаж популярной торговой марки «Октябрина Апрелевна», обогнав более 120 многолетних партнёров холдинга.

Также фактически была предпринята попытка кражи бренда: Пистин зарегистрировал на свои телефон и электронный адрес зеркальный сайт «Апрелевна Октябрина» (aprelevna.com), который указан как официальный компании «Атлас». К слову, самого «бренд-полицейского» Федосова ранее уличали в торговле контрафактом.

В середине июля 2020 года Владимир Пистин создал ещё одну компанию для сотрудничества с «Щелково Агрохим» — АО «Солагро», в число акционеров которого с 50% вошла Лилия Ираидова. Стоит отметить, что сделка проходила согласование у главбуха «Щелково Агрохим» Людмилы Приходько, которая теперь вместе с Эльмирой Ираидовой может получить срок за мошенничество. В письме к Приходько от 20.06.2020 Ираидова-младшая пишет: «Компания будет иметь 2 акционера, я и партнёр, условия 50/50. Цель: получить Ваши комментарии таким образом, чтобы:

— я не несла ответственности имуществом;

— важные пункты как: назначение, снятие ГД и полномочия ГД, покупка/продажа акций, допэмиссия, размытие долей» и т. д.

При этом из-за особенностей российского законодательства о раскрытии информации о непубличных акционерных обществах имя Лилии Ираидовой в числе акционеров «Солагро» не фигурирует. Именно поэтому в «Щелково Агрохим» долгое время никто не знал о том, почему никому не известная компания получила беспрецедентные условия поставок.

Прописаны они были во внутреннем нормативном документе «Алгоритм работы менеджеров по продажам компании «Солагро», согласно которому заказы фирмы должны были обрабатываться в первую очередь, а скидка компании составляла 35%, гораздо больше, чем получали постоянные оптовики, и ещё 10% — бонусы.

При этом «Солагро», по сути, можно было вообще не оплачивать поставки — договором предусматривалась неограниченная возможность пролонгации рассрочки. Только за один день декабря 2020 года на таких условиях обе компании Пистина получили от агрохимического предприятия товары на 12 млн рублей без всякой оплаты.

Пока Пистин и Ираидова-младшая «паразитировали» на бренде «Октябрина Апрелевна», Эдуард Федосов и Эльмира Ираидова готовили операцию по краже технологий и имущества «Щелково Агрохим» и поиску покупателя на них. Как уже писали СМИ, суть аферы заключалась в том, чтобы на основании притворной сделки между Ираидовой, владевшей 11% акций предприятия, и Людмилой Приходько, на тот момент занимавшей пост главного бухгалтера, на которую было зарегистрировано 20% акций, создать блокирующий пакет.

Ираидова убеждает Приходько, пообещав той 1,5 млрд рублей, передавать ей всю конфиденциальную информацию о холдинге, конечно же, втайне от руководства и других акционеров. Вероятно, предвкушая в скором будущем впервые попасть в список «Форбс», главный бухгалтер, которой было уже хорошо за 70 лет, скачивает базу данных 1С, впоследствии через Ираидову попавшую к Федосову и Пистину.

А далее Приходько подписывает договор с Ираидовой и переписывает на неё все свои акции. Только через полгода, когда обещанных денег за аферу она так и не получила, Людмила Приходько обратилась в суд и сейчас требует с Ираидовой вернуть ей акции.

Педофильский след

Выяснилась любопытная деталь. Основным автором всех запросов по сбору коммерческой тайны агрохимического гиганта был некий Александр Коньков, специалист по слияниям и поглощениям, бывший топ-менеджер «Русала» и Coca-Cola.

Коньков известен по грязному скандалу десятилетней давности. Его тёща обвинила зятя в сексуальных домогательствах к собственной дочери. В заявлении в ГСУ Следственного комитета РФ женщина сообщила, что Коньков «при детях ходит по квартире полностью обнажённым» и что у него «вообще какие-то отклонения в сексуальных предпочтениях», из-за чего в семье возникали постоянные конфликты.

Однако вместо того, чтобы привлечь мужчину с педофильскими наклонностями к ответственности, срок получила его жена, Екатерина, которую Коньков обвинил в том, что она хотела его убить. Посадив в итоге свою жену на 5 лет и взыскав с неё ещё и моральный вред, Коньков продолжил свой путь на финансовой рынке, преимущественно на Дальнем Востоке.

Ещё предстоит узнать, что и как связывает экс-топ-менеджера «Русала» с Эдуардом Федосовым, но точно уже известно, что Александр Коньков выступал лицом, в чей адрес, собственно, и направлялись сведения о коммерческой деятельности химпредприятия. Подобного рода информация была необходима для подготовки актива к продаже, о чем руководство холдинга даже не догадывалось.

Более того, как уже писали СМИ, 30 декабря 2020 года, в последний предновогодний рабочий день, Эльмира Ираидова выдвинула Салису Каракотову ультиматум: либо он оперативно находит нужную сумму и выкупает у неё 31% акций за 3 млрд рублей, либо пакет переходит в собственность третьих лиц, а вместе с ними и технологии производства и коммерческая информация.

Требования выглядели особенно цинично в свете того, что Ираидова ещё 23 декабря 2020 года подписала предварительный договор о продаже акций третьим лицам, а также учитывая тот факт, что в своё время Каракотов подарил ей сначала 6% акций, увеличив пакет до 11%, а потом уже и Приходько перевела без оплаты на неё ещё 20% ценных бумаг «Щелково Агрохим».

Согласно внутренним договорённостям, топ-менеджеры из «первого круга» приближенных к гендиректору и основателю «Щелково Агрохим» были формальными держателями ценных бумаг, которые они обязаны были оставлять в компании при уходе из неё. При этом они неизменно получали дивиденды и имели другие привилегии, как держатели акций.

Сладкая троица: предательница, мошенник и педофил

Столкнувшись с мошенничеством и, по сути, предательством бывших доверенных людей, которые на протяжении многих лет демонстрировали ему свою лояльность, в январе 2021 года Салис Каракотов обратился в правоохранительные органы. Дело возбудили сначала по ст. 183 УК РФ «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну», а спустя четыре месяца расследования, 2 июля 2021 года, к статье по краже конфиденциальной информации добавилось и обвинение по ст. 159 УК РФ — покушение на мошенничество.

Как следует из материалов уголовного дела по мошенничеству, предъявив Каракотову акции к выкупу, Эльмира Ираидова в присутствии Людмилы Приходько сообщила, что «они нашли некое лицо, которое обладает всей информацией об Обществе, и в случае отказа им в передаче предъявленной суммы данное лицо, обладающее мощным юридическим и административным ресурсов, войдёт в состав акционеров с 31% акций и управление в Обществе установит за собой, включая доступ ко всему производству и активам Общества».

По уголовному делу на данный момент установлено, что 31% акций АО «Щелково Агрохим», объединённых в единый блокирующий пакет в результате преступного сговора Ираидовой и Приходько, явились средством совершения ими преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление») и ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»).

Наличие у Ираидовой блокирующего пакета акций было необходимым условием для создания в декабре 2020 года возможности у фигурантов дела потребовать от руководства «Щелково Агрохим» незамедлительной выплаты (в течение двух дней) денежных средств в размере 3 млрд рублей под угрозой захвата имущества и технологий предприятия. В настоящее время оба дела объединены в одно производство, а бывшие топ-менеджеры «Щелково Агрохим» официально получили статус подозреваемых.

Летом этого года корпоративный конфликт между акционерами «Щелково Агрохим» получил широкую огласку, вызвав общественный резонанс: ситуацией заинтересовался депутатский корпус, а Генеральная прокуратура РФ взяла расследование уголовного дела о коммерческой тайне на особый контроль.

Тогда стало совершенно очевидно, что никакие сообщения о новых «серьёзных игроках» на аграрном рынке не выведут Эльмиру Ираидову и Людмилу Приходько из-под удара. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что систематическая неявка Ираидовой на очные ставки в рамках расследования дела о разглашении коммерческой тайны, вероятно, вызвала подозрения у правоохранительных органов — в общей сложности по вине экс-коммерческого директора «Щелково Агрохим» были зафиксированы срывы как минимум девяти допросов. Что в итоге и вылилось в возбуждение дела о мошенничестве.

Сейчас группа мошенников предпринимает настойчивые попытки затянуть следствие и оказать давление на правоохранительные органы: пока их адвокаты срывают следственные мероприятия, Эдуард Федосов со своей командой рыскают по теневому рынку «решал» и пытаются вовлечь через свои уральские и дальневосточные знакомства всё больше и больше людей, обещая, вероятно, как когда-то Приходько, баснословные гонорары за решение проблем со следствием и судами.

Во всем цивилизованном мире подобные действия квалифицируются как воспрепятствование расследованию, наказание за которое может достигать до 10 лет лишения свободы. Но, увы, ст. 294 УК РФ предполагает крайне малоэффективный механизм ответственности за это (от штрафа до ареста на несколько месяцев), что позволяет совершено безнаказанно парализовывать ход расследования.

Однако уже сам факт переквалифицирования обвинения Ираидовой и Приходько на мошенничество в особо крупном размере говорит о том, что в истории попытки рейдерского захвата «Щелково Агрохим» произошёл коренной перелом, и в уголовном деле могут появиться новые фигуранты.

Другие материалы раздела:
Федосов и "Щелково Агрохим"
Ираидова и Приходько в деле

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru