Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Евгений Бакуров продал тайгу IKEA

Как депутат иркутского Заксобрания заколачивает миллионы на экспорте "кругляка" из незаконно вырубленного леса

Оригинал этого материала
© proekt.media, 15.07.2021, По-братски, Фото: tkgorod.ru, via proekt.media, rubabr.com, @za_bakurova, Иллюстрации: via proekt.media

Юлия Лукьянова, Петр Маняхин

Евгений Бакуров
Евгений Бакуров
Иркутский политик и предприниматель Евгений Бакуров торгует тайгой уже второй десяток лет, он — один из самых богатых чиновников в России, а товары из проданной им древесины можно купить во всем мире, в том числе в магазинах IKEA. Тайга обеспечила Бакурова всеми благами, вот только вырубает он ее с нарушением норм. Этот случай показывает, как работает лесодобывающий бизнес в России — тысячи гектаров здоровых деревьев вырубают как больные, оставляя на их месте пустоши.

Круглый лес быстрее денег

Роскошный Porsche медленно движется мимо ржавых погрузчиков, потрепанных бытовок, разбросанных покрышек и не поддающихся подсчету груд бревен. За рулем автомобиля — Евгений Бакуров, он снимается в промо-ролике для продвижения своего бизнеса.

Бакуров, 44-летний депутат законодательного собрания Иркутской области, в 2019 году занял 44 место в рейтинге самых обеспеченных чиновников журнала Forbes с годовым доходом в 365 млн рублей. Он — учредитель группы компаний «Экспортлес» — по крайней мере так его должность указана в промо-ролике компании. Формально «Экспортлес» принадлежит Виктору Кулакову, он — коммерческий директор компании Бакурова «Ангри», предыдущий директор «Экспортлеса», Сергей Валюхов, сейчас директор производства в «Ангри». Почти все контрагенты «Экспортлеса» — компании Бакурова. Компания с таким же названием принадлежит сестре Бакурова Олесе, которая заготавливает и продает так называемый «кругляк» — необработанные спиленные стволы деревьев. Несмотря на то, что объемы экспорта такого леса в России падают, бизнес Бакурова только растет, следует из финансовой отчетности компаний.

Compromat.Ru: 71197

Владелец «Экспортлеса» хвалится журналистам тем, что среди покупателей его товара можно встретить шведского мебельного гиганта, компанию IKEA. «Он часто говорит, что его продукция такого высокого качества, что его компании являются поставщиками IKEA», — рассказывает бывший чиновник иркутского министерства лесного комплекса. «Мы выбираем вашу компанию, потому что она отправляет круглый лес быстрее, чем мы отправляем деньги», — пересказывает Бакуров мнение IKEA о своем бизнесе в промо-ролике «Экспортлеса».

Это могла бы быть вдохновляющая история успеха о предпринимателе из глубинки, построившем бизнес-империю, если бы она произошла не в России, где седьмую часть древесины заготавливают фактически обманом — при помощи так называемых санитарных рубок, следует из официальных данных Федерального агентства лесного хозяйства. Обычно истинная цель таких рубок — не избавление леса от поврежденных или больных деревьев, как должно бы быть, а заготовка древесины там, где это запрещено, считают в WWF Россия. Несмотря на то, что российские власти признают санитарные рубки проблемой и декларативно борются с ними, построенный на такой заготовке бизнес Бакурова эта борьба до недавнего времени не задевала.

«Проект», опираясь на расследование британской общественной организации Earthsight, наглядно показывает, как вырубленный со всевозможными нарушениями сибирский лес превращается в детскую мебель шведской компании IKEA.

Санитар леса

Иркутская область — российская столица лесозаготовки — в 2019 году здесь вырубили леса в полтора раза больше, чем на всем Дальнем Востоке и незаконных санитарных рубок — половина объема незаконных санитарных рубок с 2017 по 2019 годы приходилась на Иркутскую область, говорил первый замгенпрокурора России Александр Буксман. Главный по санитарным рубкам в регионе — депутат заксобрания, бизнесмен из Братска Евгений Бакуров. Пока в регионе велась борьба с санитарными рубками, доля компаний бизнесмена в них только росла. В 2018 году компании Бакурова произвели 6% санитарных рубок в регионе, следует из отчета Earthsight на основе данных федеральной статистики и анализа спутниковых снимков. Через год на фоне приостановки таких рубок из-за уголовного дела министра лесного комплекса Сергея Шеверды объем рубок упал на 70%, однако это снижение не коснулось компаний Бакурова. Сейчас в аренде у компаний депутата не менее 246 тыс. гектаров леса, в том числе 112 тыс. гектаров защитных лесов — это немногим меньше площади Москвы.

«Такие, как я, не тонут», — сказал Бакуров в документальном фильме про своего деда, прыгая в реку с лодки, и оказался прав. Одному из богатейших депутатов России удавалось сохранять влияние и бизнес невзирая ни на какие перипетии.

Бакуров пошел в политику, «чтобы услышали» о проблемах лесопромышленников — в 2018 году он избрался в областной парламент. Во время кампании, на фотографиях в предвыборном Instagram с ним по округу прогуливался тогдашний губернатор, коммунист Сергей Левченко. Во время его правления Бакуров был близок с иркутскими коммунистами, рассказывает «Проекту» экс-глава иркутского штаба Алексея Навального Сергей Беспалов, они часто помогали друг другу на выборах, говорит местный политтехнолог. Собеседник, близкий к региональному отделению «Единой России», утверждает, что Бакуров финансировал предвыборную кампанию КПРФ, хотя в финансовых отчетах партии его компании не фигурируют.

Евгений Бакуров (слева) и Сергей Левченко
Евгений Бакуров (слева) и Сергей Левченко
Однако хорошие отношения с красным губернатором, снятым с должности в 2019 году под давлением Кремля, утверждали в КПРФ и подтверждал источник Русской службы Би-би-си, не означают, что Бакуров придерживается оппозиционных взглядов. В 2015 году он официально финансировал кампанию конкурента Левченко от «Единой России» Сергея Ерощенко. Компания «Ангри», принадлежащая Бакурову, перечислила в избирательный фонд единоросса 1 млн рублей, указано в отчете, а в 2020 году — поддержал деньгами назначенного президентом единоросса Игоря Кобзева, который выиграл выборы. Компании Бакурова перечислили в фонды кандидата 12 млн рублей, это десятая часть всех официально собранных на кампанию денег. Возможно, он сделал это не просто так.

— До выборов Кобзев активно поддерживал борьбу против незаконной вырубки и выбросов [лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий]. А потом его как выключили, — говорит собеседник «Проекта», близкий к региональному заксобранию. — Сразу понятно, — «бабки лесные».

В иркутском заксобрании Бакуров представляет формально оппозиционную «Гражданскую платформу». Однако ее региональное отделение — не самостоятельная политическая сила, партийным брендом пользуются бизнесмены, которые не хотят идти от «Единой России» или КПРФ, рассказывает «Проекту» источник в заксобрании. Депутаты от «Гражданской платформы» отказались общаться о Бакурове или не ответили на вопросы. «Микрорайон Гидростроитель [от которого избран Бакуров] — отдаленная часть города, там в 90-е было много социальных объектов, которые не достроили. Евгений Викторович много обещал все эти долгострои убрать, — рассказывает братская общественница Елена Кутергина. — Ничего не добился, ничего не сделал, третий год мы не видим каких-то изменений».

Другой источник влияния депутата — связи с местными авторитетными предпринимателями. «Лесной бизнес в Братске — это криминал чистый, — говорит лесной бизнесмен и бывший муниципальный депутат Усолья-Сибирского Сергей Угляница. — Без „братвы“ там [в Братске] ничего не делается, кафе не открывается».

Бакуров судим за самоуправство в 1998 году. Депутат говорил, что заступился за девушек, к которым приставали мигранты; его отпустили по амнистии, но это не главная его связь с авторитетами. Политик «стоял у истоков» иркутской федерации армейского рукопашного боя, указано на сайте федерации, вместе с людьми, связанными с организованной преступностью, а одна из его лесозаготовительных компаний и сейчас спонсирует организацию. В частности, среди основателей ассоциации вместе с Бакуровым значится депутат гордумы Иркутска Александр Панько. В 2019 году Панько признался, что в 90-х убил двух членов забайкальской банды «Ключевские». Панько обвиняли в пособничестве в убийстве и укрывательстве убийства — по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 и ст. 316 УК РФ. Суд закрыл дело из-за истечения сроков давности, а Панько смог переизбраться на новый срок в думу Иркутска. У Бакурова и Панько до апреля 2021 года даже был совместный бизнес — управляющая компания «Юбилейный», обслуживающая одноименный торговый центр в округе иркутского депутата.

Александр Панько
Александр Панько
Лесные наделы Бакуров охраняет методами, привычными его партнерам. У агрессивного пропускного режима есть легальное прикрытие: компания Бакурова «Вилис» — арендатор охотничьих угодий, которые частично пересекаются с зоной вырубок, сказано в протоколах аукциона, которые есть в распоряжении Earthsight и «Проекта». Это позволяет компаниям Бакурова иметь охранников в ранге охотинспекторов. На КПП перед участком висят баннеры, где указано, что проезд без разрешения запрещен, а на территории нельзя собирать ягоды и грибы. Один такой охотничий пропускной пункт недалеко от Братска блокирует доступ сразу к трем арендным участкам, которые ведут компании депутата, следует из карт лесохозяйственных участков и охотугодий Иркутской области.

Несмотря на все, фирмы Бакурова почти не попадали в уголовные дела о незаконных вырубках. В тех редких случаях, когда дела все-таки заводили, обвинения предъявляли только чиновникам и их подчиненным — они сейчас за решеткой, а Бакурова и его компании эти процессы тогда не затрагивали. Компания депутата фигурирует лишь в уголовном деле начальника Усть-Удинского отдела агентства лесного хозяйства Юрия Титова. Он заставил подчиненных признать 120 гектаров здорового леса больным, чтобы отдать его компании Бакурова «Дипфорест», сказано в определении Иркутского областного суда. Другой помогавший депутату чиновник — бывший министр лесного комплекса Сергей Шеверда — тоже находится в СИЗО из-за вырубок в заказнике «Туколонь», однако с Бакуровым его связывает не это. Экс-министр незаконно подписал допсоглашения на вырубку леса, увеличивших их объем, участки отошли компаниям Бакурова, сказано в документах арбитража. Только в последние три года дополнительные соглашения компаний депутата одно за другим стали признавать недействительными, поэтому последние санитарные рубки прошли в апреле 2020 года.

Лес и щепки

В начале десятых годов иркутская прокуратура озадачилась вопросом нелегальных санитарных рубок: в регионе доля такой вырубки продолжала расти, хотя среднем по России показатель падал. Лесорубы разными способами, например, изготавливая поддельные заключения о том, что деревья больны, добивались разрешения на вырубку здоровых деревьев для якобы «оздоровления» леса. Выгода от такого мероприятия была огромна: в то время платить государству за кубометр дерева, добытый на санитарных рубках, нужно было меньше, чем на обычных — на «больные» деревья применялся понижающий коэффициент, в январе 2020 года он был отменен постановлением правительства.

Compromat.Ru: 71199
Сплошные вырубки 2016-2019 гг. на арендных участках компании "Вилис"
Тогда прокуратура приняла меры — руководители 17 лесничеств получили административные взыскания, более сотни договоров на выполнение «санитарок» признали недействительными, в итоге доля санитарных рубок в области снизилась с 18,3% до 6,2% — с 2012 по 2014 годы соответственно; средний показатель по России в 2014 году составил 13,9%. Но продолжалось это недолго — уже с 2015 года доля таких рубок в Иркутской области вновь начала расти.

Что важно — в течение этого периода не падал объем санитарных рубок у компаний Бакурова. С 2012 по 2018 годы они заключали дополнительные соглашения, удваивавшие объем леса, который они могли срубить — к 90 тыс. кубометров в год добавились еще 689 тыс., согласно заключению Earthsight, основанному на анализе дополнительных соглашений группы компаний Евгения Бакурова. Рубки компаний в большинстве случаев проходили в защитных лесах, где промышленная заготовка леса вообще запрещена: в 2009-2020 годах общая площадь вырубок в защитных лесах составила 14,6 тыс. гектаров, в эксплуатационных (то есть тех, где можно заготовлять лес) — около 4 тыс. гектаров, заключает Earthsight. С 2011 по 2020 годы пять компаний депутата вырубили защитного леса объемом в 2,16 млн кубических метров — в три раза больше, чем было разрешено по сомнительным допсоглашениям, говорится в докладе Earthsight. Стоимость этого леса эксперты оценивают в четверть миллиарда долларов или 18,5 млрд рублей.

Крупнейший заготовитель среди компаний Бакурова — «Вилис» — благодаря дополнительным соглашениям в 2012-2018 годах получила разрешение на заготовку более 160 тыс. кубометров древесины, но это только малая часть от реального объема. По данным самой компании, в защитных лесах она вырубила около 750 тыс. кубометров — за 2014-2019 годы. Это значит, что либо «Вилис» имела еще какие-то формальные разрешительные документы на проведение санитарных рубок, либо компания включила в отчеты древесину от рубок, поступивших из источников вне своих арендных участков.

Compromat.Ru: 71213
* Компания «Экспортлес» не принадлежит Бакурову, однако он называет себя учредителем группы компаний «Экспортлес». Формально компания принадлежит коммерческому директору другого бизнеса Бакурова Виктору Кулакову, предыдущий директор «Экспортлеса», Сергей Валюхов, сейчас тоже занимает должность в другой компании депутата. Почти все контрагенты «Экспортлеса» — компании Бакурова. Компания с таким же названием принадлежит его сестре Олесе.

Как компании Бакурова добивались права на санитарные рубки такого большого объема леса? Иллюстрирующий это случай произошел с одной из компаний бизнесмена — ООО «Дипфорест» — в 2015 году. Тогда прокуратура просила признать недействительными допсоглашения компании, а та в доказательство своей позиции предоставила акты лесопатологического обследования: там было написано, что деревья поражены грибными болезнями и стволовой гнилью. Суд позже установил, что акты подписывали люди, не входившие в комиссию, а лес был здоровым. В другой раз, в 2018 году, прокуратура в суде смогла приостановить заготовку древесины по одному из допсоглашений, доказав, что «под видом поврежденных деревьев» компания Бакурова «Вертикаль-Б» вырубает здоровые.

Как происходят такие рубки, объясняет бывший чиновник иркутского министерства лесного комплекса: «Лесопатолог находит действительно больное дерево. Одно, группу деревьев — неважно. На них выписываются санитарные мероприятия. Чтобы до этих десяти деревьев доехать, надо проложить полосу — скажем, длиной три километра, шириной шесть метров — то есть срубить леса на пять кубов. Где-то его надо складировать, для склада нарезать еще метров сто на двести. Плюс площадка для хранения техники и так далее». Как-то в шутку чиновник спросил братских лесорубов: «А что, если вы выкосили леса на тысячу кубов, а потом случайно забыли именно до тех самых больных деревьев добраться?»

В шутке оказалась немалая доля правды. Для этого расследования в 2020 году исследователи Earthsight объехали шесть участков, которые арендовали компании Бакурова в Братском и Усть-Удинском районах, и увидели, что на оставшихся несрубленными деревьях не было видимых признаков болезней или ослабевания, а на пнях не оказалось следов заболеваний или вредителей. Вырублены были «экономически привлекательные» хвойные деревья, а «тонкомер» — то есть деревья со стволами небольшого диаметра — и сухостой остались, хотя сухие деревья как раз в обязательном порядке должны были быть «санитарно» срублены.

Лесорубы волокли стволы по земле — и так пробили глубокую колею, из-за чего позже стала развиваться эрозия. Молодое поколение деревьев, которое должно сменять поваленный лес, было либо срублено, либо повреждено, либо завалено отходами от рубки — их по закону должны убирать сразу же (СНОСКА, следует из доклада Earthsight). Это в будущем может грозить серьезной экологической проблемой.

Compromat.Ru: 71201
Compromat.Ru: 71202
Сплошная вырубка 2012-2013 гг. в водоохранной зоне на северо-восточном побережье залива Кама. За семь лет, прошедших с рубки, лес так и не восстановился
Сейчас на бакуровских вырубках, откуда лес уехал на фабрики еще 4-6 лет назад, пустоши, заросшие травой и мелколиственными деревьями, а молодых хвойных деревьев нет совсем. Лес у пляжа — в водоохранной зоне — компании Бакурова вырубают, а выход к воде используют для складирования бревен перед погрузкой на баржи, хотя и то, и другое законом запрещено. Даже после проигрышей в суде иркутской природоохранной прокуратуре они не перестают использовать береговую линию Братского водохранилища в качестве склада. В 2019 году природоохранная прокуратура выиграла иск у компании Бакурова «Вилис»: тогда в ходе проверки в Змеином заливе сотрудники прокуратуры обнаружили, что «Вилис» использует пляж для складирования бревен, на берегу разлито машинное масло, а акватория засыпана древесной корой и отходами лесозаготовки. «Вилис» решением суда должна была устранить нарушения, однако на спутниковых снимках видно, что компания и дальше продолжила использовать берег Братского водохранилища для складирования древесины.

Compromat.Ru: 71203
Складирование бревен на береговой линии видно даже на кадрах в промо-ролике группы компаний Бакурова, снятых с вертолета
Иронично, но в 2015 году Бакуров написал научную статью на тему «Современные технологии выращивания сеянцев в лесных питомниках», посвященную именно методам лесовосстановления — в 2019 году он, по его словам, закончил аспирантуру Братского университета по профилю «технология лесозаготовительных и деревообрабатывающих производств». О необходимости восстановления леса братский политик вообще говорит часто. Однако анализ официальных сведений о выполнении лесовосстановительных мероприятий арендаторами за 2011-2020 годы, данные взяты сайта Министерства лесного комплекса Иркутской области показал, что за десять лет подконтрольные Бакурову компании сделали посадки и посев на площади всего в 2,2 тыс. гектара. Почти на половине этой площади проводилось так называемое комбинированное лесовосстановление — то есть обрабатывали только часть вырубок, где количество естественного подроста было ниже нормы. Только на 11% земли восстановление включало посадку саженцев. Остальные «лесовосстановительные работы» свелись к тому, что на вырубках якобы оставляли молодые деревья и проводили минерализацию почвы. Уже как минимум дважды суды, не найдя ни саженцев, ни минерализации, присуждали компаниям Бакурова выплату неустоек за такое «восстановление». В Министерстве лесного комплекса Иркутской области не ответили на вопросы «Проекта».

Шведский стол и шведский стул

Добытая с большим количеством нарушений братская древесина через двух посредников поступает в IKEA. Сначала сырье продают компании с говорящим названием «Успех», рассказал Earthsight представитель Бакурова Вадим Ковалевский, она не принадлежит Бакурову — владельцем указана Юлия Колтунова. «Успех» сотрудничает с IKEA уже около шести лет, это партнерство приносит ему от 50 до 70% дохода, в зависимости от сезона, рассказала директор компании Анна Преловская в разговоре с Earthsight.

С комбината «Успеха» сибирской сосне, уже в виде клееных досок, предстоит отправиться в путешествие, в котором вряд ли доведется побывать простому братчанину. Из России древесина по Транссибу и БАМу едет во Владивосток, а дальше морем переправляется в Индонезию, точнее — в восточную часть острова Ява, где находится фабрика компании PT Karya Sutarindo, свидетельствуют данные государственного портала ЛесЕГАИС, проанализированные Earthsight. С января 2020 года по март 2021 почти все бревна, которые «Успех» мог продать в Индонезию, пришли от компаний Бакурова, заключает Earthsight из анализа данных государственного портала ЛесЕГАИС. Только такая древесина, имеющая сертификат FSC, может быть продана большим международным компаниям, таким, как IKEA, на бумаге строго следящей за соблюдением экологических стандартов и буквы закона.

Из Индонезии сибирская сосна, уже принявшая форму мебели, отправляется в магазины IKEA по всему миру, включая США, Китай, Россию, Японию, Германию, Великобританию, Канаду — из продаж 2020 года 45% предназначались для Европейского Союза, 20% — для США, говорится в докладе Eartsight. Именно PT Karya Sutarindo производит сосновые детские столы и стулья «Лэтт» (LÄTT), кукольные домики «Флисат» (FLISAT) и мебель из серии «Сундвик» (SUNDVIK): беленые детские столы, стулья, шкафы и кроватки. В 2020 году PT Karya Sutarindo произвел более 2,2 млн единиц детской мебели для IKEA общей стоимостью около $60 млн, показывают подсчеты Earthsight. Это около 2% выручки шведской компании за год. Четверть всех сосновых досок — около 200 тонн ежемесячно — поступает в PT Karya Sutarindo именно из братского «Успеха». В 2019 году 96% произведенной на индонезийской фабрике мебели были проданы именно IKEA.

Путь таежной сосны в IKEA может пролегать не только через Индонезию, но и через Китай. В 2016 году Бакуров утверждал, что его компании также поставляют древесину в портовый город Циндао провинции Шандунь — в интервью 2016 года. В 2021 году его представитель подтвердил, что поставки в Китай продолжаются. Директор «Успеха» Преловская также рассказала о продаже товара китайскому поставщику IKEA, об этом они рассказали Earthsight. В деревне Шицяози той провинции, о которой упоминал Бакуров, действительно работает сразу пять крупных поставщиков шведского гиганта. Район, где работают эти фабрики, среди местных знаменит как раз производством предметов из дерева, все вместе фабрики в год производят более 10 млн единиц товаров из дерева для IKEA. Компания Бакурова «Вилис» в месяц поставляет в Китай от 3 до 10 тыс. кубических метров бревен.

Наконец, у IKEA есть четыре фабрики и в России, они производят мебель и детали для нее. Как ранее утверждал Бакуров, его компании торговали с ними и напрямую. То же подтвердила директор «Успеха» Преловская, правда, по ее словам, поставки прекратились с началом пандемии коронавируса. На вятской фабрике из массива сосны изготавливаются каркасы кроватей «Нейден» (Neiden) и столы «Лерхамн» (Lerhamn).

Compromat.Ru: 71204
С декабря 2019 года эти компании закупили у «Капели», связанной с Бакуровым — компания вместе с другими фирмами Бакурова — совладелец «Ассоциации лесозаготовителей и лесоэкспортеров Иркутской области», кроме того, в качестве контактного телефона организации в СПАРК указан тот же номер, что и у принадлежащей Бакурову компании «Вилис», около 900 тыс. кубических метров древесины. Несмотря на то, что холдинг братского предпринимателя не поставляет лес напрямую в Европу, анализ Earthsight показал, что так или иначе европейские компании импортируют изделий из древесины, добытой им, на 14,6 млрд рублей или 170 млн евро в год.

Но как так вышло, что международные компании соглашаются покупать лес, вырубленный с нарушениями? Объяснение заключается в том, что при поставках холдинг Бакурова предоставляет покупателям международный сертификат FSC, позволяющий торговать с IKEA и многими другими компаниями, которые следят за экологичностью поставок. По правилам, нелегальные рубки под видом санитарных, подобное обращение с природой и игнорирование восстановления леса после его уничтожения должны были стать причиной, по которой аудиторы могли отозвать сертификаты. Но они не указали эти нарушения в отчетах, хотя, по данным Earthsight, сертифицирующая компания «Лесная сертификация» — в России официально предоставляет услуги сертифицирования по стандартам FSC и PEFC — бывала на участках Бакурова как минимум 14 раз в течение десяти лет.

Международный аудитор FSC в ответ на запрос Earthsight заявил, что «не несет прямой ответственности за несоблюдение требований третьими сторонами» — то есть сертифицирующими компаниями на местах — они «иногда игнорируют или пропускают несоблюдение требований». Тем не менее, в этом случае наличие нарушений в FSC отрицают. Однако после вопросов, которые были присланы в ходе подготовки этого расследования, сертификат у компании Бакурова «Калинов мост» был тихо отозван FSC. Однако у «Калинова моста» остался действительным другой международный сертификат, тоже выданный «Лесной сертификацией» — PEFC — Program for the Endorsement of Forest Certification schemes, «Программа одобрения схем лесной сертификации», который не годится для торговли с IKEA, но все равно дает возможность выходить на иностранные рынки.

Представители «Лесной сертификации» заявили Earthsight, что нарушений во время аудита рубок компаний найдено не было и подчеркнули, что аудиторы при проверке в первую очередь полагались на официальные документы. В ответе «Проекту» в компании пояснили, что «Калинов мост» сам отозвал свой сертификат FSC, при этом отзыв не был связан с нарушением стандартов сертификации. По мнению компании, «тот факт, что дополнительные соглашения решением суда признаны незаконными, лишь подтверждает факт нарушения при заключении данных дополнительных соглашений со стороны Министерства лесного комплекса Иркутской области. Отмена дополнительных соглашений к договорам аренды никаким образом не свидетельствует о том, что данные насаждения не нуждались в санитарно-оздоровительных мероприятиях и данные мероприятия были назначены незаконным путем». В PEFC на запрос не ответили.

***
В компании IKEA по результатам этого расследования заявили, что древесина, которую компания закупала у фирм Бакурова, была добыта законно. Тем не менее, закупки сырья, добытого на санитарных рубках в Сибири и на Дальнем Востоке, компания все же приостановила: в связи с «неуверенностью, что нынешние санитарные рубки гарантируют ответственное управление лесным хозяйством». Кроме этого у братского политика возникла и еще одна проблема — российские власти хотят запретить экспорт необработанной древесины с 2022 года. Такое поручение дал президент Владимир Путин, в правительстве допустили, что экспорт будет возможен через специально созданную госкомпанию. Но сохранить бизнес депутат все-таки сможет, и в этом ему поможет обработка срубленного леса. Компания Бакурова уже планирует построить лесообрабатывающий комплекс при поддержке государства в рамках приоритетного инвестиционного проекта. Так называются поддержанные государством проекты по модернизации лесной промышленности. Сначала федеральный Минпромторг отказал Бакурову во включении в программу, однако компаниям депутата удалось оспорить решение в суде. Бизнесу Бакурова вообще везет в российских судах, например, прокуратура уже в который раз через суд пытается взыскать с его компании «Вилис» 476 млн рублей за незаконное увеличение объема рубок, но инстанция встала на сторону депутата. Благодаря статусу приоритетного инвестпроекта компании Бакурова не только не разорятся после запрета на вывоз «кругляка», но и смогут получить новые участки леса на льготных условиях. «Проект» не получил ответа на запросы в компании Евгения Бакурова.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru