Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Как на врачебных приписках из бюджета ОМС уводят десятки миллиардов рублей

Оригинал этого материала
© Daily Storm, 05.02.2021, Денег, потерянных РФ на врачебных приписках, хватило бы на "дом Ротенберга" и несколько больниц, Фото: fomsrd.ru, 05gb1.ru, Иллюстрации: Daily Storm

Россиян лечат от воображаемых болезней за их же деньги

Илья Горшков, Илья Юшков

Диспансеризация для бойцов ИГИЛ*, первоклассная зубная помощь для заключенных из отдаленных колоний и осмотр покойного дедушки у участкового терапевта — эти явления стали современной российской реалией из-за медицинских приписок. По оценкам экспертов, каждый год на воображаемые медицинские процедуры из бюджета ОМС тратятся десятки миллиардов рублей. Daily Storm рассказывает о том, как устроена система приписок, а также — о сотрудниках правоохранительных органов, которые собирают с нее «мелкие палки», а за крупные дела не берутся.

Приписные игиловцы

«Где-то в 2017 году я обнаружил в своей карте запись об осмотре невролога, к которому не обращался. Когда я пришел в поликлинику и сказал, что не проходил лечение, то меня начали убеждать, что все было, а я просто забыл», — рассказывает Daily Storm медицинский юрист Зияутдин Увайсов из Дагестана.

Увайсов решил, что не будет спускать историю на тормозах, и, по его словам, ради интереса написал заявление в полицию — проверить, не сфабриковали ли в больнице документы о его лечении.

Но в полиции не спешили заниматься расследованием дела.

«Пересылали заявление от одной инстанции к другой. Лишь спустя полтора года МВД возбудило уголовное дело по припискам, и то не по моей жалобе. Когда полицейские проверяли больницу, то выявили, что там по документам проходили лечение находящиеся за границей участники вооруженных бандформирований», — пояснил Увайсов.

В материалах уголовного дела, о котором Увайсов рассказал Daily Storm, фигурируют 60 бойцов ИГИЛ*. Как выяснило следствие (копия постановления есть в распоряжении редакции), сотрудники Хасавюртовской центральной городской больницы вносили в карты уехавших воевать в Сирию россиян информацию об оказании им медицинской помощи.

Миллиардные обороты

Каждый год Федеральный фонд ОМС распределяет по больницам более 2 трлн рублей через свои региональные подразделения, а также через страховые компании.

Когда пациент приходит в поликлинику — к своему участковому врачу, отоларингологу, на рентген или обращается в любой другой кабинет с полисом ОМС — его обслуживают абсолютно бесплатно. Но больница за проделанную работу получает деньги.

Например, визит к терапевту стоит около 150 рублей, лечение ангины — примерно 20 тысяч рублей, выезд бригады скорой помощи — чуть менее 4,5 тысячи рублей. Высокотехнологичная медицинская помощь, например лечение язвенного колита, стоит на порядок дороже — около 150 тысяч рублей.

Compromat.Ru: 69587

Чтобы получить эти деньги, больницы формируют список пациентов и оказанных им услуг, он передается в страховую компанию. Та должна проконтролировать, что все без обмана, и уже в свою очередь запросить деньги в территориальном фонде ОМС.

Однако значительная часть средств ОМС отправляется в медучреждения (в дальнейшем эти деньги распределяются на нужды больниц, а также на премии руководству и врачам) благодаря припискам, а не реально оказанным медицинским услугам.

В редакции Daily Storm у большей части журналистов и их родственников (среди тех, кто имел возможность проверить полученные услуги через приложения ФОМС) обнаружились приписки. Чаще всего это были диспансеризация и вызов скорой, но также встречались и довольно экзотические процедуры, такие как подводный массаж.

Compromat.Ru: 69588

По данным портала «ГАС-Правосудие», поводом для возбуждения уголовных дел, связанных с приписками по ОМС, чаще всего становятся фальсификации при диспансеризации.

"Новая газета", 19.02.2020, "Запись есть, а боли нет": Заместитель главного врача одной из поликлиник на условиях анонимности рассказал «Новой», что приписки именно в сфере диспансеризации — самые популярные, потому что за диспансеризацию поликлиника получает не только дополнительные начисления, но и высокий рейтинг, а число охваченных диспансерным приемом пациентов — один из важнейших критериев оценки качества работы администрации поликлиники. Что касается иногородних приписок, то они, по словам моего собеседника, частое явление — обычно территориальные фонды их как раз не проверяют. Если в Петербурге петербуржцу припишут лечение перелома руки, теоретически эксперты страховой компании или ТФОМС могут его разыскать и выявить подлог. Если «пролечат» руку жителю Удмуртии или Хабаровского края, скорее всего, проверок не будет. Хотя, как можно видеть на моем примере, и здесь бывают сбои, система вылавливает и такие приписки. — Врезка К.ру

В 2021 году на нее будет выделено около 117 млрд рублей. Стоимость диспансеризации одного пациента, без учета дополнительных исследований, обходится российскому бюджету в 1782 рубля, следует из методических рекомендаций Минздрава. Всего таких пациентов российские поликлиники планируют принять 66 млн человек.

Точный объем приписок по диспансеризации сложно оценить из-за того, что территориальные фонды ОМС почти не публикуют статистику по выполнению планов, а уголовные дела в отношении врачей, проводящих мнимые манипуляции, исчисляются единицами.

Эксперты, с которыми общался Daily Storm, говорили, что объем приписок может достигать 75%. В тех итоговых региональных отчетах по диспансеризации, которые находятся в публичном доступе, фигурируют районы-ударники и отстающие. В первых результаты по диспансеризации около 100% от плановых показателей, во вторых (можно предположить, что там приписок нет или их число минимально) — значительно хуже. В Ростовской области в 2019 году — около 35% от плана, в Свердловской в 2016 году — около 55%.

Если предположить, что 25% от общего числа диспансеризаций оказываются фиктивными, то бюджет теряет на этом порядка 30 млрд млрд рублей. При 50% фальсификациях — примерно 59 млрд рублей, и 88,4 млрд в том случае, если приписными окажутся 75% пациентов.

Compromat.Ru: 69589
Compromat.Ru: 69590
Compromat.Ru: 69591

Конвейер пациентов

Возможно, самые явные свидетельства высокого уровня фальсификаций при диспансеризации содержатся в материалах 10 уголовных дел, направленных в Советский районный суд города Самары летом 2019 года.

Подсудимыми были участковые врачи Самарской городской поликлиники №10 Советского района, которых обвиняли в служебном подлоге (ч.1 ст. 292 УК РФ).

Все приговоры написаны практически под копирку: «из корыстной заинтересованности», «не соответствующие действительности сведения о диспансеризации», «с использованием своего служебного положения». Формулировки кочевали из дела в дело.

Итоговые решения были вынесены тоже одинаковые: прекратить дело в связи с назначением судебного штрафа. Суммы разнились, но не сильно. Речь шла о нескольких тысячах рублей.

Однако в трех приговорах содержалось чуть-чуть больше сведений о врачебных приписках в Самарской области. В этих документах судьи опубликовали статистику территориального фонда ОМС:

«Проведена проверка достоверности сведений по итогам прохождения гражданами диспансеризации. В ходе проверки проведен телефонный опрос пациентов, по которым оплачены счета за диспансеризацию. Из 351 опрошенных пациентов 152 подтвердили факт прохождения диспансеризации, в 199 случаях (56,7 %) факт прохождения диспансеризации пациентами не подтвержден».

Допрошенная в суде фельдшер рассказывала о том, как была организована диспансеризация в поликлинике:

«Имелся план диспансеризации, согласно которому ежемесячно на нашем участке должны были быть исследованы не менее 70 человек. План доводился заведующей отделения, она же контролировала исполнение данного плана и всячески ругала за его невыполнение. Я, как медсестра, вызывала граждан на диспансеризацию путем телефонной связи, обходом граждан на дому, но не всегда они хотели проходить диспансеризацию и в большинстве случае не являлись».

На суде все врачи признали свою вину, соглашаясь с тем, что совершали приписки, чтобы получить надбавку к зарплате. От дачи показаний большинство отказалось. Допрашивали тех, кто выдвигал на следствии другую версию. Как, например, врач с 44-летним стажем Татьяна Стогнушенко. Или Юлия Дегтярева, во время предварительного следствия утверждавшая, что вносила ложные сведения в карты под угрозой увольнения.

К главному врачу поликлиники, где работали 10 подсудимых терапевтов, у судей претензий не возникло. Выступая на одном из заседаний, он признался, что требовал от своих подчиненных проводить диспансеризацию, но без корысти:

«Невыявленное заболевание может привести к его прогрессирующей форме, что негативно складывается на здоровье населения и смертности в целом. Никаких указаний своим подчиненным сотрудникам вносить заведомо ложные сведения в карты учета диспансеризации я не давал».

Высокотехнологичное преступление

17 августа 2018 года глава территориального фонда ОМС в Республике Дагестан Магомед Сулейманов собирался сесть на самолет в Москву. Но его планам помешали сотрудники МВД и ФСБ, задержавшие чиновника в аэропорту Махачкалы.

Магомед Сулейманов
Магомед Сулейманов
Сулейманова обвинили в создании преступного сообщества и мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, он похитил из фонда более 210 млн рублей. Это самое крупное дело о воровстве денег обязательного медицинского страхования.

Схема, которую, как считают следователи, использовал Магомед Сулейманов, не сильно отличается от тех, которыми пользуются более мелкие преступники. В медицинские карты россиян, уехавших воевать в Сирию за ИГИЛ*, а также в карты покойников вносились записи об оказанных им медицинских услугах.

За период с 2010-го по 2018 год таким образом «пролечились» 622 человека. В схему Магомеда Сулейманова были вовлечены как государственные, так и частные клиники. Вторых было больше. ​В ОПС, созданное Сулеймановым, как полагает следствие, входили его подчиненные из фонда ОМС, сотрудники страховых компаний и лечебных учреждений Дагестана. Но главной отличительной чертой этого уголовного дела является объем похищенных средств.

Рекордных показателей обвиняемым удалось добиться за счет того, что они в приписках указывали не простые услуги, вроде диспансеризации, а высокотехнологичную медицинскую помощь.

В деле одного из сообщников Магомеда Сулейманова — главного врача городской больницы №1 Махачкалы Меджида Алиева, который признал вину и пошел на сделку со следствием, — перечислены конкретные приписки и их стоимость: примерно 100 тысяч рублей на пациента.

Меджид Алиев
Меджид Алиев
В декабре 2019 года суд приговорил Алиева к шести годам лишения свободы условно. Но в ноябре 2020 года прокуратура добилась апелляции, по которой условный срок заменили на реальный. Кроме того, на имущество экс-главврача и его родственников (стоимостью 400 млн рублей) наложили арест, который будет действовать до того момента, пока Алиев не компенсирует причиненный им ущерб — 242 млн рублей.

Последние новости о деле в отношении самого Магомеда Сулейманова датированы февралем 2020 года — тогда экс-главу ТФОМС выпустили из-под стражи, заменив арест мерой пресечения «запрет определенных действий».

Игра без правил

В делах о хищениях средств ОМС есть несколько закономерностей, которые можно заметить, изучив приговоры в системе «ГАС-Правосудие».

Полицейские чаще обращают внимание на государственную медицину. По уголовным делам, которые суды рассматривали в 2019 году, 45 решений было вынесено по врачам государственных клиник и только три — по частным. В 2020 году баланс немного сместился: 17 против 4, но частников по-прежнему судили реже.

Compromat.Ru: 69592

Из четырех статей, которые применяются к врачам, занимающимся приписками, — 159 УК РФ «Мошенничество», 159.5 УК РФ «Мошенничество в сфере страхования», 285 УК РФ «Злоупотребление служебными полномочиями», 292 УК РФ «Служебный подлог» — чаще других встречается последняя.

Обычно по этой статье судят рядовых врачей, которые не дают показаний на руководство, а берут всю вину на себя. В 2019 году суды рассмотрели 32 таких уголовных дела, а в 2020 году — 10.

У полиции и прокуратуры нет единого шаблона, по которому можно квалифицировать действия врачей, занимающихся приписками.

Например, буквально за месяц до того, как в Советском районном суде города Самары одно за другим начали прекращаться дела по участковым терапевтам из поликлиники №10, в соседнем суде проходили слушания по делу по врачу из другой поликлиники. Там следователь, а за ним и судья пришли к выводу, что каждая приписка — это отдельное преступление и за каждую должно быть назначено самостоятельное наказание. В результате дело не прекратили, а врач получила год и восемь месяцев исправительных работ.

Планомерной работы правоохранительных органов по борьбе с хищениями средств ОМС тоже не видно: подобные дела в регионах обычно возбуждаются «пачками». В 2019 году на Самарскую (11 дел) и Ростовскую области (9 дел) пришлось 46% всех направленных в суд материалов. В 2020 году только на одну Астраханскую область (9 дел) — 39% материалов.

В судах большая часть дел прекращается: подсудимые признают вину, и им назначается небольшой судебный штраф.

Compromat.Ru: 69593

Некоторые уголовные дела возбуждаются по врачам или медучреждениям, которые раньше уже привлекали внимание органов.

Например, в 2019 году в Курганской области по редкой 159.5 УК РФ осудили за приписки бывшего фельдшера, который купил диплом, с его помощью стал главврачом и начал зарабатывать на ОМС. Молодой человек отделался штрафом. В Волгограде в 2020 году завели дело на руководителя компании «Волгоградская неотложка» за заработки на фиктивных вызовах скорых. Ровно на том же погорел прошлый руководитель этой же компании, которого судили в 2017 году.

Географический разброс, когда «пучки» дел появляются то в одном, то в другом регионе, собеседники Daily Storm связывают с активностью правоохранительных органов, а не самих врачей.

«В свое время в отдельных регионах прокуратура активно занималась делами о приписках», — поясняет член общественного совета при Минздраве РФ Алексей Старченко.

В процессе разработки

По-настоящему масштабных дел по средствам ОМС в 2019-2020 годах в суд практически не направлялось. Исключений немного. Это уже упомянутый Дагестан с высокотехнологичной медицинской помощью. В Тюмени в 2019 году слушалось дело по главврачу городской поликлиники №4 Игорю Белкину, который, по версии следствия, «нарисовал» диспансеризацию 18 тысячам пациентов. Но суд вернул материалы в прокуратуру, и дальнейшая судьба дела неизвестна.

Полноценных оперативных разработок по делам подобного рода не проводится. Хотя возможности для этого есть.

В 2017 году в Курске по статье 159.5 УК РФ судили директора стоматологии «Аполлония» Петра Крузина. Благодаря прослушке телефонных переговоров оперативники выяснили, что руководитель стоматологии сговорился с сотрудником страховой компании «Югория».

Страховщик передавал Крузину списки людей, застрахованных в «Югории». В стоматологии им «рисовали» услуги по ОМС и уже официально запрашивали у страховой компании возмещение. Деньги сообщники делили между собой поровну — 50 на 50.

Благодаря собранной доказательной базе правоохранителям удалось добиться реального срока для подсудимого. Петра Крузина приговорили к двум годам лишения свободы.

В июне 2020 года кузбасские полицейские совместно с сотрудниками ФСБ задержали руководителей частной клиники «Абсолютное здоровье». По версии следствия, сотрудники организации сфабриковали порядка 70% документов, которые направлялись в местный фонд ОМС для компенсации трат. Правоохранительные органы оценили ущерб в 250 млн рублей. Это одно из самых крупных хищений, которое выявляли оперативники в последние годы.

«Частными клиниками во многом движет жажда наживы. Там врачи работают за процент от приема пациента. Например, человек платит три тысячи рублей за прием. Из этих денег он получит 1-1,5 тысячи рублей. Предположим, если по ОМС клиника получила 100 тысяч рублей, то врач получит около 50 тысяч от этой суммы. В государственных учреждениях такой системы нет», — рассказал Daily Storm Николай Чернышук — руководитель краснодарской общественной организации «Право на здоровье».

Скрытые диагнозы

Опрошенные Daily Storm эксперты отмечают, что случаи приписок часто имеют место в учреждениях амбулаторного типа, в то время как в стационарах подобные манипуляции практически не встречаются.

Медицинские юристы считают, что в таких учреждениях иначе фабрикуют документы: врачи не просто приписывают какие-то диагнозы (хотя такое тоже бывает), а просто манипулируют клинико-статистическими группами.

«Смысл заключается в том, что если вы обычный аппендицит объявляете тяжелым развитым перитонитом, то вам за это заплатят существенно больше. Также произошло с COVID-19. 23 марта пневмония стоила 63 тысячи, а с 24 марта она стала стоить от 200 тысяч до 500 тысяч. С этого момента произошло нарастание больных коронавирусом», — сообщает президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский.

За чистотой работы врачей должны следить страховые организации, которые выступают буфером между фондом ОМС и медицинским учреждением. Когда страховщики выявляют факты манипуляций, они инициируют гражданско-правовое разбирательство в рамках которого поликлиника или больница возвращают деньги государству. Небольшие «манипуляции» могут остаться незамеченными, а вот диспансеризации бросаются в глаза, что и приводит к появлению уголовных дел, объясняет Алексей Старченко.

«Если пациенту действительно пролечили аппендицит, то он запомнит этот факт и, скорее всего, не обратит внимание на то, что в карте ему поставили перитонит. Но вот диспансеризацию обывателю заметить проще. Некоторые пациенты пишут заявления в прокуратуру, которая берет на контроль учреждение и просматривает всю годичную отчетность. Так и появляются уголовные дела. Есть заявитель — пациент, то пострадавший — фонд ОМС, а подозреваемый — врач», — рассказывает о системе работы Старченко.

Президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский считает, что проблема с приписками практически неосязаема, но для пациентов она может нести негативные последствия.

«Приписки могут неприятно обернуться для пациентов. В критической ситуации врачи могут принять неправильное решение [глядя на историю процедур в карте]. Мало ли, кто там что напишет. Представьте, что психиатр напишет, что у вас шизофрения. Мне такие истории тоже рассказывали», — говорит Саверский.

В 2020 году из-за ограничений в связи с пандемией коронавируса было временно приостановлено проведение профилактических осмотров, диспансеризаций и других дополнительных услуг, которые предлагают лечебные учреждения. Однако после окончания пандемии эта проблема может вернуться.

Из федерального фонда ОМС на момент выхода материала ответ на письменный запрос Daily Storm не поступил.

* ИГИЛ — Террористическая организация, запрещенная в России.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru