Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Экс-жена не дает Алексею Голубовичу выводить

Ольга Миримская разглядела в займе от офшора схему бывшего мужа по присвоению $7 млн принадлежащего им БКФ-банка

Оригинал этого материала
© Право.ru, 11.12.2020, Как семья банкиров после развода судится на $11 млн, Фото: ТАСС, РИА "Новости"

Евгения Ефименко

Алексей Голубович
Алексей Голубович
Бывшие супруги — совладельцы банка — спорят, должен ли банк платить проценты по договору субординированного займа на $11,1 млн с офшором, который связан с экс-супругом. Бывшая жена считает, что проценты по займу за 10 лет должны быть возвращены, потому что это, по сути, вывод средств, а сделка с заинтересованностью заключена в обход общего собрания участников банка, которое необходимо по закону. Экс-супруг указывает на то, что прошел срок исковой давности. В этих аргументах разобрались суды.

Должен ли Банк корпоративного финансирования (БКФ) платить по субординированному займу на $11,1 млн от кипрской Netcore Solutions 2009 года — главный вопрос в разбирательстве № А40-256182/19. Конфликтуют совладельцы банка — бывшие супруги Алексей Голубович (владеет 11% БКФ) и Ольга Миримская (владеет 88% БКФ).

"Коммерсант", 07.12.2020, "БКФ аукнулся субординированный долг": Netcore Solutions и сама пыталась взыскать долг через суд. Однако дело по иску о взыскании с банка БКФ задолженности по договору займа на 704,6 млн руб. было приостановлено из-за встречного иска. — Врезка К.ру

Аркадий и Наталья Голубовичи и Ольга Миримская (справа)
Аркадий и Наталья Голубовичи и Ольга Миримская (справа)
Иск о признании займа недействительным подали ООО «Лантрес», ООО «МКМ» ООО «Стардом Менеджмент» и ООО «Симлекс», структуры Миримской, участники БКФ. Компании оспаривают сам факт выдачи средств и указывают, что банк аффилирован с Netcore: Голубович владел долей в 20% в уставном капитале банка и был конечным бенефициаром кипрского офшора, как выяснилось в суде, через цепочку компаний. Таким образом, заем был сделкой с заинтересованностью, но общее собрание участников банка его никогда не одобряло, указывают истцы. Они настаивают, что договор займа прикрывал вывод более $7 млн. Кроме того, истцы объяснили, почему подали в 2019 году иск о договоре 2009 года. Согласно их позиции, поддержанной этим летом Арбитражным судом г. Москвы, об аффилированности сторон в банке узнали лишь в 2019-м, когда прочитали об этом в свежем уведомлении из налоговой.

Netcore Solution Ltd., ответчик, возражал против иска. Заем он считал обычной хозяйственной сделкой. По мнению ответчика, в деле нет ничего, что бы подтверждало его связь с Голубовичем, а если смотреть на дату заключения сделки, то и с банком аффилированности не было. Но даже если эти факты подтвердились, то четыре компании все равно не могли бы подать иск. Ведь они подконтрольны Миримской, которая на дату заключения сделки была супругой Голубовича. Кроме того, ответчик заявил о пропуске срока исковой давности.

"Коммерсант", 04.09.2019, "Владельцы БКФ не сочлись долгами": Алексей Голубович сообщил, что лично не принимал никакого участия ни в управлении банком, ни в его активных или пассивных операциях на протяжении почти десяти лет. «Все это должно быть известно основному акционеру и менеджменту, у которого, видимо, есть причины использовать их необычную текущую финансовую ситуацию в своих целях»,— отметил он. По итогам первого полугодия 2019 года БКФ получил убыток 180 млн руб. В таких условиях полное погашение крупного кредита Netcore (24 октября на $11,15 млн) может оказаться для банка непосильным, указывали эксперты [...]. — Врезка К.ру

В суде и после суда

АСГМ отверг доводы ответчика и счел правильным удовлетворить иск. Он согласился с истцами, что договор займа заключался между аффилированными сторонами, поэтому требовал одобрения (как сделка с заинтересованностью). АСГМ отверг доводы, что четыре ООО не могли подавать иск, ведь были подконтрольны Миримской. Этот факт не показывает, что кто-то из них заинтересован в совершении спорной сделки, указал судья Василий Лаптев. И в целом он пришел к выводу, что договор не относится к текущей деятельности, а ответчик злоупотребил правами, когда его заключал.

Судья также не согласился с доводом об истечении срока исковой давности. Отсчитывать его следует с того момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что сделка требовала одобрения (Постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 года № 28). Поскольку сделка не является крупной, а в банке не знали о взаимосвязи ее участников, то спорный договор не выносился на повестку общего собрания участников банка, рассудил АСГМ. О нем могли узнать только в 2019-м из уведомления налоговой. «Доказательств обратного сторонами не представлено», — отмечается в решении.

На прошлой неделе дело рассмотрел 9-й ААС в составе тройки судей под председательством Татьяны Лялиной. Судьи отменили акт нижестоящей инстанции и отказали в иске. Мотивированное постановление пока не обнародовано, но вполне возможно, что апелляция согласилась с доводом ответчика о пропуске срока исковой давности, полагает партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов. Он обращает внимание, что иск был подан спустя более 10 лет со дня заключения договора. «Но в данном случае существенную роль играет то, каким образом Netcore Solution Ltd. сумело доказать осведомленность истцов о наличии оснований для оспаривания договора займа ранее сентября 2019 года», — уточняет Веселов.

БКФ информировал, что зарезервировал средства для выплаты долга и это не повлияет на текущую деятельность банка. В то же время в банке заявили о намерении обжаловать решение второй инстанции.

"Новые известия", 04.12.2020, "Банк БКФ борется с выводом средств заграницу": 2 декабря 2020 года Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда о признании недействительным договора субординированного кредита кипрской компании Netcore Solutions Ltd и российского банка БКФ. Ранее собственники банка потребовали признать договор недействительным. По их требованию, кипрская компания должна вернуть 7,29 миллионов долларов выплаченных процентов. Причиной такого развития стала информация, полученная от налоговых органов России о том, что кипрская компания Netcore Solutions Ltd аффилирована с еще одним собственником банка Алексеем Голубовичем.

По закону, любые сделки с аффилированными структурами считаются сделками с заинтересованностью. Общее собрание участников банка должно их утверждать. В случае с Голубовичем этого сделано не было. [...]

Договор между БКФ и Netcore Solutions Ltd был заключен 11 лет назад. Им и пользовался Голубович для вывода прибыли. Его доля в банке сократилась в 2018 году с 20% до 9,9%. Банку пришлось купить часть его доли, поскольку, как сообщает пресса, Голубович захотел продать ее бывшему партнеру по Юкосу Бейлину, который с 2005 года находится в международном розыске по делу о хищении и легализации активов. Наличие среди бенефициаров людей с испорченной деловой репутацией может повредить банку, как заявлено в его пресс-релизе, поэтому было использовано право преимущественного выкупа. При этом банк выплатил Голубовичу назначенную им самим цену за часть доли. — Врезка К.ру

Комментарий «Право.ru» дал представитель истцов Виктор Медведев. По его словам, в действиях Голубовича может быть нарушение законодательства о контролируемых иностранных компаниях. «Сейчас ужесточен контроль за выводом денежных средств, тем более на подконтрольные фирмы. Вывод столь значительной суммы на подконтрольное Голубовичу лицо может повлечь ответственность (вплоть до уголовной), — рассказал Медведев. — Кроме того, в течение 10 лет имел место вывод прибыли в виде процентного дохода».

По словам Медведева, сейчас ведутся определенные следственные действия, по итогу которых потерпевшие решат, подавать ли заявление о преступлении. Как отмечено в решении АСГМ, «через выплату процентов по договору субординированного займа чистая прибыль общества распределяется только в пользу Голубовича А. Д., хотя доказательств разумной необходимости в заключении такого договора субординированного займа в материалы дела не представлено». Решение первой инстанции определило и сумму к возврату: «Неосновательно приобретенная ответчиком сумма, согласно представленному расчету, составила $4 951 282,59, которая подлежит взысканию с ответчика при применении последствий недействительности сделки. Кроме того, согласно п. 1 ст. 1102, п. 3 ст. 1103, п. 2 ст. 1107, п. 1 ст. 395 ГК, ответчик обязан возвратить сумму неосновательного обогащения и уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда он узнал или должен был узнать о неосновательности получения денежных средств».

Возможное нарушение закона о контролируемых иностранных компаниях действительно может вылиться в уголовное дело, при этом мнение налоговиков может оказаться еще одним аргументом против Netcore и Голубовича. В 2019 году ФНС России № 9 по крупнейшим налогоплательщикам сделала вывод о техническом характере компании Netcore Solutions Ltd. и вывод о том, что компания не является фактическим получателем дохода от банка. Налоговая инспекция доначислила банку более 31 млн руб. Это событие и послужило отправной точкой для иска в Арбитражный суд г. Москвы к Netcore Solutions Ltd, отмечает Медведев.

Впрочем, это может быть уголовно-правовым развитием корпоративного спора, отмечает старший партнер АБ Criminal Defense Firm Алексей Касаткин. И наличие преюдициального судебного акта не всегда имеет значение для возбуждения уголовного дела, заключает Касаткин.

moment-istini.com, 14.12.2020, "Бывшие супруги Алексей Голубович и Ольга Миримская могли давно заняться выводом средств из банка БКФ": Поскольку договор о выдаче кредит был подписан более десяти лет назад, не исключено, что супружеская пара делала это на благо семьи. Однако Ольга Миримская отказывается признавать какое-либо участие в махинациях с выводом средств, а вот офшор ее в этом активно обвиняет. Более того, соответствующая жалоба от «Netcore Solutions» даже была направлена в Центробанк. Показатели банка БКФ свидетельствуют о возможном выводе средств, ведь за год его активы уменьшились на 1 миллиард рублей, что немало. При этом комплексных проверок банка не было давно. Еще в 2018 году такая проверка закончилась уголовным делом для главного экономиста банковского надзора ГУ ЦБ по Центральному федеральному округу. Алексей Юргелевич и его отец Игорь Юргелевич стали фигурантами уголовных дел по факту вымогательства. Возбужденное уголовное дело стало подтверждением того, что в банке БКФ не все хорошо. Ведь иначе они не предлагали бы руководству банка «прикрыть» все нарушения за соответствующую плату. — Врезка К.ру

Другие материалы раздела:
Голубович vs Миримская
Миримская и кредит мужа
Схема Голубовича на $7 млн
Засудила суррогатную мать
Ордер на арест на Кипре
Ответ Ольги Миримской
Миримская и "Правый сектор"
Нарушила тайну переговоров

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru