Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Как Рустэм Магдеев нарушал законы ОАЭ и Кипра

Экс-помощник президента Татарстана стянул у главы Татарстана Минниханова почти $3 млн на зарплату себе и сыну

Оригинал этого материала
© "Наша Версия", 17.02.2020, Бизнес с братками и чиновниками, Иллюстрации: via "Наша Версия"

Роман Кротов

[...] Полтора года назад «Версия» рассказала реальную историю противостояния вокруг кипрской франшизы знаменитого ювелирного дома Graff Diamonds. Один из героев этого скандала, бывший помощник главы Татарстана Рустэм Магдеев, пытался заблокировать этот материал за счёт хитрой юридической технологии. Однако редакция в суде отстояла своё право на расследование. В январе 2020 года в Лондоне Магдеев, по сути, под присягой подтвердил факты, которые до этого всеми силами пытался удалить из сети.

На шестой день перекрёстных допросов барристер Стивен Берри спросил истца о некой встрече, которая состоялась летом 2017 года в Москве. По информации барристера, кроме Рустэма Магдеева и второго совладельца ювелирного бутика Graff в Лимасоле Эмиля Гайнулина, на встрече присутствовали ещё три человека.

Берри: Присутствовал ли там г-н Радик Юсупов?

Магдеев: Да, он присутствовал.

Берри: Присутствовал ли там г-н Турецкий?

Магдеев: Да.

Берри: Присутствовал ли там г-н Эдиев?

Магдеев: По всей видимости, присутствовал.

Разговор "по понятиям"

Судя по всему, эта встреча и предопределила дальнейшее развитие событий вокруг кипрской компании Equix Group Ltd. Мы подробно рассказывали эту историю, но роль в ней Радика Юсупова /page_31271.htm и Михаила Турецкого https://igolkin.blogspot.com/2018/03/blog-post_30.html оставалась не совсем ясной. Рустэм Магдеев назвал Турецкого партнёром Эмиля Гайнулина. «Их офисы расположены в одном здании на разных этажах», – добавил он. При этом истец как будто пытался избежать подробного разговора о Юсупове.

Берри: Он [Радик Юсупов] присутствовал там в качестве вашего друга?

Магдеев: Я бы не назвал его своим другом. Я его просто знаю, поскольку мы оба родились в Казани.

Как будто столица Татарстана – настолько маленький город, что там буквально все друг с другом знакомы. Трудно поверить, что это действительно так, и знакомство Магдеева с Юсуповым никак не связано с бизнесом первого и криминальной карьерой последнего. Сразу возникает много вопросов. Адвокат истца несколько раз пытался спасти ситуацию, предположив, что Радик Юсупов по кличке Дракон – всего лишь предприниматель, который в 90-е годы был судим за несколько малозначительных уголовных проступков. Сложно представить, что испытала судья Сара Кокерилл, когда выяснилось, что в реальности под «малозначительными проступками» могут подразумеваться похищения людей и массовые казни [...]

В июле 2017 года Турецкий, Гайнулин, Юсупов и Магдеев в присутствии чеченского «авторитетного бизнесмена» Шамиля Эдиева (по кличке Султан) обсуждали, по словам Рустэма Магдеева, «вопросы развития» бутика Graff Diamonds на Кипре. К слову, Эдиев в результате этого «развития», по-видимому, получил в награду за свои услуги принадлежавший компании Rolls-Royce и драгоценности на несколько миллионов долларов. [...]

На одном из январских заседаний Стивен Берри спросил Магдеева о том, присутствовал ли на той встрече в Москве Дмитрий Цветков. Истец ответил отрицательно. Тогда барристер предположил, что эта встреча проводилась с целью атаки на Цветкова, ведь именно после неё Рустэм Магдеев и Эмиль Гайнулин забрали ювелирные украшения из бутика в Лимасоле, часть из них, очевидно, «подарив» Шамилю «Султану» Эдиеву.

«Вы понимали, что после этого кипрская компания потеряет франшизу Graff, что приведёт к закрытию магазина?», – спросил Берри. «Я не понимал этого», – ответил Рустэм Магдеев, добавив примерно то, что Эмиль Гайнулин поначалу не хотел забирать свою часть драгоценностей. По всей видимости, присутствие Дракона и Султана сыграло определённую роль в том, что Гайнулин изменил свой взгляд на ситуацию, подчинившись своему компаньону.

По словам бывшего помощника главы Татарстана, они с партнёром решили вывезти украшения из Лимасола, поскольку «хотели вернуть свои инвестиции». В ходе процесса в Лондоне он всячески подчёркивал, что не был заинтересован в ювелирном бизнесе. Однако отсутствие интереса, очевидно, не стало для него препятствием для инвестиций в Equix Group Ltd. Похоже, что объяснить это противоречие можно только одним способом: Магдеев был лишь номинальным инвестором, Equix Group Ltd нужна была ему не для торговли ювелирными изделиями, а для отмывания денег, выведенных из России по теневым схемам. Когда происхождение капитала, предоставленного Магдеевым кипрской компании, вызвало вопросы у ювелирного дома Graff, представитель последней, Дмитрий Цветков, решил выйти из бизнеса Equix Group Ltd. [...]

В суде Магдеев под присягой признал, что предъявляя иск Цветкову, планировал поделить с Гайнулиным полученные деньги в пропорции 65/35. Будет странно, если судья не увидит в этой комбинации признаки сговора, что по английскому праву, безусловно, будет квалифицировано как нарушение, если не мошенничество [...]

Делец на окладе

Не хочется запутывать читателя мелкими нюансами, но для точности нашего изложения следует отметить, что Equix Group, которая развивала франшизу Graff Diamonds в Лимасоле, делала это через две компании. Одна из них, как мы уже упомянули, была зарегистрирована на Кипре, а вторая – в Дубае, EK Diamonds. Так вот, в ходе судебного процесса в Лондоне выяснилось, что деньги, которые якобы вложил Магдеев в этот бизнес, были предоставлены на весьма своеобразных условиях.

Истец признал, что ссудил компании Equix Group (точнее, аффилированной с ней компании EK Diamonds) 10 млн долларов под 15% в год. Однако проценты по займу выплачивались ему не по общепринятой схеме, а, судя по всему, в виде зарплаты по трудовому договору. Интересно, что трудовых договоров было два – один на Рустэма Магдеева с 1 октября 2014 года, второй на его сына Эрнеста с 15 октября 2015 года. Оба договора были номинированы в эмиратских дирхамах. Рустэм Эльбрусович значился «менеджером по развитию бизнеса» с ежемесячной зарплатой примерно в 100 тыс. долларов, а Эрнест Рустэмович получил должность «финансового менеджера» с зарплатой примерно в 50 тыс. долларов.

Рустэм Магдеев настаивает, что не испытывал большого интереса к ювелирному бизнесу и был сосредоточен на других своих проектах. Тем не менее, осенью 2014 года он и его сын стали наёмными сотрудниками компании в Дубае с общей зарплатой на уровне 150 тыс. долларов в месяц. Любопытно, что Магдеевы подписали контракты на свои кипрские паспорта, как граждане Кипра, исключив даже теоретическую возможность утечки в Россию какой-либо информации. К слову, уже тогда Россия и ОАЭ обсуждали официальный обмен финансовой информацией, а пару лет назад Эмираты подтвердили готовность автоматически передавать Федеральной налоговой службе (ФНС) данные о счетах и доходах, которые подлежат налогообложению в России.

В ходе судебного процесса в Лондоне стало понятно, что Рустэм Магдеев трудоустроен был формально и не выполнял каких-либо обязанностей. В то же время такой «специфический» трудовой договор позволил бывшему помощнику главы Татарстана получить рабочую визу в ОАЭ. По словам Рустэма Магдеева, это дало ему возможность проводить встречи с российскими бизнесменами, которые периодически живут в Дубае. Никаких налогов, связанных с доходами от инвестиций, он, по всей видимости, не платил – ни в России, ни на Кипре. Далее диалог в суде вёлся примерно в таком ключе:

Берри: Вы осознавали, что ваш трудовой договор будет представлен правительственным органам ОАЭ? Вы предполагали, что, принимая решение о выдаче вам визы, они будут рассматривать этот документ, как подлинный?

Магдеев: Ничего я не предполагал. Я просто подписал документ и заплатил деньги. Не думаю, что мне нужно было вдаваться в такие подробности.

Берри: Вы лично обманули правительство ОАЭ, чтобы оно выдало вам визу, не так ли?

Магдеев: Я не расцениваю получение рабочей визы, как какую-то большую удачу. Мне нравится Дубай, но я могу приезжать труда и в качестве туриста.

Но дальше (и здесь трудно не увидеть противоречия в его словах) Рустэм Магдеев рассказал о том, что после прекращения трудового контракта с EK Diamonds он всё-таки приложил некоторые усилия для получения новой рабочей визы в ОАЭ по аналогичной схеме. После официального увольнения из ювелирного холдинга он формально был принят на работу в дубайскую компанию Global, которой управлял его друг Рустэм Миргалимов. «У меня и сейчас есть разрешение на въезд для работы в Эмиратах», – сказал он входе перекрёстного допроса. Никаких обязанностей на «новом месте работы» Магдеев, по всей видимости, не исполняет. Это значит, что во время следующей поездки власти ОАЭ вполне могут депортировать его за нарушение миграционного законодательства. Правда, как показывает опыт, перед высылкой из страны нарушитель может не только заплатить штраф в размере 2,5 тыс. долларов, но и провести два-три месяца в местной тюрьме. Обычно туда попадают гастарбайтеры-нелегалы из Индии и Бангладеш. Бывшему помощнику Минниханова вряд ли придётся по душе такая компания.

Впрочем, есть и другие соображения. Рустэму Магдееву мог понадобиться «серый» трудовой договор не только из-за рабочей визы в ОАЭ, но и для того, чтобы скрыть получение дохода с инвестиций в бизнес Graff от истинных владельцев денег, которыми могут являться глава Татарстана Рустам Минниханов и экс-директор РУСАДА Рамил Хабриев. Получается, что кипрский паспорт гарантировал Магдееву отсутствие интереса со стороны российских фискальных органов, а Минниханов, как мы понимаем, имеет неограниченную возможность организовать для контроля любой официальный международный запрос, тем более в страны Персидского залива, куда Президент Татарстана наведывается с завидной регулярностью. Так что вопросы по поводу возможного мнимого трудоустройства в ОАЭ могут возникнуть к Магдееву не только в Дубае, но и в Казани, ведь Рустэм Эльбрусович, похоже, получал зарплату до июля 2016 г. - в сумме это больше 2,2 млн долларов наличными, не считая доходов «финансового менеджера» Эрнеста Магдеева. Судя по последним событиям, связанным с шумихой вокруг расследования Навального про самолет Минниханова за 3 млрд рублей, вопросов к Магдееву в столице Татарстана накопилось немало.

Неприятности могут возникнуть у клана Магдеевых и на Кипре, ведь его сын Эрнест «инвестировал» деньги в Equix Group по примерно такой же схеме, как в Дубае. Эрнест Магдеев был трудоустроен в компании, управлявшей ювелирным бутиком Graff в Лимасоле, и, судя по всему, получал в виде зарплаты процент от вложенных средств. Все знают, что российские бизнесмены используют офшорные юрисдикции, чтобы «оптимизировать налогообложение», но мало кто решается при этом «надуть» ещё и администрацию офшора. Учитывая, что судебный процесс в Лондоне является не единственной точкой конфликта между бывшими владельцами Equix Group – на Кипре Магдеевы выступают ответчиками по иску Дмитрия Цветкова – показания, прозвучавшие в британском суде, могут сыграть с ними очень злую шутку [...]

***
Compromat.Ru: 65518
Compromat.Ru: 65519
Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru