Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Министерство троллинга Антона Алиханова

Как пиарщики калининградского губернатора глушат оппозицию в соцсетях и телеграм-каналах

Оригинал этого материала
© "Новый Калининград", 27.09.2018, Министерство троллинга: как команда Алиханова воюет в интернете, Фото: "Новый Калининград"

Вадим Хлебников

Compromat.Ru
Антон Алиханов
В 2017 году у калининградского губернатора появилась масса странных поклонников в соцсетях, готовых в круглосуточном режиме отстаивать его правоту. Ближе к концу года возникла сеть телеграм-каналов, прославляющих местных молодых технократов и дискредитирующих их оппонентов. «Новый Калининград» попытался разобраться, как устроена система государственного троллинга и по каким каналам она может финансироваться.

В начале сентября эксцентричный калининградский журналист Дмитрий Датченко (он же Сабирин) привлек к себе внимание части калининградского «Фейсбук»-сообщества, одновременно опубликовав в интернете интервью губернатора Антона Алиханова и подробный рассказ о своей жизни. Финальная часть биографии представляла собой описание процессов, происходивших в пресс-службе областного правительства в 2017–2018 годах, когда там работал Датченко.

Заканчивается биография интерактивом: журналист пересказывает как люди из пресс-службы и губернатор реагируют на его посты соцсетях, где он в лицах цитирует сцены в правительстве. Алиханов приезжает к Датченко в Славский район — видимо, для того, чтобы тот перестал публиковать детали происходившего в пресс-службе. Но вместо того чтобы успокоиться, Датченко пересказывает аудитории своих социальных сетей диалоги с губернатором. «Я не особо понимаю, к чему этот разговор. Ты денег, что ли, хочешь?» — якобы говорит Алиханов, прерывая вопросы Датченко о президентских амбициях губернатора. Заканчивается сюжет тем, что глава региона ранним утром 8 раз подряд звонит Датченко. На 9-й раз журналист берет трубку, и губернатор, со слов журналиста, взволнованным голосом просит удалить пост с цитатами из бесед в Славске.

В автобиографии Датченко, в частности, утверждает, что в пресс-службе правительства трудоустроена «масса людей, которые выполняют неопределённые функции». «Социальные сети, троллинг», — объясняет журналист, добавляя, что люди в госструктуру нанимаются не вполне прозрачно: по родству и по знакомству.

По словам Датченко, в пресс-службе практикуется найм сотрудников без трудоустройства — то есть на основании гражданско-правовых договоров. «На работе почти два месяца задерживают продление трудовых договоров, не выплачивается зарплата; деньги в срок получают лишь трудоустроенные официально; ситуация всех раздражает; решено объявить забастовку; сотрудники не выходят на работу», — описывает будни своей работы в правительстве Датченко.

"К другу зашел"

Пресс-служба занимает четыре помещения на третьем этаже здания на Дмитрия Донского. Между кабинетом начальника пресс-службы Дмитрия Лыскова и условным «ньюсрумом» есть помещение, которое когда-то занимали технические специалисты, обслуживающие сайт правительства.

В день, когда корреспондент «Нового Калининграда» приходит в правительство проверить свидетельства Дмитрия Датченко, дверь в этот кабинет широко распахнута. Рядом — табличка, гласящая, что помещение относится к пресс-службе. В кабинете двое. Ближе ко входу, слегка покачиваясь на стуле, ведет телефонные переговоры мужчина в очках лет сорока. Это член областной общественной палаты, в недавнем прошлом председатель регионального отделения партии писателя-конспиролога Николая Старикова «Великое Отечество» Андрей Омельченко. В глубине кабинета работает за стационарным компьютером его единомышленник по партии, 24-летний Дмитрий Колесник. Три года назад, будучи студентом, он баллотировался от партии Старикова в Совет депутатов Зеленоградска.

Корреспондент «Нового Калининграда» пытается познакомиться с обитателями кабинета. Омельченко сразу открещивается, объясняя свое нахождение в помещении тем, что он «к другу зашел», и показывает на Колесника. Колесник отказывается разговаривать, говоря, что он не обязан отвечать на вопросы, кто он и чем здесь занимается.

Тайный центр

В профиле Омельченко в социальной сети Facebook в графе о трудоустройстве говорится «сам себе работодатель». Это не так. Со слов Датченко, Омельченко работал в правительстве его начальником и подчинялся главе пресс-службы Дмитрию Лыскову. Фактически же Омельченко числится заместителем директора государственного автономного учреждения «Центр социальной рекламы и информационных технологий». Эта правительственная структура подконтрольна вице-премьеру областного правительства Александру Торбе и финансируется из областного бюджета. В центре официально работают 19 человек, и на его содержание тратится в среднем 18 млн руб. в год. Это сопоставимо со стоимостью содержания небольшого регионального министерства. Например, выплаты сотрудникам министерства сельского хозяйства в 2017 году составили 25 млн руб., министерства культуры и туризма — 32 млн руб.

Директор центра Алексей Конюшенко поначалу охотно общается с «Новым Калининградом» и рассказывает, что его структура закупает у местных социологов исследования и содержит приемные губернатора в муниципалитетах. На социологию центр тратит порядка 2–2,5 млн руб. в год. Содержание 9 сотрудников общественных приемных губернатора обходится в 4,5 млн руб., следует из ответа пресс-службы на информационный запрос «Нового Калининграда». Все они работают без трудового договора (на гражданско-правовых договорах).

Таким образом, основные расходы центра составляют — около 7 млн руб. Куда уходят остальные 10 млн руб. — не совсем ясно. Когда разговор с директором центра заходит о его заместителе Андрее Омельченко и его полномочиях, Конюшенко начинает заметно нервничать и старается прекратить разговор. «Если вас интересует Омельченко, разговаривайте с ним. [Род деятельности его отдела и стоимость его содержания] — это конфиденциальная информация», — говорит глава центра. Сам Омельченко в свою очередь по поводу рода его занятий предлагает разговаривать с Конюшенко. Круг замыкается. Единственное, что удается установить из общения с сотрудниками госструктуры — у Омельченко есть специальный отдел. Курирующий деятельность центра вице-премьер Александр Торба утверждает, что «не контролирует работу сотрудников этого отдела».

Согласно официальному ответу пресс-службы на запрос «Нового Калининграда», в отделе Омельченко числятся 8 человек, включая начальника подразделения. Еще 8 человек оформлены в так называемый информационный отдел. Часть сотрудников информационного отдела могут являться сотрудниками пресс-службы, выведенными за штат. Называть имена сотрудников центра в правительстве области отказались со ссылкой на закон о персональных данных.

Судя по названию, Центр социальной рекламы и информационных технологий с многомиллионным финансированием должен иметь отношение либо к социальной политике, либо к информационным технологиям. Но ни министр социальной политики Анжелика Майстер, ни глава Агентства по развитию связи и массовых коммуникаций Калининградской области Сергей Евстигнеев о деятельности данного центра толком ничего сказать не могут.

Несостоявшийся мегахолдинг

Центр был создан апреле 2010 года, практически сразу после волны антибоосовских митингов. Крупнейший из них собрал на Центральной площади Калининграда 10 тыс. человек, которые требовали отставки губернатора из-за повышения транспортного налога и агрессивного подхода к реформированию социальной сферы. Когда проходила самая массовая уличная акция, самолет Бооса приземлялся в португальской Мадейре. Там губернатор планировал провести свой отпуск, но каникулы не состоялись. Боос дал команде отдохнуть и полетел обратно.

Разруливать ситуацию с протестами поручили политтехнологу Александру Бобошину. Как рассказывает бывший сотрудник центра, структура должна была стать одним из элементов инфраструктуры мягкого подавления протеста. «Мальчики и девочки бегали по дворам и срывали объявления с призывами на митинги», — рассказывает человек, работавший в те времена в центре. Тогда же появились и первые тролли — люди, которые под выдуманными именами в комментариях на новостных сайтах отстаивали правительственную позицию и старались дискредитировать оппозицию, в том числе и размещая публикации в газетах, рассказывает бывший сотрудник центра. Тогда в центре работало около 25 человек.

Политтехнолог Алексей Высоцкий говорит, то Бобошин действительно имел отношение к созданию центра, однако в конечном счете на базе организации должен был появиться госмедиахолдинг. На протяжении 2000-х годов у калининградских областных властей не было своего медиа (что не мешало им получать поддержку у частных игроков, в том числе за государственные деньги). Большую часть 1990-х властям также удавалось обходиться без собственного «рупора». Исключением стал губернатор Леонид Горбенко, чье правительство в 1998 году учредило газету «Дмитрия Донского, 1». Она издавалась огромным тиражом (более 100 тыс. экземпляров) и представляла собой значительный инструмент влияния, вспоминает экс-депутат облдумы Соломон Гинзбург.

«[Издание] было рассчитано на малые города и деревню. Эта газета была без полутонов. Нас там называли агентами влияния», — вспоминает Гинзбург.

Одним из первых решений на посту губернатора Владимира Егорова, одолевшего Горбенко на выборах, стало закрытие влиятельной правительственной газеты. Восстановить горбенковский опыт Боосу было не суждено. Его не представили к переназначению на второй губернаторский срок, и политтехнолог Александр Бобошин остался без работы. Сейчас у него на аватарке в Facebook изображен главный герой романа «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Недавно Бобошин появился в публичном поле как глава предвыборного штаба кандидата в президенты Ксении Собчак в Сочи. «Новому Калининграду» с ним связаться не удалось.

Слухи о создании государственного медиахолдинга в областном правительстве также ходили в начале губернаторского срока Николая Цуканова, ходят и при Антоне Алиханова. Якобы эту идею продвигает пресс-секретарь губернатора Дмитрий Лысков, писал Датченко. Лысков отмечает, что даже если бы областное правительство и хотело на своей базе консолидировать некий холдинг, ему бы этого сделать не дали, так как это противоречит государственной политике в этой сфере СМИ.

Комментарийная программа

Когда Антон Алиханов оказался в губернаторском кресле, ему почти сразу из администрации президента спустили пожелание «войти в интернет», рассказывает знакомый губернатора. Для реализации данной идеи был проводник — замполпреда президента в СЗФО Михаил Ведерников, который позиционировал себя как специалист «по интернету» и социальным сетям.

Идея администрации президента состояла в том, что региональное правительство должно избавляться от посредников в виде блогеров и само создавать информационную повестку в интернете. Удобнее всего это было сделать через сообщества в социальных сетях. Причем как через создание своих сообществ, так и через платное размещение в существующих сообществах типа «Подслушано в…».

«Блогеры — это такой народ: сегодня он с вами, а потом его перекупили. Соответственно, это индивидуальный фактор человека. Он был не особенно нужен. Нужно было опираться на паблики, сообщества, инстаграм-страницы», — пересказывает логику позиции администрации президента бывший сотрудник областного правительства.

В итоге в правительстве молодых технократов написали концепцию работы с интернетом. К тому моменту в пресс-службе уже появился Дмитрий Лысков. Омельченко тогда был постоянным гостем патриотических передач на ГТРК «Калининград». Телеканалом тогда руководил Николай Долгачев, делавший ставку на патриотизм. Омельченко идеально вписывался в пул патриотов. В итоге Долгачев и предложил пристроить функционера партии Старикова Андрея Омельченко в структуру пресс-службы, вспоминает знакомый Долгачева.

Концепция, в частности, содержала такие положения, как «отработка негативных комментариев в социальных медиа и СМИ» и «взаимодействие с общественными организациями, лидерами общественного мнения в части комментарийной программы правительства». Помимо подготовки комментариев лидеров мнений в поддержку решений правительства комментарийная программа подразумевала поддержку решений правительства в соцсетях, то есть, по сути, троллинг. Отвечать за реализацию программы должны были Омельченко и Лысков.

Как рассказывает человек, знакомый с процессами, происходившими в пресс-службе в тот момент, у бюджета «на интернет» появилось много интересантов со своими концепциями. Одна из концепций состояла в том, чтобы платить за комментарии в соцсетях. Данной концепции, по словам собеседника «Нового Калининграда», симпатизировал Лысков. Это вызывало недовольство у его оппонентов. Эффективность комментариев сложно отследить, отчетностью легко манипулировать, и это может превратиться в выбрасывание денег на ветер без создания собственной информационной повестки, о которой просила администрация президента, рассказывает собеседник «Нового Калининграда». Лысков опровергает свое авторство в данной концепции.

Весной 2017 года, с началом губернаторской кампании, калининградский сегмент социальных сетей наводнили персонажи, активно поддерживающие Антона Алиханова и критикующие оппозиционных журналистов. Их можно было идентифицировать по фрагментарным изображениям на аватарке (как будто это часть изображения, взятого из фотобанка) и наличию в друзьях функционеров калининградского отделения партии «Великое Отечество» или пресс-секретаря губернатора Валерии Родиной. Такие аккаунты некоторые пользователи соцсетей прозвали «алихановскими троллями» и начали обмениваться информацией о них для обновления листов блокировки (чтобы изолировать их от себя). Как отмечает человек, знакомый с работой пресс-службы, подставные аккаунты не создавались заново, а приобретались на специальной бирже.

«Новому Калининграду» удалось найти человека, который уверяет, что с предложением вести несколько подставных аккаунтов в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и Instagram на него выходил лично Дмитрий Лысков. За ведение порядка двух десятков «личностей» предлагалось от 25 до 50 тыс. руб. в месяц, рассказывает собеседник «Нового Калининграда». Якобы деньги должны были выплачиваться наличными. Дмитрий Лысков факт подобных переговоров отрицает. «Прикольно… Чтобы я лично кому-то конкретно что-то предлагал…» — удивляется Лысков подобному утверждению.

Знакомый губернатора Антона Алиханова отмечает, что Центр социальной рекламы и информационных технологий был не единственным местом, где могли получать зарплату люди, работающие над «комментарийной программой». Также финансировать подобный проект помогала одна из калининградских госкомпаний. Согласно данным соцсетей, именно в ней был трудоустроен Дмитрий Датченко в качестве аналитика. Пресс-секретарь компании подтвердила, что Датченко получал у них зарплату, но не смогла сказать, чем именно он занимался.

Дмитрий Лысков подтвердил, что Датченко фактически работал на него и занимался «медиааналитикой», но затруднился ответить на вопрос, какая конкретно организация платила его сотруднику зарплату. «Брать медиааналитиков в штат на госслужбу как минимум странно», — объясняет Лысков.

Омельченко, по словам Лыскова, занимается «оперативным мониторингом новостей, курирует подготовку справочных материалов». В целом же Лысков полагает, что появившиеся весной 2017 года в большом количестве аккаунты в соцсетях, которые активно поддерживают правительство Антона Алиханова, могут принадлежать реальным людям, которые искренне приветствуют курс региональной власти.

Переключая каналы

В 2017 году Россия «заболела» анонимными телеграм-каналами. Десятки тысяч людей следили за политической аналитикой скрывающих свои имена авторов и всерьез дискутировали на тему «усиления группы Школова» (термин из одного из наиболее популярных российских телеграм-каналов «Незыгарь», ставший со временем мемом — прим. «Нового Калининграда»). Кремль решил оседлать волну интереса к новой медиаплатформе накануне президентских выборов и создать сеть из 100 анонимных каналов в регионах, писал РБК.

Менее чем через месяц после публикации РБК был зарегистрирован калининградский анонимный телеграм-канал «Потоп сознания». И первый же пост в нем касался президентских выборов.

Первый пост «Потопа сознания»: «Фекальные вбросы СМИ. Жители России все чаще начали хайповать, глядя, как из такого ответственного мероприятия, как выборы, делают какой-то цирк. Кто вообще захочет пойти голосовать, когда кандидаты лошади, секс-бомбы и прости… то-есть, Собчак, Анфиса Чехова, а теперь и Беркова собралась… остановите планету, я сойду. Такие дела, брат».

Затем «Потоп» плавно переключился на критику оппозиционера Алексея Навального и арестованного издателя «Новых Колес» Игоря Рудникова. В определенный момент канал начал высмеивать калининградскую общественную палату и ее членов Алексея Елаева и Соломона Гинзбурга, депутата госдумы Александра Пятикопа и неподконтрольные правительству региональные СМИ. «Юмористические» посты перемешивались с бравурными отчетами о победах губернатора Антона Алиханова.

Пост «Потопа сознания»: «Губернатор Калининградской области продолжает свое международное турне. После визита в Белоруссию он посетил Германию, где выступил в торгпредстве России. По информации сопровождающих лиц, речь Антона Алиханова произвела на представителей немецкого делового сообщества приятное впечатление. Теперь нам остается ждать возобновления сотрудничества с Германией и долгожданных инвестиций. Ничего личного. Просто бизнес. Такие дела».

Администрировал набор авторского коллектива канала лично нынешний пресс-секретарь Алиханова Дмитрий Лысков, рассказал «Новому Калининграду» один из людей, которому поступало предложение стать автором канала. Подтвердил это и сам Лысков. Сейчас он говорит, что знает людей, которые ведут этот телеграм-канал, но не будет называть их имена. Сам он туда не пишет, утверждает пресс-секретарь губернатора.

Собеседник «Нового Калининграда», близкий к пресс-службе, рассказывает, что в «Потоп создания» пишут сотрудники пресс-службы правительства. Отдельной оплаты за это они не получают. «Я информацией не обладаю. На полиграфе не пытаю. Иголки под ногти не загоняю», — комментирует Лысков возможность участия в авторском коллективе «Потопа» сотрудников пресс-службы.

Подтверждением версии об участии пресс-службы в написании постов для анонимного телеграм-канала, критикующего независимые СМИ и оппозицию, можно считать эпизод, когда один из журналистов «Нового Калининграда» ошибочно отправил в «Телеграме» картинку сотруднику пресс-службы. Практически сразу ее переопубликовал «Потоп сознания».

В «Потопе сознания» не смогли пройти мимо увольнения из БФУ им. И. Канта преподавателя Анны Алимпиевой через год после публикации в ее отношении анонимного доноса: «Анна Алимпиева больше не преподаёт в БФУ имени И.Канта. Сеять разумное-доброе-вечное ей теперь не доверяют. Оно и к лучшему. Ее взгляды про многообразие полов в природе, мягко говоря, смущали. К науке, как оказалось, это отношение не имело. Да и смелое мироустройство в купе с мнением А.Алимпиевой о европейской идентичности жителей нашего региона готовы принять далеко не все. Хотя она, конечно, утверждала, что так можно, так модно, так актуально. И зря. Терпение студентов, коллег и руководства БФУ лопнуло. Указали на низкий профессионализм… и на дверь. Пропусти даму, брат!»

В январе 2018 года появился еще один проправительственный телеграм-канал «Прусский крот», который высказывался на те же темы, что и «Потоп», но жестче и с использованием обсценной лексики. Иногда публикации в данном канале переходят в откровенные оскорбления. «Сначала придумали „Потоп“, а потом сказали, что нам нужен ещё один канал о говне», — вспоминает бывший сотрудник областного правительства творческий поиск в пресс-службе. «Я процентов на 80 знаю, кто ведет все телеграм-каналы в Калининградской области, но это не значит, что веду их я», — комментирует Лысков свое отношение к «Кроту» и отрицает, что искал для него райтеров, как для «Потопа».

«Потоп» и «Крот» практически одновременно выступают с прогубернаторскими публикациями. После того как «Новый Калининград» написал об отчуждении земли из собственности Корпорации развития области в пользу компании помощника губернатора Антона Алиханова, высказались оба телеграм-канала. Но в публикации «Крота» была деталь, которая содержалась только в ответе на информзапрос «Нового Калининграда» пресс-секретаря губернатора Дмитрия Лыскова, которую издание в своих материалах не приводило и в других источниках данная деталь не публиковалась. «Никто же мне не мешает каким-нибудь людям отдать это письмо. Значит, оно было кому-то отдано», — объясняет появление в «Кроте» информации из письма Лысков.

В период обсуждения концепции создания региональной сети телеграм-каналов в региональном правительстве планировали создать специальный канал для правительственных «сливов» — информации об отставках и назначениях, которую неудобно проговаривать официально, рассказывает бывший сотрудник правительства. Помогать вести данный телеграм-канал должен был сотрудник одного из региональных новостных сайтов, получающих бюджетное финансирование. Вероятно, таким каналом стала «Могила Канта», где до сих пор публиковалась достоверная информация об отставках и назначениях на региональном и муниципальном уровнях власти.

Дмитрий Лысков предлагает «не демонизировать» проправительственные телеграм-каналы. По его словам, их влиятельность ограничена. «Это информплатформа с охватом 500 человек, и неясно, сколько там живых людей и кто эти люди», — говорит Лысков. У «Потопа сознания» на сегодняшний день 487 подписчиков, у «Прусского крота» — 191, у «Могилы Канта» — 853.

Знакомые Антона Алиханова полагают, что активность калининградских прогубернаторских телеграм-каналов «на грани фола» едва ли могла быть инспирирована первым лицом. «Он всегда как-то скептически относился к таким движухам. Просто Дима [Лысков] себе работу придумал», — рассуждает человек, хорошо знакомый с губернатором.

Тональность и качество работы, с которым правительство «молодых технократов» вышло в интернет в 2017-м, сильно похожи на происходившее на страницах газеты «Дмитрия Донского,1» двадцать лет назад. Только тогда власть вещала о том, что Гинзбург является «агентом влияния» от своего имени, а теперь оппонентов региональной власти «смело» критикуют анонимные телеграм-каналы.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru