Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Убийце Немцова отменили пожизненный срок

Заура Дадаева приговорили к 20 годам строгого режима, остальные фигуранты получили от 11 до 19 лет

Оригинал этого материала
© "Газета РБК", 13.07.2017, Убийце Немцова дали 20 лет, Фото: ТАСС

Маргарита Алехина

Compromat.Ru
Слева направо: Хамзат Бахаев, Заур Дадаев и Анзор Губашев
[...] Экс-военнослужащий чеченского батальона внутренних войск «Север» Заур Дадаев приговорен к 20 годам колонии строгого режима за убийство политика Бориса Немцова в феврале 2015 года. Он лишен ордена Мужества и звания лейтенанта. Такое решение принял судья Московского окружного военного суда Юрий Житников, передает корреспондент РБК из зала заседаний. Дадаев непосредственно расстрелял Немцова, прокуратура просила для него пожизненное заключение. Братья Анзор и Шадид Губашевы получили 19 и 16 лет колонии соответственно, Темирлан Эскерханов — 14 лет, Хамзат Бахаев — 11 лет.

При выборе наказания суд учел, что Дадаев и Анзор Губашев получили положительные характеристики со службы, Эскерханов и Бахаев — многодетные отцы; кроме того, Эскерханов и Шадид Губашев имеют заболевания. Все они оштрафованы на 100 тыс. руб. и будут отбывать наказание в колонии строгого режима. Дело рассматривала коллегия присяжных; она признала всех подсудимых виновными и не заслуживающими снисхождения.

«Приговор будет обжалован в Верховном суде и Европейском суде по правам человека. Точку на этом ставить нельзя», — заявила журналистам после суда адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева. «Очень грязный процесс, очень грязное следствие. С самого начала. 5 марта 2015 года Заур был похищен, и два дня мы не знали, где он. Показания он дал под пытками, — добавил старший брат киллера Шахрудин Дадаев. — Если бы я знал, что он действительно это сделал, я бы никогда здесь не стоял».

«Ущербность приговора в том, что на скамье подсудимых так и не оказалось организаторов и заказчиков. Мы, как представители Жанны [дочери Немцова], приложим все усилия для того, чтобы это в конце концов произошло. То, что следы ведут к ближайшему окружению Рамзана Кадырова, а может быть, и выше, — это несомненно», — отметил адвокат потерпевших Вадим Прохоров. По его словам, его не удовлетворил бы никакой приговор по этому делу: «Я был бы доволен, только если бы Немцов был жив».

Убийство Немцова

Борис Немцов был застрелен поздно вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Согласно материалам дела, тем вечером политик встретился в Bosco Cafe в ГУМе со своей подругой, украинской моделью Анной Дурицкой; около 23:30 пара покинула ГУМ и пошла пешком через Красную площадь и Васильевский спуск в сторону Малой Ордынки. На мосту в Немцова шесть раз выстрелили из пистолета. Оппозиционер получил три сквозных и одно слепое проникающее ранение груди и живота, убийца затем скрылся под мостом. Непосредственными свидетелями расстрела политика стали Дурицкая и случайный прохожий Евгений Молодых, который шел в нескольких десятках метров позади пары.

Расследованием занялась межведомственная группа из более чем ста сотрудников Следственного комитета, МВД и ФСБ под руководством генерал-майора юстиции Игоря Краснова. 7 марта директор ФСБ Александр Бортников объявил о поимке подозреваемых. Дадаева и братьев Губашевых обнаружили на территории кавказских республик; по данным материалов дела, они покинули Москву разными рейсами почти сразу после преступления; Эскерханова и Бахаева нашли в Москве. Непосредственно Дадаева задержали в Назрани ингушские полицейские, указывала «Новая газета». Руководство следственной группы опасалось, что расследование передадут чеченским правоохранительным органам; тогда сотрудники ФСБ без опознавательных знаков влетели в отдел полиции, куда был доставлен Дадаев, и вывезли оттуда всех задержанных, а также сотрудников полиции в штатском, сообщало издание.

Один из предполагаемых соучастников преступления Беслан Шаванов при задержании погиб. В рапорте замруководителя службы чеченской ФСБ Александра Гамаюна говорилось, что «на предложение сотрудников правоохранительных органов сдаться Шаванов оказал вооруженное сопротивление, бросив в сотрудников боевую гранату, затем привел в действие вторую гранату, находящуюся у него, в результате чего получил телесные повреждения, несовместимые с жизнью». Другие сотрудники ФСБ отрицали, что Шаванов пытался причинить вред участникам спецоперации и подорвал себя почти сразу.

Возможный организатор

Трое из задержанных, в том числе Дадаев, сразу дали признательные показания, однако вскоре отказались от них и заявили, что они были даны под пытками; Дадаев в ходе суда добавил, что признание диктовал ему лично глава следственной группы Краснов. Преступление носило заказной характер, исполнителям обещали за него 15 млн руб., сообщал СКР. Переговоры о вознаграждении Дадаев вел с неким «Русиком». По версии следствия, это был Руслан Мухудинов, работавший водителем у командира Дадаева в батальоне «Север» — Руслана Геремеева. Именно его СКР считает организатором убийства Немцова. Мухудинов скрылся и объявлен в международный розыск; дело против него расследуется отдельно.

Действительным организатором убийства был Геремеев, убеждены адвокаты семьи погибшего политика Вадим Прохоров и Ольга Михайлова. По сведениям источников РБК, следователи дважды передавали на подпись главе СКР Александру Бастрыкину постановление о привлечении Геремеева в качестве обвиняемого; оба раза Бастрыкин отказался подписывать документ.

Дело об убийстве Немцова дошло до суда в октябре 2016 года. В начале процесса адвокаты Прохоров и Михайлова ходатайствовали о вызове в суд Геремеева, его племянника Артура, а также ряда высокопоставленных чиновников Чечни, которые, по их мнению, могут быть причастны к заказу и организации убийства оппозиционера. В их числе адвокаты называли главу Чечни Рамзана Кадырова и депутата Госдумы Адама Делимханова, которого Кадыров называл своим возможным преемником. Делимханов приходится Геремееву родственником.

В итоге на процессе был допрошен только экс-командир батальона «Север» Алибек Делимханов (брат Адама), под началом которого служили Дадаев и Геремеев. Подпись полковника Делимханова стоит на командировочных удостоверениях, по которым Дадаев и Геремеев в конце 2014 года поехали в Москву (документы были найдены при обыске в квартире на Веерной улице в Москве, которую снимали исполнители убийства). Делимханов на суде не смог ответить почти ни на один вопрос. В том числе не пояснил, действительно ли после ареста обвиняемых в селе Джалка прошла встреча Кадырова, Адама Делимханова и Руслана Геремеева; о такой встрече рассказывала «Новая газета».

"Бесспорная причастность"

В ходе суда была установлена «бесспорная причастность именно этих людей к убийству Бориса Немцова», заявляла в прениях сторон гособвинитель Мария Семененко. По ее словам, к преступлению было причастно больше лиц, чем пока установило следствие, но «лишних на скамье подсудимых нет». Семененко в своей речи подробно рассказала о том, как следствие установило исполнителей преступления. Специально для координации действий они купили примитивные сотовые телефоны и вставили в них незарегистрированные сим-карты. Детализация переговоров и перемещений этих «боевых трубок» показала, что они использовались для слежки за Немцовым, а их обладатели проводили много времени в двух квартирах на Веерной улице. В какой-то момент Шадид Губашев допустил оплошность и вставил в эту «боевую трубку» другую сим-карту — на свое имя. Именно это позволило в дальнейшем установить соучастников преступления.

Убийство готовилось как минимум несколько месяцев, слежка за Немцовым велась с конца 2014 года, рассказала Семененко. По версии гособвинения, Мухудинов специально для подготовки преступления нашел две квартиры на Веерной улице (одну арендовал, вторую купил), приобрел автомобиль, добыл оружие. Эскерханов был на подхвате: преступники знали, что Немцов и Дурицкая вечером планировали встретиться либо в Bosco Cafe в ГУМе, либо в баре в гостинице «Украина»; Эскерханов вечером 27 февраля был в окрестностях «Украины», чтобы скоординировать действия исполнителей, если политик отправится туда. В дальнейшем Эскерханов помог исполнителям убийства покинуть Москву.

Дадаев был исполнителем убийства; Анзор Губашев и Беслан Шаванов выслеживали Немцова на автомобиле. Эти трое находились на мосту в минуту гибели Немцова. Хамзат Бахаев периодически возил соучастников на своем автомобиле и участвовал в организации слежки, однако его роль в преступлении следствие не детализировало. Представители потерпевших в ходе прений усомнились в доказанности его вины.

[Meduza, 03.07.2017, "Хамзат Бахаев: самый спорный фигурант дела Немцова": Обвинение настаивало, что зарабатывавший частным извозом Бахаев помогал участникам группы следить за Немцовым, подвозил их на своей «Ладе приоре», а также предоставил им жилье в селе Козино Одинцовского района. […]
Именно данные биллинга прокурор Мария Семененко использовала против Бахаева на суде. […] Например, 1 марта около 18:00 телефон Бахаева был забиллингован в зоне действия базовой станции на железнодорожной платформе «Внуково», а именно из аэропорта «Внуково» несколькими часами ранее в Грозный улетели Заур Дадаев, стрелявший в Немцова, и Руслан Геремеев. На суде Бахаев, подрабатывавший извозом, объяснял, что вез клиента через эту точку.
Другой пример: 28 марта телефон Бахаева зафиксировала базовая станция на улице Ивана Франко (Западный административный округ Москвы), и на той же станции несколькими днями ранее была зафиксирована так называемая «боевая трубка» — один из конспиративных телефонов, которые, предположительно, использовались во время слежки за Немцовым. Правда, когда эта трубка была включена, сам Бахаев, судя по биллингу, находился на Криворожской улице (Южный административный округ).
По словам адвоката Бахаева Заурбека Садаханова, другие доказательства, звучавшие на процессе, и вовсе говорят о невиновности его подзащитного. «В [конспиративных] квартирах на улице Веерной [которыми пользовались другие участники группы] нет ни одного следа Бахаева, на предметах и вещах оттуда — тоже. Консьержка говорит, что он никогда там не был. Возьмем экспертизы по машинам [на которых передвигались другие участники группы] — ни в одной из нет следов Бахаева», — рассказал Садаханов «Медузе».
По его словам, «Приору» Бахаева следователи тоже исследовали и взяли из нее материалы для экспертизы, однако саму экспертизу не стали проводить, «когда поняли, что это будет доказательство не в пользу обвинения, а в пользу защиты, потому что никаких следов [других участников группы] в машине не было». Садаханов обращает внимание, что маршруты, по которым его подзащитный ездил на «Приоре», исследовались — и не было найдено ни одного пересечения с маршрутом Немцова. — Врезка К.ру]


«Кого Немцов мог задеть так больно, что его потребовалось убить? На наш взгляд, это действующая власть, которую не уставал критиковать Немцов. Заказчиков надо искать там», — заявила в прениях адвокат Ольга Михайлова. По ее мнению, «корни преступления идут к высшим должностным лицам как Российской Федерации, так и Чеченской Республики». «Следствие потерпело очевидное фиаско, скорее всего, сознательно», — добавлял адвокат Прохоров.​

["Коммерсант", 14.07.2017, "Приговор убийцам Бориса Немцова объединил участников процесса": Недоработки следствия, по мнению потерпевшей стороны, заключались в том, что СКР так и не нашел предполагаемого организатора убийства Руслана Мухудинова. Из-за этого оборвалась нить к заказчику преступления, и, как следствие, не был установлен его мотив. Сам господин Прохоров, напомним, убежден, что Борис Немцов пострадал за свою оппозиционную деятельность. Опять же из-за отсутствия заказчика и мотива, по мнению защиты, следствие и суд неверно квалифицировали преступление — его разбирали как убийство по найму, в то время как на самом деле было совершено посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля (ст. 277 УК РФ). […]
Адвокаты всех пятерых обвиняемых, в свою очередь, по-прежнему настаивают на полной невиновности своих клиентов и тоже готовы продолжать борьбу. Поскольку закон не предоставляет им возможности оспаривать вердикт присяжных, защитники планируют обжаловать хотя бы приговор суда, рассчитывая, таким образом, сделать его еще более мягким. Так, защитник Дадаева Шамсудин Цакаев заявил “Ъ”, что обязательно обратится в Верховный суд РФ с жалобой, в которой будет требовать отмены приговора и его повторного вынесения другим составом МОВС. Поводом для этого, по мнению защитника Цакаева, должны стать многочисленные процессуальные нарушения, допущенные судьей Житниковым. Председательствующий, как полагает адвокат, позволял обвинению сообщать присяжным недопустимую информацию, отказывал адвокатам в вызове нужных им свидетелей и не принял к рассмотрению заявленное главным обвиняемым алиби. Есть у защитника Цакаева претензии и к оформлению вердикта присяжных — в этом документе, по его данным, откуда–то появился лишний лист, на котором к тому же ответы присяжных оказались зачеркнуты и исправлены. — Врезка К.ру]


["Ведомости", 14.07.2017, "Суд смягчил прокурора": Адвокат семьи Немцова Ольга Михайлова сказала «Ведомостям», что […] Дадаева могут отправить отбывать наказание в Чечню: «Зоны для пожизненно осужденных в Чечне нет, поэтому если бы ему дали такое наказание, то он бы туда не попал. Сейчас же этого нельзя исключать, а учитывая, как его защищал Рамзан Кадыров, не исключено, что власти Чечни предпримут попытки, чтобы он отбывал наказание там». Адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев сказал «Ведомостям», что поскольку Дадаев — бывший военнослужащий, то он будет отбывать наказание в спецколонии для сотрудников силовых структур, а такой в Чечне, по его данным, нет. — Врезка К.ру]

***

Как это было. Краткая хроника судебного процесса

Оригинал этого материала
© Meduza, 31.05.2017, Суд завершил расследование убийства Бориса Немцова. Каковы его (неутешительные) итоги?

Егор Сковорода

[...] В суде почти ничего не говорилось о мотиве преступления. Обвинение утверждает, что убийство Бориса Немцова просто было совершено по найму, но не приводит практически никаких доказательств даже этому. По сути дела, о деньгах говорится только в первых, данных еще во время следствия признательных показаниях Заура Дадаева, где он говорит, что некто Русик обещал им по пять миллионов рублей за убийство политика.

Версия о том, что Немцова могли убить из-за его высказываний в поддержку карикатуристов из журнала Charlie Hebdo, вовсе не рассматривалась судом — в итоговое обвинение этот мотив не вошел. Сторонам запретили говорить присяжным о том, что изначально подсудимые называли именно эту версию мотивом убийства Немцова (якобы они были возмущены тем, что Немцов защищал тех, кто рисует карикатуры на пророка Мухаммеда). Это, впрочем, не помешало прокурору Марии Семененко показать присяжным одну из 46 вкладок в телефоне Темирлана Эскерханова, где было открыто голосование на сайте «Эха Москвы» с вопросом: «Следует ли изданиям печатать карикатуры на пророка Мухаммеда в ответ на расстрел редакции Charlie Hebdo?»

Разные свидетели указывали: обвиняемые тесно контактировали с заместителем командира чеченского батальона «Север» Русланом Геремеевым. Его называли главным человеком в компании, к которой принадлежали Дадаев, Мухудинов и Темирлан Эскерханов. Как выяснилось в суде, именно Руслан Геремеев снимал квартиру в доме № 3 на улице Веерная, где жил Дадаев, а позже купил за 19 миллионов рублей квартиру в доме № 46 на той же улице (квартиру оформили на его племянника Артура Геремеева). Заур Дадаев и Руслан Геремеев вместе улетели в Чечню 1 марта, через день после убийства политика.

При обыске на Веерной, 46, нашли карточку от гостиничного номера в «Президент-отеле» члена Совета Федерации от Чечни Султана Геремеева. (Султан Геремеев — старший родственник Руслана Геремеева; в эту же влиятельную семью входит депутат Госдумы Адам Делимханов.) По словам Дадаева, Руслан Геремеев «в неделю два-три раза» ездил в «Президент-отель», при этом Дадаев часто его сопровождал.

Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров называл Руслана Геремеева «настоящим организатором» убийства Бориса Немцова. В суд Геремеева вызывали, но он не явился. Не был он допрошен и во время следствия — зато следователь рассказал в суде, что ездил в Чечню к дому Руслана Геремеева, но ему «никто не открыл».

На одном из последних заседаний свидетелем выступил главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, видевший Немцова за несколько часов до его убийства. Немцов, со слов Венедиктова, говорил, что угрозы в его адрес участились. «Он говорил — именно не чеченцы, а кадыровцы», — дал показания Венедиктов (впрочем, допрос по требованию судьи проходил не в присутствии присяжных — и эти показания никак не повлияют на вердикт). [...]

Братья Губашевы и Заур Дадаев постоянно говорили присяжным, что их пытали — и что именно поэтому сразу после задержания в марте 2015 года они давали признательные показания и рассказали о своей роли в преступлении (от этих показаний они отказались еще до суда). Текст показаний им якобы надиктовал следователь. «Запись три-четыре раза переснималась», — говорил по поводу видео своего допроса Дадаев. По его словам, переснимать пришлось из-за моментов, которые он не мог запомнить.

«Похожим на Дадаева» назвал убийцу Немцова свидетель Евгений Молодых, который в день убийства шел по Большому Москворецкому мосту вслед за политиком и его спутницей Анной Дурицкой. По словам Молодых, он шел в наушниках, уткнувшись в телефон, поэтому выстрелов не слышал — но в какой-то момент посмотрел вперед и метрах в ста перед собой увидел лежащего на земле мужчину и бегущего прочь киллера. При этом на следствии Молодых говорил, что видел мужчину издалека и со спины, а в суде неожиданно вспомнил, что смог разглядеть даже его «щетину» и прическу.

Роли Темирлана Эскерханова и Хамзата Бахаева в преступной группе так и не прояснились — якобы они помогали через интернет искать информацию о Немцове и подвозили участников банды. Но эти обвинения не конкретизированы, а продемонстрированные в суде доказательства очень косвенные. Эскерханов, очевидно, был в тесной связи с Русланом Геремеевым и его окружением — из материалов дела известно, что они постоянно созванивались, вместе ходили по ресторанам. Хамзат Бахаев к концу процесса производил впечатление случайного человека, который попал в дело только потому, что снимал в Подмосковье один дом вместе с братьями Губашевыми.

В автомобиле ZAZ Chance, на котором киллеры следили за Немцовым (после покушения его бросили в Трубниковском переулке), нашли молекулярно-генетические следы Заура Дадаева, Беслана Шаванова, Анзора и Шадида Губашевых. Следов Бахаева и Эскерханова в ней нет.

Новых видеозаписей момента убийства в суде не появилось. ФСО не предоставила записи с Красной площади и из района Большого Москворецкого моста (по словам адвоката семьи Немцова Ольги Михайловой, отказ ничем не был обоснован). В суде несколько раз заявлялись ходатайства об истребовании новых видео, но судья их не удовлетворил. В итоге убийца Немцова запечатлен только на плохого качества записи со всепогодной камеры — это видео много раз показывали присяжным.

Свидетельница Зарина Исоева опознала Беслана Шаванова и Анзора Губашева на видео с камер на здании ГУМа, которые запечатлели, как перед убийством Немцова двое мужчин ходят вокруг и ищут его. Эта же свидетельница, работавшая домработницей и прибиравшаяся в квартирах на Веерной, узнала Шаванова и Губашева в людях, которые после убийства уходили из Трубниковского переулка, где нашли брошенный автомобиль ZAZ Chance.

Лица на этой видеозаписи идентифицировать невозможно — к таким выводам пришли эксперты Института криминалистики ФСБ. Впрочем, эксперты оговаривались, что людей на видео можно косвенно идентифицировать по другим признакам — например, по «кифозной осанке» [сильной сутулости] Шаванова.

Братьев Шадида, Анзора Губашевых и Темирлана Эскерханова судья удалил из зала суда за «злоупотребление своими правами» — они постоянно громко возмущались происходящим и переругивались с прокурорами. «Вы соблюдаете интересы путинизма-сталинизма!» — кричал судье Анзор Губашев, когда его уводили. Уже в финале процесса судья удалил из зала и Темирлана Эскерханова, указавшего, что судье кто-то «по шапке надавал». [...]

Одну из присяжных удалили из коллегии по анонимному доносу другого присяжного, который пожаловался, что коллега активно обсуждает дело и делится своим мнением об услышанном в суде. Перед этим из коллегии выбыли еще три человека. Одна присяжная отказалась дальше участвовать в суде по семейным обстоятельствам, другую судья удалил за то, что уже после начала процесса Немцова она была представителем в трудовом споре в суде. Взял самоотвод и старшина коллегии — он рассказал, что к нему в метро подходил якобы родственник Хамзата Бахаева и пытался заговорить с ним. В коллегии остались 17 из 22 заседателей (решение будут выносить 12 из них, остальные запасные).

Некоторые участники преступной группы вообще не появились ни в деле, ни в суде. Так, домработница Исоева, комментируя в ходе одного из заседаний видео, на котором через полтора часа после убийства группа мужчин заходит в подъезд на Веерной, 46, узнала там не только Дадаева, Губашева и Шаванова, но и некоего Джабраила — раньше она видела его в их компании. Адвокат Вадим Прохоров предполагает, что Джабраил может быть сотрудником ФСБ, которого следствие решило вывести из дела. В эту же компанию входил некто Асланбек Хатаев — его видели у гостиницы «Украина» вместе с Дадаевым и Русланом Геремеевым. Возможная роль этих людей в убийстве Бориса Немцова совершенно неясна.

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Убит на Б.Москворецком мосту
Карикатурный след
Признания ведут к Геремееву
Записи камер и консьержки
Геремеева никто не ищет
СКР распределил роли в деле
Показания Дадаева и Губашева
Обвиняемых связали мобильники
Приговор Дадаеву – 20 лет
Показания Дурицкой
Немцов и модель Дурицкая

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+