Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Владимиру Щербакову предъявили счет за вывод средств

Оригинал этого материала
© ИА "РБК", 30.03.2017

"Бенефициара" кассовой реформы объявили в международный розыск

Наталья Демченко

Бизнесмен Владимир Щербаков, которого депутат Госдумы Андрей Луговой назвал бенефициаром монопольного производителя фискальных накопителей для кассовых аппаратов, объявлен в международный розыск. Соответствующая информация размещена на сайте Интерпола. На это обратило внимание издание Republic, которому представитель Интерпола подтвердил, что Щербаков находится в розыске.

Российские правоохранительные органы объявили Щербакова в международный розыск из-за подозрений в масштабном выводе средств за рубеж с использованием поддельных документов и в составе организованной группы, указано в ориентировке Интерпола.

О том, что Щербаков является выгодополучателем аффилированных между собой компаний, которые занимаются производством фискальных накопителей, сообщил в начале марта на заседании в Госдуме депутат Андрей Луговой. Он возмутился тем, что производство фискальных накопителей, которыми до 1 июля 2017 года должны быть оборудованы все кассовые аппараты, монополизировано и зарабатывают на нем АО «Атлас-карт», ООО «Рик» и ЗАО «Безант», причем из-за недостатков в законодательстве предприниматели вынуждены покупать аппараты по цене в десять раз дороже себестоимости.

Другие участники рынка, по словам Лугового, не могут пройти сертификацию своих образцов в 8-м центре ФСБ: технические требования к фискальному накопителю, которые должны публиковаться на официальном сайте Федеральной налоговой службы, по факту неполны — «что-то пропущено, что-то не сказано», объяснил Луговой. «Кто-то искусственно на уровне правительства, на уровне правоохранительных органов делает все, чтобы на рынке не появилось новых фискальных накопителей», — заявил депутат. [...]

***

Новые чипы обогатят Германа Грефа, Алишера Усманова, Григория Березкина, Леонида Реймана

Оригинал этого материала
© Republic.ru, 30.03.2017, Иллюстрации: via Republic.ru

Кассовое братство

Дмитрий Филонов

К июлю в России должна завершиться полная замена всей кассовой техники — бизнесу придется переоборудовать более двух миллионов касс. Весь объем образовавшегося рынка — не менее 20 млрд рублей. В кассовом бизнесе уже участвуют Алишер Усманов, Герман Греф и Григорий Березкин. Но на большую часть этого пирога претендуют малоизвестные бизнесмены, тесно связанные с ФСБ. А монопольный производитель чипов, которые будут отслеживать все кассовые операции в стране, оказался тесно связан с таинственным предпринимателем Владимиром Щербаковым, которого, как выяснил Republic, разыскивает Интерпол. Бизнесмена подозревают в незаконном выводе денег из страны. Но и это еще не все. Мы разобрались в сложных схемах российского криптографического бизнеса для того, чтобы понять при чем тут бывший министр Леонид Рейман, производитель приставки Dendy Андрей Чеглаков, а также друзья Бориса Грызлова и Николая Патрушева.

Захватчики новых ниш

В июле 2012 года ФНС объявила открытый конкурс на проект совершенствования системы контроля за наличными денежными расчетами. По сути, ведомство хотело улучшить действующую систему учета данных с касс. В конкурсе с начальной ценой 1,5 млн рублей приняли участие четыре компании, но предложение победителя было сложно перебить. Компания «Атлас-карт» согласилась разработать предложения всего за 1 рубль. Контракт был заключен в сентябре, а уже меньше чем через три месяца ФНС утвердила готовый проект реформы.

«Атлас-карт» не зря взялся за разработку проекта за рубль: связанные с ним структуры стали единственными поставщиками предусмотренных реформой фискальных накопителей — устройств размером с монету, которые сохраняют и шифруют данные о чеках. По разным оценкам, в России сейчас около двух миллионов касс. Каждая из них должна быть оснащена фискальным накопителем, стоимость которого колеблется от 6000 до 8000 рублей. Это значит, что речь может идти об объеме рынка 12–16 млрд рублей в год.

Такая удача владельцам «Атлас-карт» улыбается не впервые — после предыдущей реформы касс монополистом оказалась связанная с ними компания «Безант». Предшественницей фискальных накопителей была ЭКЛЗ («электронная контрольная лента защищенная») — такой же накопитель, но без подключения к интернету и с ограниченной памятью. Устанавливать ЭКЛЗ предпринимателей обязали в середине 2000-х, ее нужно было менять раз в год (у нового фискального накопителя такой же срок службы). Как писал «Коммерсантъ», внедрение ЭКЛЗ лоббировала ФСБ под лозунгом борьбы с черным налом. Производство оборудования тоже лицензировала ФСБ — и единственную лицензию получил «Безант», который после этого быстро поднял цены почти вдвое, вынудив недовольных предпринимателей обрушиться с жалобами на сайт тогдашнего президента Дмитрия Медведева.

Сколько зарабатывал «Безант»? По подсчетам Republic, единственный производитель ЭКЛЗ (и его правопреемник с таким же названием) только с 2004 по 2009 год заработал 26,5 млрд рублей. Но 90% стоимости готового блока ЭКЛЗ (5274 рубля) составлял электронный модуль. Его «Безант» покупал у двух российских посредников, а те — у сингапурской Smartronic Projects PTE LTD. В 2009 году компания «Корес» предложила «Безанту» поставлять такие же электронные модули за 2000 рублей. «Безант» отказался, и «Корес» пожаловался в ФАС. Название Smartronic Projects стоит запомнить. Бенефициары сингапурской компании неизвестны, но она в самых разных ролях участвовала в большинстве схем владельцев «Безанта» и «Атлас-карт».

Расследование ФАС показало, что «Безант» и связанные с ним компании («Атлас-карт» был в их числе уже тогда) злоупотребляют доминирующим положением, и ФАС обязала монополиста заключить контракт с «Коресом». Но к тому времени «Безант» уже был на рынке не один: через месяц после начала расследования в 2009 году выпускать ЭКЛЗ начал еще один производитель — петербургская компания «Научные приборы».

Руководители «Научных приборов» тоже были в ФСБ не чужими. Совет директоров компании возглавлял (и возглавляет до сих пор) отставной полковник КГБ Валерий Соколов, которого издание «Фонтанка» называет хорошим знакомым экс-главы ФСБ Николая Патрушева. Жена Соколова Ирина в августе 2008 года возглавила общественную приемную Владимира Путина в Санкт-Петербурге, а одновременно была помощником спикера Госдумы Бориса Грызлова. Как писал «Коммерсантъ», Соколова консультировала «Научные приборы» по юридическим вопросам, а по поручению Грызлова «курировала юридические тонкости» подготовки законопроекта о защите кассовых аппаратов. В разговорах с «Новой газетой» петербургские предприниматели называли Соколову разработчиком закона об ЭКЛЗ, а на Грызлова обещали подать в суд. Интересно, что сам Грызлов 20 лет проработал в структурах петербургского завода «Электронмаш», который еще с советских времен выпускает кассовую технику, а в начале 1990-х стал одним из первых производить кассы по западному образцу.

Новый конкурент, несмотря на такие серьезные связи, так и остался номинальным игроком, сумев к середине 2010 года отвоевать лишь 2% рынка. Но собирался ли он бороться за рынок всерьез? «Криптография — узкоспециализированная тема, конкурентов не так много. Стоящие за этими компаниями [“Атлас-карт” и “Безант”] люди умело лоббировали свои интересы в разных ведомствах и становились монополистами. Когда появлялись конкуренты, они уже успевали снять все сливки», — считает собеседник Republic, знакомый с деятельностью «Атлас-карт» и аффилированных с ним структур.

ФАС по итогам расследования признала, что «Научными приборами» и «Безантом» владеют разные группы лиц. Но на самом деле связь между бенефициарами «Безантом» и «Научными приборами» все же была.

Таинственные владельцы

Многие компании вокруг «Безанта» были связаны с выходцами из российского холдинга Steepler — некогда крупного системного интегратора и производителя популярной в 90-е приставки Dendy. Подробно об этих связях Republic уже писал, они показаны и на схеме, которую публиковал Forbes. Но есть и еще одна заинтересованная сторона.

Название «Атлас-карт» созвучно с ФГУП НТЦ «Атлас» — главным разработчиком средств спецсвязи и защиты информации еще с советских времен. ФГУП находилось в ведении ФСБ, а в 2008 году было передано в подчинение Минкомсвязи. Но «Атлас-карт» — частная компания. Кому она принадлежит?

Депутат Андрей Луговой, заявляя в начале марта, что «Безант», «Атлас-карт» и связанная с ними компания «Рик» — обладатель той самой лицензии ФСБ на производство фискальных накопителей — несправедливо обогащаются на продаже устройств, называл бенефициаром схемы предпринимателя Владимира Щербакова.

Человек с такими именем и фамилией долгое время был совладельцем 60% «Атлас-карт» через компанию «Омега-холдинг». Остальными 40% «Атлас-карта» владеет компания «Сервис-плюс», принадлежащая офшору и зарегистрированная по одному адресу со Steepler. Основатель Steepler Андрей Чеглаков говорил Forbes, что «Сервис-плюс» — компания «его знакомого». На вопрос Republic о Щербакове Чеглаков ответил лишь, что «давно ни с кем из этого круга не общался».

Про Владимира Щербакова известно крайне мало, упоминаний о нем в интернете почти нет. Известно лишь, что в 2008 году его полный тезка входил в консультативно-экспертный совет по контрольно-кассовой технике при Федеральном агентстве по промышленности (Роспром). В совете Щербаков представлял Мининформсвязи, которое тогда возглавлял Леонид Рейман. Тезка Щербакова в 1997 году упоминался в прессе как начальник отдела маркетинга разработчика софта и поставщика оборудования для торговли «Интеллект-сервис».

С Владимиром Щербаковым при подготовке статьи связаться не удалось: как утверждает один из собеседников Republic, он находится в международном розыске по запросу российских правоохранительных органов и покинул пределы страны. На сайте Интерпола есть ориентировка на Владимира Щербакова, родившегося на Сахалине в 1959 году и имеющего российское и бельгийское гражданство. Но разыскивают его не из-за бизнеса с кассовыми аппаратами, а за «масштабный вывод денег из страны с помощью нелегальных схем». Представитель Интерпола подтвердил Republic актуальность ориентировки.

Compromat.Ru

Судя по всему, речь идет о деле о незаконном выводе за рубеж через небольшой БВА-банк, которое российские правоохранительные органы возбудили в 2014 году. Совладельцами этого банка были как минимум восемь человек, связанных с компаниями, задействованными в схеме ЭКЛЗ (в том числе кипрские номинальные владельцы «Сервис-плюс»).

Крупнейшим акционером банка (и, по версии следствия, руководителем преступной группы) был Владимир Щербаков. Кроме него, под следствием оказались предправления банка Константин Сергутин и выходец из Steepler Александр Домрачев, которого следователи считали владельцем компаний-посредников, задействованных в мошеннических схемах (сейчас оба находятся под подпиской о невыезде). Как утверждалось в материалах дела, средства выводились за счет контрактов Гознака — там долгое время работал Андрей Чеглаков. Интересно, что для вывода средств использовались компании с теми же названиями, что и для поставок электронных модулей для ЭКЛЗ. Еще одним акционером БВА-банка была та же сингапурская компания Smartronic Projects, у которой закупались чипы для накопителей.

У Щербакова есть косвенные связи и со знакомыми Бориса Грызлова из «Научных приборов». В 2002 году «Омега-холдинг» Щербакова владел 41% ЗАО «НИИ Физики фуллеренов и новых материалов РАЕН». Еще 10% было у «Научных приборов», чей совет директоров возглавляет Валерий Соколов. А 31% был у скандально известного Виктора Петрика, который совместно с Грызловым был соавтором патента на фильтр по очистке радиационно загрязненной воды. Потом эта разработка была признана лженаучной.

С 2007 по 2009 год владельцем 25% «Омега-холдинга» был не только Щербаков, но и полный тезка Соколова из «Научных приборов». Получается, что жена Соколова работала над реформой ЭКЛЗ, а сам он мог был совладельцем или руководителем обеих компаний, зарабатывавших на этой реформе.

Со структурами Щербакова связан и один из дистрибьюторов, продающих фискальные накопители, — компания ФДО-МЕТТЭМ, совместное предприятие «дочки» немецкого концерна Continental и нескольких российских предпринимателей. Среди акционеров ФДО-МЕТТЭМ есть и компания «Морион», которой до 2008 года владел Владимир Щербаков, а потом — аффилированные с ним лица. У ФДО-МЕТТЭМ есть завод в Татарстане, производящий тахографы — устройства, регистрирующие скорость и другие параметры автомобилей, а также режим труда водителей. С 2013 года Минтранс принял приказ, обязывающий оборудовать тахографами со средствами криптозащиты все автомобили, принадлежащие юридическим лицам. Единственным поставщиком средств криптозащиты стал все тот же «Атлас-карт». ФАС утверждала, что технические требования приказа Минтранса писались специально под разработку «Атлас-карт».

Compromat.Ru

Компании с историей

Расследование против «Безанта» было не единственным, которое ФАС вела в связи с производством ЭКЛЗ. Тогда ведомству не понравилась и работа зеленоградского завода «Ангстрем», который производил «сердце» ЭКЛЗ — криптографические чипы. Дело в том, что чипы из Зеленограда попадали не сразу на завод «Тензор» в Дубну, где происходила их финальная сборка. «Ангстрем» производил чипы и продавал их сингапурской Smartronic Projects — в 2008 году этот контракт принес треть выручки завода, около 460 млн рублей. Сингапурцы передавали чипы в Китай на завод Flash Electronics, где проходила частичная сборка ЭКЛЗ. Затем устройства вновь перемещались в Россию с помощью компаний Александра Домрачева — «Юнитек» и «Технотранссервис инжиниринг». И только потом попадали на финальную сборку на «Тензор» в Дубну. У сингапурской компании было эксклюзивное право на покупку чипов — это и не понравилось ФАС.

Крупнейшими совладельцами «Тензора» в то время были сооснователи Steepler — Чеглаков и Андрей Андреев (около 18% у каждого). «Ангстрем» на момент начала внедрения ЭКЛЗ принадлежал Сергею Веремееву, партнеру банкира Сергея Пугачева по Межпромбанку. Но когда ФАС начала расследование, предприятие уже было подконтрольно группе «питерских связистов», которую всегда связывали с Леонидом Рейманом, в 2004–2008 годах занимавшим пост министра связи РФ. В 2011 году Рейман, ушедший с госслужбы, стал официальным владельцем «Ангстрема». Представители ФАС утверждали, что «Ангстрем» через непрозрачную схему связан и с «Безантом», но доказательств в суде не предоставили, сославшись на запутанность схемы.

В начале 1990-х Рейман в Петербурге отвечал за создание совместных предприятий с иностранцами и приватизацию городских компаний связи. Доли в СП и приватизированных компаниях затем были консолидированы в холдинге «Телекоминвест». Холдинг, например, владел сотовым оператором «Северо-Западный GSM», на базе которого вырос «Мегафон». Акционерами были офшорные компании, но реальным российским совладельцем «Телекоминвеста» считался Рейман. Московским офисом «Телекоминвеста» руководила бывшая жена Владимира Путина Людмила. В конце нулевых власти Германии расследовали дело о коррупции против Реймана.

Леонид Рейман через своего представителя передал Republic, что у него нет предприятий, которые занимались бы кассовыми аппаратами. Как бы то ни было, «питерские связисты» были хорошо знакомы с кассовым рынком. Петербургское СКБ «Искра», которое еще с советских времен разрабатывало контрольно-кассовую технику, тесно сотрудничало с многими крупными компаниями в сфере электросвязи. Вместе с государственным «Связьинвестом» конструкторское бюро провело автоматизацию предприятий в 50 регионах страны. «Самой мощной отраслью, которая использовала кассы, была почта (ФГУП “Почта России”, подведомственное Минкомсвязи. — Republic). <…> Рейман, который непосредственно имел к этому отношение, разумеется, был знаком с проблематикой», — сказала корреспондентам Republic совладелец и гендиректор «Искры» Марина Ярошевская. По ее словам, в начале 2000-х над дополнительной защитой для касс работала сама «Искра»: «По сути, мы разрабатывали предшественника ЭКЛЗ. Но нам сказали, что нужно внедрить защиту. И в качестве ее предложили РИК, российскую интеллектуальную карту, которая выпускалась ФГУП “Атлас”. И тогда “Искра” не стала этим заниматься, мы просто отдали, что у нас было. “Безант”, который входил в это ведомство, взял на себя эту работу».

Владелец лицензии

Название единственного лицензированного производителя фискальных накопителей, РИК, совпадает с названием разработанного ФГУП «Атлас» чипа, о котором говорит Ярошевская. А один из совладельцев РИК связан с компанией «РТК-Лизинг», бенефициаром которой считался Леонид Рейман.

Compromat.Ru

Конечные владельцы «РИК» — два физических лица, Елена Ионова и Сергей Литвинов. Последний, по данным СПАРК, также возглавляет компанию «Комтрин», связанную с владельцем группы ЕСН Григорием Березкиным. Правда, сам Березкин сказал Republic, что Литвинов уже уволился из «Комтрина».

Про Елену Ионову известно еще меньше. Ранее она была владельцем производителя программного обеспечения «РВО Групп», данных о котором в открытых источниках Republic найти не удалось. Бывший сотрудник компании, говорит, что «РВО Групп» около четырех лет назад разрабатывала ПО для хранения данных, но проект развалился.

Совладельцы «РВО Групп» были связаны с компанией «РТК-Лизинг», которая в одном из расследований немецкой полиции фигурировала как актив Леонида Реймана. Немецкие правоохранители утверждали, что Рейман на посту министра принуждал государственные «Ростелеком» и «Связьинвест» пользоваться услугами «РТК-Лизинга». Немецкая полиция предполагала, что «РТК-Лизинг» была предназначена для получения прибыли с помощью выведения денежных средств из «Ростелекома» и дочерних предприятий «Связьинвеста», в том числе с помощью завышенных лизинговых ставок.

Один из бывших акционеров «РВО Групп» Павел Каплунов был в начале нулевых держателем небольшого пакета «РТК-Лизинга», а другой, Михаил Марголин, был членом правления «РТК-Лизинга». В 2011 году у «РВО Групп» началась чехарда с собственниками, некоторое время 98% РВО принадлежало компании «Центр хранения данных», совладельцем которой, помимо Каплунова и Марголина, был и Чеглаков из Steepler.

В 2012 году у РВО вновь сменился владелец. Единственным акционером компании стала та самая «Атлас-карт». Но в марте 2015 года актив был передан частному лицу — Андрею Голубу, а в ноябре он передал 60% Елене Ионовой, владелице половины «РИК». В тот же год с РВО произошли интересные изменения. В 2014 году выручка компании составила скромные 3,5 млн рублей, а в 2015 году — подскочила до 1,7 млрд. Какие-либо госзаказы «РВО Групп» в базе «Спарк» не отражены. Владельцем компании Ионова пробыла чуть более года, в декабре 2016-го ее доля перешла к другому физическому лицу.

Счет связанных между собой компаний в случае как с ЭКЛЗ, так и с фискальными накопителями идет на десятки. Многие не меняются с середины, а то и начала нулевых годов. Почему? «Думаю, тут два фактора. Первый — лень. Второй — слишком много интересов сошлось. Начнешь открывать новые компании, и могут возникнуть претензии», — рассуждает один из собеседников Republic. По его словам, в этом шлейфе компаний заключается как сильная, так и слабая сторона системы: да, остаются следы, но нет одного человека, убрав которого, можно было бы перехватить бизнес.

В ближайшее время у «РИК», как когда-то и у «Безанта», может появиться конкурент на рынке фискальных накопителей. 10 марта заявки на их поставку начал принимать один из крупнейших производителей кассовой техники «Штрих-М». Представители компании ждут, что со дня на день они должны получить лицензию ФСБ и попасть в реестр производителей. Но на момент сдачи статьи в реестре был только «РИК». «Мы решили помочь “РИКу”, поскольку тот может не успеть произвести нужное количество накопителей», — заявил Republic представитель «Штрих-М». При этом он отметил, что накопители их производства в первую очередь будут поставляться для собственной кассовой техники

Представители «РИК» сказали Republic, что передали вопросы генеральному директору компании, но к моменту публикации статьи ответов не предоставили.

Последняя миля

На рынке новых онлайн-касс есть еще один сегмент, который осваивают более прозрачные и крупные компании. После того как продавец установит новую кассу с фискальным накопителем, данные о чеке будут в онлайн-режиме передаваться в ФНС. На этом этапе в цепочку вступает еще одно звено — оператор фискальных данных. Как объясняет директор крупного оператора OFD.ru Николай Жмуренко, у предпринимателя будет 30 дней, чтобы передать данные со своей кассы оператору — по сути, подключить ее к интернету, а у оператора — один день, чтобы передать данные в ФНС. Этот сегмент рынка, исходя из количества касс в стране, можно оценить в 6 млрд рублей в год. Но операторы говорят, что денег на самом деле меньше.

Compromat.Ru

Оператором OFD.ru владеет еще одна структура, которая была раньше связана с Леонидом Рейманом, — «Петер-сервис». Вместе с другими активами «Телекоминвеста» актив достался миллиардеру Алишеру Усманову. Изначально компания разрабатывала биллинговые системы, а потом занялась и фискальными данными. В 2016 году Усманов со своими партнерами вложил в компанию 500 млн рублей.

OFD.ru не единственный оператор фискальных данных. Лицензии на такую деятельность получили еще четыре компании — Энергетические системы и коммуникации (ЭКС), «Эвотор ОФД», «Ярус» и «Такском». Кто ими владеет? Интересно, что у всех компаний, которые будут собирать информацию о движении наличных в России, среди акционеров в том или ином виде присутствуют офшоры. Например, владелец ЭКС — кипрская Ospina Company, хотя конечный бенефициар, по данным Republic, — владелец группы ЕСН Григорий Березкин. Представитель бизнесмена подтвердил Republic, что ЭКС — один из проектов его группы. В 2016 году журнал Forbes оценил состояние Березкина в $700 млн. По словам представителя ЕСН, Энергетические системы и коммуникации раньше разрабатывали платформу для счетчиков электроэнергии, а принципы функционирования системы там схожи с фискальными данными.

Еще один оператор «Эвотор ОФД» — дочерняя структура компании «Эвотор», инициатором создания которой выступил Сбербанк. «Мне сначала не понравилось это название, — говорил глава Сбербанка Герман Греф на презентации проекта. — А потом мне объяснили, что “Эвотор” — это заявка на очень амбициозную цель. Это эволюция в торговле». Компания также занимается производством умных кассовых аппаратов для малого бизнеса.

Сбербанку в «Эвоторе» принадлежит 40%, еще 30% — у производителя кассовых аппаратов «Атол». Возглавил новый проект Сбербанка сооснователь платежной системы Qiwi Андрей Романенко, ему с отцом и партнерами принадлежит оставшаяся часть «Эвотор ОФД». Интересно, что материнский «Эвотор» не единственный владелец оператора — ему принадлежит только 70% компании, а остальные 30% — у сингапурской «АВТ Инновэйшн ПТЕ».

У четвертого оператора, «Ярус», во владельцах тоже офшоры — кипрский Kylachi Holdings Limited (67%) и сингапурский Flexwell International Pte (33%). Конечным владельцем оператора называет себя производитель кассовых аппаратов «Штрих-М».

Пятый оператор, «Такском», существует с 2000 года. Компания специализируется на внедрении систем электронного документооборота, а среди ее клиентов — Управление делами президента, аппарат Госдумы, ФНС, Минэкономразвития, Центробанк, Сбербанк, «Почта России». Совместно с Минфином и ФНС «Такском» даже проводил несколько пилотных проектов по внедрению в регионах систем защищенного электронного документооборота. У компании четыре владельца, каждому из которых принадлежит по 25%: Ольга Хазова, Николай Царев, Левон Амдилян (через компанию «Диджитест») и кипрская Virgton Management Limited (через дочернюю «Белтон»). Офшором, согласно кипрскому реестру, владеет компания 1C Limited.

Совладелец «Такскома» Левон Амдилян известен на ИТ-рынке еще с начала 1990-х. Он был основателем компании Международный компьютерный клуб (МКК), в которой под руководством Амдиляна работал его хороший знакомый Михаил Мишустин. Сейчас Мишустин возглавляет Федеральную налоговую службу — это ведомство и отвечает за реформу кассовых аппаратов. Еще один акционер, Николай Царев стал совладельцем «Такскома» в январе 2017 года, уже после того, как компания получила лицензию оператора. Царев тоже занимается информационными технологиями с 90-х годов. Вместе с венчурным инвестором Александром Галицким он является совладельцем «Элвис+ Груп» — разработчика решений по информационной безопасности. Галицкий входит в общественный совет Федеральной налоговой службы.

Услуги всех операторов фискальных данных стоят почти одинаково — около 3000 рублей в год. Почему так? Директор OFD.ru Николай Жмуренко говорит, что затраты на инфраструктуру у всех операторов и ожидания о сроках возврата инвестиций примерно одинаковые. «Первый оператор подсчитал, сколько должны стоить услуги, чтобы окупиться в срок, и остальные стали ориентироваться на эту сумму. Поставишь больше — не будет клиентов. Меньше — работать в убыток», — рассуждает Жмуренко. При этом, по его словам, OFD.ru планирует разрабатывать дополнительные услуги и зарабатывать на них.

Возможно ли появление новых операторов фискальных данных? Таким оператором хотел быть, например, «Яндекс», он даже зарегистрировал для этого компанию «Яндекс.ОФД». Однако в опубликованном на сайте ФНС реестре компаний, получивших лицензию, дочернее предприятие «Яндекса» отсутствует. «Пять операторов достаточно, чтобы охватить всю страну, и при этом они будут зарабатывать. Если будет семь, то все выйдут в ноль. Если будет больше, то все будут работать в убыток», — считает Жмуренко. По его словам, если рынок будет существенным, то будут приходить новые игроки, могут уходить старые — так было и на других вновь образовавшихся рынках.

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Беглый Щербаков и касс. чипы
Смерть Щербакова в Лондоне

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+