Компромат.Ru ®
 Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

[Домой | Форум | Почта]
[Telegram]

Библиотека компромата

Делу ЮКОСа на $50 млрд подрубили корни

Окружной суд Гааги отменил решение международного арбитража по иску партнеров Ходорковского против РФ

"Акционеры группы GML продолжают доживать на пенсии в Израиле"

Оригинал этого материала
© "Газета РБК", 21.04.2016, Пять вопросов о $50 млрд, Фото: AP

Иван Ткачёв

Compromat.Ru
Леонид Невзлин у портрета Михаила Ходорковского
Голландский суд аннулировал решение международного арбитража, присудившего в 2014 году бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию на $50 млрд. РБК разбирается в причинах и последствиях этого решения.

Что решил голландский суд?

Окружной суд Гааги постановил, что международный арбитраж не обладал юрисдикцией для рассмотрения спора между Российской Федерацией и бывшими акционерами ЮКОСа: Россия в 1990-х годах подписала многосторонний Договор к Энергетической хартии (ДЭХ, именно по нему судились бывшие акционеры ЮКОСа), но не ратифицировала его. Поэтому Россия не давала согласия на арбитражные разбирательства по ДЭХ с иностранными инвесторами, говорится в решении суда. Таким образом, голландский суд согласился с основным доводом России и отменил решение 2014 года, по которому РФ должна была выплатить более $50 млрд (рекордная сумма в истории международного арбитража) за «экспроприацию» ЮКОСа. Россия больше не обязана выплачивать компенсацию компаниям Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum, говорится в решении окружного суда.

Какие доводы использовала Россия?

Защита России, в частности, доказывала, что арбитраж не имел права рассматривать исковые требования акционеров ЮКОСа по Договору к Энергетической хартии, потому что Россия подписала ДЭХ (в 1994 году), но так и не ратифицировала, и потому что компании-истцы с самого начала их инвестиций в ЮКОС были лишь подставными офшорными компаниями, за которыми всегда стояли российские «олигархи» (Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин и другие), — иными словами, не были подлинными и добросовестными иностранными инвесторами. Особое внимание Россия также обратила на то, что арбитры не выполнили лично свой мандат: по версии российской защиты, помощник суда Мартин Валасек фактически играл роль четвертого арбитра, написав основную часть решения.

«Это внутрироссийское дело — российский налоговый спор между российскими олигархами и Российской Федерацией, касающийся российских налоговых мер против российской компании» — так объяснял, почему гаагский арбитраж не должен был рассматривать «дело ЮКОСа», адвокат РФ Альберт Ян ван ден Берг на слушании 9 февраля.

Россия предъявляла суду шесть базовых оснований для отмены арбитражного решения, но окружной суд по существу основывался только на одном аргументе: Россия не являлась полноценным участником ДЭХ, а значит, не передавала спор с акционерами ЮКОСа на разрешение в арбитраж. Хотя ст.45 ДЭХ определяет порядок временного применения договора до его вступления в силу, Гаагский суд посчитал, что Россия не была связана обязательством временного применения ст.26 об арбитражном разрешении споров с инвесторами, а следовательно, не давала своего «безусловного согласия на передачу спора в международный арбитраж».

Кто выиграл суд для России?

Россию в голландском процессе защищал 66-летний профессор Альберт Ян ван ден Берг, партнер бельгийской юрфирмы Hanotiau & van den Berg и один из самых известных специалистов в области международного арбитража (как в академическом контексте, так и с точки зрения судебной практики). Но поддерживающую роль могла играть также американская юрфирма White&Case, которая защищает Россию от акционеров ЮКОСа в США, Великобритании и Германии. Профессор ван ден Берг опирался на аргументы White&Case, которые та использует в американском суде. В частности, на слушании в Гааге в феврале 2016 года ван ден Берг заявлял, что «олигархи незаконно приобрели акции ЮКОСа в 1995–1996 годах через банк «Менатеп», а впоследствии незаконно консолидировали контроль над ЮКОСом и его дочерними предприятиями». Он ссылался на экспертное заключение американского профессора Котари по данным реестра акционеров ЮКОСа и показания двух бывших сотрудников компании Russian Trust and Trade (RTT), которая действовала в интересах банка «Менатеп», — все эти свидетельства Россия представила в суде США в октябре 2015 года, позиционируя их как совершенно новые данные, доказывающие, что схема приобретения ЮКОСа и последующего владения компанией была мошеннической от начала до конца.

Впрочем, большинство доводов, собранных защитой России, включая тезис о незаконности приватизации ЮКОСа, в итоге не понадобились: Гаагский окружной суд неожиданно не стал разбирать эти аргументы, сосредоточившись на прочтении Договора к Энергетической хартии — отличном от того, какое предложил гаагский арбитраж.

["Ведомости", 21.04.2016, "Россия не должна": Окружной суд провел анализ российского законодательства, изучил мнения российских экспертов (в их числе — бывший судья Конституционного суда Марат Баглай и профессор МГУ Антон Асосков) и пришел к выводу, что рассмотрение спора в арбитраже противоречило российскому законодательству: «Чтобы российское государство могло участвовать в арбитраже, должна существовать правовая норма, одобренная (ратифицированная) парламентом. Такой правовой нормы нет ни в общем смысле, ни конкретно для данного дела, поскольку российские законодатели не ратифицировали ДЭХ». Поэтому при временном применении ДЭХа нельзя использовать положение о рассмотрении спора в арбитраже, делает вывод окружной суд: третейский суд был неправомочен рассматривать дело ЮКОСа. […]
Человек, близкий к российской команде защитников, говорит, что сработала аргументация, которая использовалась еще при обсуждении решения о подсудности спора арбитражу: «Суд подрубил корни этого решения, а за ним рухнуло все дерево».
Готовясь к апелляции, российская сторона смогла развить и усилить уже звучавший аргумент, сказал адвокат Double Bridge Law Сергей Усоскин: публично-правовая природа спора определяется не только его квалификацией по Гражданскому кодексу (на что ссылались юристы ЮКОСа), но и концентрацией публично-правового элемента в самой природе спора. России очень помогло то, что в последнее время и Высший арбитражный, и Верховный суды несколько раз разбирались в этом вопросе. — Врезка К.ру]


[Forbes.ru, 20.04.2016, "Ходорковский прокомментировал решение Гаагского суда по ЮКОСу": Принятое 20 апреля решение Гаагского суда об отмене решения о выплате акционерам ЮКОСа $50 млрд со стороны российского государства — это признак ослабления давления Запада на Россию, написал экс-глава и бывший крупнейший акционер ЮКОСа Михаил Ходорковский в своем твиттере.
Он заявил, что его бывшие партнеры, от имени которых в Гааге и был подан иск о возмещении ущерба, «продолжат противостояние». Однако сам Ходорковский, который несколько лет назад заявил, что отдал своим партнерам свою долю в ЮКОСе и поэтому не принимал участия в этом деле, написал, что он «шел и идет к смене режима другим путем». — Врезка К.ру]


[Dmitry Gololobov, 20.04.2016: Мне кажется, что Михаил Ходорковский, как в былые олигархические времена, держит всех за абсолютных идиотов. За золотых рыбок с пятисекундной память. Еще три дня назад, обнимаясь с Чичваркиным, он вещал, что «я лично готов работать с любой политической силой, которая разделяет наши базовые ценности, которая признает верховенство права» и потом дальше, долго — про то, какая ценность «независимый суд». Сегодня, когда группа Менатеп про@ла дело о 50 миллиардах и выясняется, что все, что они затевали во многих юрисдикциях против России, рушится как карточный домик, он берет и нагло пишет: «Запад решил ослабить давление на Россию».
То есть, решение о 50 миллиардах не было актом правосудия, решением независимых арбитров, взвешенным анализом доказательств, а было «элементом давления на Россию». Это даже не цинизм, а какой-то окончательный пиз@@ц. — Врезка К.ру]

Спор окончен?

Нет. Судебные тяжбы продолжатся: компания GML (представляет интересы бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа) уже заявила, что подает апелляцию на решение окружного суда. И будущий вердикт апелляционного суда Гааги еще можно будет оспорить в Верховном суде Нидерландов, поэтому судебные процессы могут занять еще как минимум два года. «Мы подадим апелляцию на это неожиданное решение Гаагского суда и полностью уверены, что закон и справедливость в конце концов восторжествуют», — сказал глава GML Тим Осборн в среду.

Апелляционный суд будет рассматривать дело по принципу de novo, то есть изучая все аргументы и детали заново, сказал на пресс-конференции партнер юридической компании De Brauw Blacksonte Westbroek Марникс Лейтен, представляющий акционеров ЮКОСа в голландском суде. Апелляция должна быть подана в течение трех месяцев.

Смогут ли акционеры ЮКОСа продолжать аресты российских активов?

Акционеры ЮКОСа продолжат кампанию по исполнению гаагского арбитражного решения в других странах. «По Нью-Йоркской конвенции 1958 года суды в различных юрисдикциях будут по своему усмотрению решать, признавать ли решение гаагского арбитража, независимо от позиции голландских судов», — утверждает GML. Ранее акционеры ЮКОСа запустили процессы в шести странах — Бельгии, Франции, Великобритании, Германии, США и Индии — с целью принудительно взыскать с России $50 млрд. Во Франции и Бельгии местное законодательство позволило акционерам сразу арестовывать российские активы, хотя забрать их и продать с публичных торгов невозможно до рассмотрения всех апелляций.

В частности, во Франции приставы по поручению акционеров ЮКОСа арестовали более 120 российских госактивов на сумму €1 млрд, включая платежи на сотни миллионов от французских контрагентов в пользу «Роскосмоса» и ФГУП «Космическая связь», земельный участок в Париже под строительство православного центра, банковские счета МИА «Россия сегодня», пакет акций ВГТРК в телеканале Euronews. Эти активы пока остаются замороженными, хотя на прошлой неделе российские предприятия одержали целую серию побед во французских судах.

Поскольку суд Нидерландов принял сторону России, большинство стран могут теперь отказаться исполнять арбитражное решение в пользу ЮКОСа. Большинство, но не все. В некоторых юрисдикциях (самый яркий пример — Франция) решение международного арбитража трактуется как «акт международного правосудия», не подлежащий отмене местным судом страны, где по стечению обстоятельств расположился тот или иной международный трибунал. Французские суды не принимали во внимание процесс в голландском суде, поэтому бывшие акционеры ЮКОСа смогли арестовывать подходящие активы во Франции без оглядки на Гаагский окружной суд. В таких же странах, как Бельгия, США, Великобритания, местные суды, в принципе, могут разрешить исполнение арбитражного решения, аннулированного в стране базирования арбитража, но скорее в исключительных случаях.

Юридические представители акционеров ЮКОСа подчеркнули на пресс-конференции, что сегодняшнее решение окружного суда Гааги не влечет автоматического прекращения исполнительного производства в странах кроме Нидерландов. Каждый суд в каждой юрисдикции будет самостоятельно решать, остановить или продолжать исполнение гаагского арбитражного решения на $50 млрд, сказал Эмманюэль Гайар из Shearman & Sterling, защищающий интересы ЮКОСа. Минюст России с этим не согласен. Вердикт Гаагского суда «дает основания ходатайствовать об отмене признания и исполнения арбитражного решения в тех странах, где уже была выдана экзекватура (Франция, Бельгия), и делает практически неисполнимым арбитражное решение в государствах, где процессы еще не начинались», передала в среду пресс-служба Минюста. Само по себе решение голландского суда не снимает аресты с недвижимого имущества и счетов, но создает «безусловные основания требовать отмены обеспечительных мер — в первую очередь во Франции и в Бельгии», заявил Минюст.

[Dmitry Gololobov, 20.04.2016: Гаагское решение практически перестает существовать. Его можно пытаться еще исполнить в ряде стран (есть подобная крайне противоречивая практика — исполнение отменённых арбитражных и третейских решений), но ничего серьезного из этого уже точно не выйдет. Апелляция, как уже указывалось, дело долгое и, с весьма высокой вероятностью, проигрышное. Дело Юкоса, по факту, закрывается. Тему с двумя миллиардами евро, присужденных всем (!) (а не только GML), акционерам компании Россия легко решит через КС и гибкую позицию Евросоюза. Доверие к международному инвестиционному арбитражу резко падает: выясняется, что десять лет и несколько десятков миллионов евро были потрачены совершенно зря — судьи облажались и кто виноват — непонятно. Акционеры группы GML продолжают доживать на пенсии в Израиле. — Врезка К.ру]

***
Оригинал этого материала
© "Газета РБК", 21.04.2016

Запад при исполнении

Что ждет иски акционеров ЮКОСа к России

Александр Артемьев, Георгий Макаренко, Екатерина Мархулия, Олег Макаров, Георгий Перемитин

[...] Порядок исполнения международных арбитражных решений на территории более 150 стран определяет Нью-Йоркская конвенция ООН 1958 года. В ст.5 Конвенции говорится, что исполнительное производство может быть прекращено, если арбитражное решение отменено судом страны, где оно было вынесено. На это и будет ссылаться Россия.

Однако адвокаты акционеров ЮКОСа подчеркивают: в Конвенции указано, что исполнительное производство «может», но не «должно» прекращаться из-за решений третьих стран. «Автоматического прекращения исполнительного производства не будет. Самый экстремальный случай — это Франция, где в правоприменительной практике вообще не смотрят на процесс по аннулированию арбитражного решения в стране, где базируется арбитраж. Проще говоря, каждый суд в каждой юрисдикции будет сам решать, как поступить с сегодняшним решением», — заявил журналистам в ходе конференц-колла адвокат Shearman & Sterling Эмманюэль Гайяр, представляющий интересы GML.

Франция может не признать

Францию Гайяр выделил не случайно. В этой стране акционерам ЮКОСа удалось арестовать российские активы на сумму около €1 млрд. Речь идет о собственности самой Российской Федерации и ряда ФГУПов, таких как «Космическая связь» и «Госзагрансобственность». Эти активы остаются под арестом, несмотря на то, что на прошлой неделе суд Парижа признал аресты активов как минимум на €500 млн необоснованными. Аресты не сняты, так как бывшие акционеры ЮКОСа обжаловали это решение.

В вопросе признания арбитражных решений Франция стоит особняком среди прочих стран. В 1994 году в деле, аналогичном «делу ЮКОСа», французский кассационный суд отказался принять во внимание, что суд швейцарского кантона Женева признал недействительным решение женевского арбитража, даже несмотря на то, что решение об отмене было затем подтверждено Федеральным судом Швейцарии. Тогда французские судьи сослались на то, что в Гражданском кодексе перечислены основания для отказа в признании и исполнении арбитражного решения и акт иностранного суда в список этих оснований не входит. С тех пор французские суды вынесли множество аналогичных решений. Нью-Йоркская конвенция вообще редко применяется во Франции, приходили к выводу адвокаты бюро King & Spalding LLP Седрик Суль, Эрик Шварц и Элоиз Эрве.

По одному из таких решений, например, в 2012 году ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» было признано должником одного из основателей ОАО «Макси-групп» Николая Максимова. Вынесенное в 2007 году решение Международного коммерческого арбитражного суда при российской Торгово-промышленной палате было признано недействительным сначала Московским арбитражным судом, затем Арбитражным судом Московского округа, а затем и Высшим арбитражным судом. Однако в мае 2012 года парижский суд признал арбитражное решение действительным на территории Франции, открыв исполнительное производство на сумму 9,6 млрд руб.

Остальные признают

В Великобритании, США, Бельгии и Германии, скорее всего, судебные власти прислушаются к решению Гаагского окружного суда. Во всех этих странах бывшие акционеры ЮКОСа сейчас пытаются добиться исполнения решения гаагского арбитража. Из этих стран аресты российского имущества были наложены только в Бельгии (точного списка затронутых активов нет).

В США суды неоднократно отказывались поддерживать исполнительное производство по арбитражным решениям, признанным недействительными в стране вынесения. Это касается как тяжб между американскими компаниями (например, поставщика оборудования для бурения на шельфе Baker Marine, судившегося с нефтяной компанией Chevrоn в 1999 году — их отношения регулировал нигерийский арбитраж), так и между иностранными компаниями (дело TermoRio и LeaseCo Group против Electranta 2007 года — рассматривалось в колумбийском арбитраже).

В Британии действует такой же подход. «Британские суды традиционно придерживались мнения, что там, где арбитражные исковые требования аннулировались судом по месту арбитража, они не могут признавать или приводить в исполнение арбитражное решение», — замечал адвокат Майк Макклар из бюро Herbert Smith Freehills LLP.

Правда, известны случаи, когда это правило не срабатывало, в частности, даже с одним из «дел ЮКОСа». Рассматривая один из споров Yukos Capital и «Роснефти» летом 2014 года, судья Перегрин Саймон из Высокого суда Англии и Уэльса пришел к выводу, что признание решения иностранного суда, которое «нарушило базовые принципы честности, естественного правосудия и национальные концепции публичного порядка», было бы «неудовлетворительным и противоречащим принципам» (речь шла о решении российских судов, которые признали недействительным решение российского же Международного коммерческого арбитражного суда 2006 года). Таким образом, английское обычное право признает, что в исключительных случаях исковые требования могут «пережить» их аннулирование в юрисдикции арбитража, отмечает адвокат Эндрю Твиддейл из Corbet & Co International Construction Lawyers, указывая, что доказать это все же будет стоить больших усилий.

Бельгийский суд рассмотрит решение Гаагского окружного суда 9 июня, рассказала «РИА Новости» партнер адвокатского бюро Hanotiau & van den Berg, представляющая интересы России, Ниуша Бассири. Она надеется, что на основании Нью-Йоркской конвенции судья объявит о снятии ареста. Суд в Бельгии с большой вероятностью снимет постановление об аресте, предположил в беседе с РБК представитель международной юридической компании Mena Chambers, третейский судья Аднан Амхан Байну. Так же и в Германии. «Решение, предусматривающее принятие мер принудительного характера, отменено и теперь не является основанием для таких мер [в Германии]», — объяснил РБК партнер международной юридической компании Mayer Brown Марк Хильгард.

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Иск GML к России
GML засудила РФ на $50 млрд
РФ: суд ошибся на $21,7 млрд
Вердикт арбитража аннулирован
Взятка за приватизацию ЮКОСа
Показания Анилиониса
Показания Гололобова
Меморандум Гололобова
С Гололобова сняли обвинения
Арест активов РФ в Европе
Негласные судебные расходы

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+