Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Как вице-премьеру Рогозину досталась "квартира за полмиллиарда"

От спонсоров Бабакова и Гинера через доверенное лицо Нисанова и Илиева

Оригинал этого материала
© Ведомости.Ру, 13.04.2016, У кого вице-премьер Дмитрий Рогозин выменял квартиру в 300 кв. м, Фото: РИА "Новости"

Ринат Сагдиев

Compromat.Ru
Дмитрий Рогозин
В конце марта Transparency International обнаружила у семьи вице-премьера Дмитрия Рогозина недвижимость, оцененную ею более чем в 500 млн руб.: квартиру площадью 346 кв. м в жилом комплексе «Ближняя дача» на Староволынской улице. «Не стоит она таких денег, глупость какая», — прокомментировал эту оценку «Эху Москвы» сам Рогозин. Он рассказал, что получил новую квартиру кадастровой стоимостью в 29 млн руб. в обмен на старую, в центре Москвы.

В 2015 г. собственниками недвижимости на Староволынской улице, судя по выписке Росреестра, сохранившейся у сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Георгия Албурова, кроме самого Рогозина значились его жена, сын Алексей и два внука. Сейчас в Росреестре имена владельцев не указаны. Судя по опубликованным декларациям о доходах Рогозиных (младший — депутат Мособлдумы до марта 2016 г.), с 2011 по 2014 г. семья заработала 48 млн руб. По данным Росреестра, нынешняя квартира Рогозина с момента постройки дома в 2005 г. и до перехода в собственность вице-премьера дважды меняла владельцев.

Хозяин № 1

Первым владельцем квартиры были структуры депутата Госдумы Александра Бабакова и бизнесмена Евгения Гинера. В январе 2008 г. хозяином квартиры, судя по старой выписке из Росреестра, значилась британская компания Minimal Technology Limited, созданная в 1999 г. с акционерным капиталом в две акции по 1 фунту стерлингов. В 2006 г. в своем годовом отчете она сообщила о появлении на балансе недвижимости стоимостью в $1,95 млн. Также в отчете есть информация о кредитах на сопоставимую общую сумму от трех структур — Ansa holding Limited, Constantina Limited и Bedale Holding Limited. Это кредиты от аффилированных с заемщиком компаний, подконтрольных одному владельцу, следует из документа. Бенефициаром Minimal Technology Limited в отчете назван A. Garese.

Французский юрист Александр Гарез в начале 2000-х управлял голландской Macasyng Holding B.V., купившей в 2001 г. 49% акций футбольного клуба ЦСКА. Председателем совета директоров и одним из совладельцев был Бабаков, которого считают одним из бенефициаров VS Energy с активами в России и на Украине и партнером Гинера. В 2003 г. Бабаков, один из основных спонсоров партии Рогозина «Родина», стал депутатом Госдумы от этой партии. Сейчас он — единоросс. «Понимаю ваш интерес к подобным темам, но комментировать ничего не буду», — сказал Бабаков «Ведомостям».

Как Бабаков связан с Гинером
Судя по материалам панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, попавшим к журналистам-расследователям, принадлежащий Бабакову, а с 2011 г. — его дочере Ольге офшор AED International Limited (Британские Виргинские острова) пять лет находится под управлением фирмы V. D. Nominees (Маршалловы острова), предоставляющей услуги номинальных директоров или учредителей. От имени компании Бабаковых дела вели граждане Латвии Вилис Дамбинс и Валтс Виганс. Эти же люди, согласно украинскому реестру юридических лиц, есть среди четырех собственников VS Energy.​
V. D. Nominees и сын владельца футбольного клуба ЦСКА Вадима Гинера в декабре 2009 г. стали директорами люксембургской Velio International Holdig S.A., говорится в официальном сообщении компании. До 2009 г. директором Velio был тот самый Гарез, бенефициар компании — владельца квартиры на Староволынской улице.


В 2009 г. директором Minimal Technology Limited стал Павел Черенков, старый знакомый и деловой партнер Алексея Рогозина. Например, интернет-агентство «Патриот», созданное Рогозиным-младшим, Черенковым и девелопером Павлом Мальковым, с 2006 г. поддерживало сайт партии «Родина». Рогозин с Черенковым также были совладельцами компаний «Пьюр технолоджи» и объединения интернет-молодежи «Биайти». С 2011 г. Черенков входит в совет Федерации практической стрельбы, соучредителем и председателем которой является Алексей Рогозин.

В конце февраля 2013 г. Черенков ушел из Minimal Technology Limited и был назначен исполнительным директором оборонного ФКП «Алексинский химкомбинат», которое годом ранее возглавил Рогозин-младший.

Офшорную компанию ликвидировали, а у квартиры в «Ближней даче» сменился владелец.

Хозяин № 2

Вторым владельцем квартиры в 2013 г. стал Ливи Ханухович Исаев, директор компаний, связанных со структурами и менеджерами Года Нисанова и Зараха Илиева. По данным СПАРК, Исаев возглавлял оптовую фирму «Тара-и», среди совладельцев которой был гендиректор подконтрольного структурам Нисанова ТЦ «Москва» Юрий Корякин. Еще Исаев руководил компанией «Говлои», занимавшейся выделкой меха, и как индивидуальный предприниматель сдавал в аренду нежилые помещения. А также был директором в компании «Олимп плюс», бывшем советском магазине «Консервы на Арбате». Сейчас в этом здании работают рестораны «Шашлык-машлык» и «Венеция» и компания «Комбинат питания Арбат», подконтрольная Году Нисанову и Зараху Илиеву.

Незадолго до того, как Исаев стал владельцем квартиры на Староволынской, Нисанов и Илиев попали в неприятную историю, связанную с имуществом Минобороны. В 2012 г. начался коррупционный скандал с участием бывшего министра Анатолия Сердюкова и экс-начальника департамента имущества Евгении Васильевой. Последнюю следователи обвинили в расхищении имущества Минообороны, в том числе путем его продажи по заниженным ценам. А Нисанов и Илиев покупали недвижимость военного ведомства, фигурировавшую в уголовном деле, — например, гостиницу «Союз» в районе Воробьевых гор. Еще их «Комбинат питания Арбат» купил Дом приемов Минобороны, расположенный рядом с гостиницей. Следователи полагали, что гостиница и Дом приемов были проданы в полотора раза дешевле рыночной цены — соответственно за 600 млн и 647 млн руб. Позже претензии к этим сделкам были сняты.

Выгодный обмен

Исаев владел квартирой в «Ближних дачах» меньше года: 5 декабря 2013 г. он передал ее семье Рогозиных и в тот же день стал владельцем их предыдущей квартиры — площадью 225,5 кв. м в доме 10 по Большому Тишинскому переулку. Как рассказал Рогозин «Эху Москвы», квартиру на Тишинке он получил в личное пользование от правительства после того, как вернулся из Брюсселя в Россию, и позже приватизировал на законных основаниях.

Дом, в котором расположена эта квартира, — непростой. В 2014 г. «Собеседник» писал, что в нем живут руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, председатель Госдумы Сергей Нарышкин, замминистра иностранных дел Игорь Моргулов, экс-министр регионального развития, а ныне пермский губернатор Виктор Басаргин, зампредправления «Газпрома» Александр Медведев, министр промышленности Денис Мантуров, замгенпрокурора Николай Винниченко и другие высокопоставленные чиновники. Здание охраняется ФСО.

Рогозин заявил «Эху», что обмен был равноценным, но если ориентироваться на рыночную стоимость квартир, то это не так. Например, на сайте ЦИАН квартира такой же площади, как была у Рогозиных, в доме на Тишинке сейчас продается за $4,3 млн. Двухуровневая квартира в «Ближней даче», меньшей площади, чем у Рогозиных, — 320 кв. м, на сайте «Москва делюкс» выставлена за $7,5 млн, т. е. на $3,2 млн дороже.

«Все прошло хорошо», — прокомментировал «Ведомостям» обмен квартирами с Рогозиным Исаев. На вопрос, представлял ли он в сделке личные интересы или своих бывших работодателей, Исаев отвечать отказался.

Собеседник в аппарате Рогозина сообщил «Ведомостям», что вице-премьер, представляя в Управление делами президента декларацию о доходах, дал и все необходимые объяснения по поводу недвижимости. А в понедельник он публично ответил на все вопросы о квартире в интервью «Эху». «На этом мы считаем тему исчерпанной», — резюмировал собеседник. В интервью радиостанции Рогозин сообщил, что не знаком с человеком, с которым обменялся квартирами, — сделкой занимались риэлторы. По его словам, в документах мены была указана кадастровая стоимость квартир: 31 млн руб. за старую и 29 млн руб. за новую. По данным Росреестра, в декабре 2014 г. кадастровая стоимость квартиры на Староволынской была установлена в 91,99 млн руб., в Большом Тишинском переулке — 65,6 млн руб.

Бизнесмены на службе

Связанные с квартирой Рогозина бизнесмены с 2013 г. активно занялись и развитием оборонной промышленности России. Бабаков стал председателем комиссии в Госдуме по правовому обеспечению развития организаций оборонно-промышленного комплекса России. После назначения Рогозина главой Военно-промышленной комиссии при правительстве Бабаков был включен в состав ее коллегии.

Год Нисанов в конце 2012 г. вошел в совет военно-промышленной комиссии при правительстве по развитию государственно-частного партнерства в интересах создания и производства нового поколения вооружений, военной и специальной техники. Также Нисанов вместе с другими миллиардерами стал попечителем Российского военно-исторического общества, учрежденного Минобороны и Минкультуры. Источник, близкий к Рогозину, говорит, что состав совета ВПК формировал министр открытого правительства Михаил Абызов, а попечителей РВИО выбирали на съезде общества. «Приглашения в попечительский совет направлял частично я, частично приглашал Рогозин, частично совет собрался сам. По зову сердца пришли», — рассказывал в интервью РБК министр культуры Владимир Мединский.

По данным РБК, РВИО в основном существует на бюджетные средства — в 2015 г. оно получило субсидию Минкультуры в 325 млн руб., по 100-150 млн руб. жертвуют меценаты.

В 2014 г. Рогозин и Мединский учредили еще и фонд целевого капитала РВИО, поставив задачу собрать в него за 2015 г. 1 млрд руб. Данных по прошлому году нет. В 2014 г., по данным фонда, шесть юридических лиц пожертвовали 389 млн руб. и около 3 млн руб — два неназванных физических лица.

***

Просторно жить

480,9 кв. м — площадь квартиры в собственности Дениса Мантурова

367,8 кв. м — площадь квартиры, принадлежащей премьеру Дмитрию Медведеву

336,2 кв. м — площадь квартиры в пользовании двух несовершеннолетних сыновей министра транспорта Максима Соколова​

317,9 кв. м — площадь квартиры, принадлежащей жене министра Михаила Абызова

***

"Ну, бредятина. Ну..."

Версия Рогозина

Оригинал этого материала
© "Эхо Москвы", 11.04.2016, Арсенал: Дмитрий Рогозин

[...]

А.Нарышкин
— Продолжается эфир программы «Арсенал», мы сегодня вещаем из Роскосмоса. Здесь Алексей Венедиктов, Алексей Нарышкин, ну и вице-премьер Дмитрий Рогозин. Всем здравствуйте еще раз. Алексей Алексеевич?

А.Венедиктов
— Дмитрий, последнее время ваше имя стало появляться не только связанное с ВПК, но и в том, что называется «квартирными скандалами». Могли бы прояснить эту историю? Прежде всего она состоит для меня из двух частей. Первая история — как вы смогли приватизировать вашу квартиру в Большом Тишинском переулке? Она была служебная?

Д.Рогозин
— Вся эта история мне напоминает сцену, когда, помните, заходит Швондер с этой женщиной, похожей на мужчину, к профессору Преображенскому и требует разделить его квартиру. И когда он спрашивает «А где же я буду работать?» — «Ну как? В спальне — там и работай».

А.Венедиктов
— Тем не менее, высокопоставленный чиновник.

Д.Рогозин
— Да. Значит, высокопоставленный чиновник…

А.Венедиктов
— Репутация очень важна и для вашей отрасли, чтобы ему доверяли или не доверяли.

Д.Рогозин
— Хорошо, Алексей…

А.Венедиктов
— Жулик, не жулик, короче?

Д.Рогозин
— Да, да. Ну, смотрите. Я занимаюсь вопросами крайне чувствительными, да? Оборона, безопасность, космос и так далее. Очевидно совершенно, что чиновники такого уровня и в такой позиции находятся под самым пристальным контролем специальных служб, налоговых и так далее. Понятно, да? В том числе я вхожу и в президиум Комиссии при президенте по борьбе с коррупцией. Поэтому я, конечно, мог бы, когда появились эти все сообщения… Кстати, а Transparency International, интересно, они чего-то такое написали… Я днем прочел, но решил не реагировать, но подумал «Какое-то недоразумение».

А вечером выхожу с совещания, смотрю, так, первая новость на «Яндексе» и…

А.Венедиктов
— Да. Это понятно.

Д.Рогозин
— Да. Оказывается, я еще обрушил их сайт (значит, получилось так). То есть они, видимо, еще заблокировали свой собственный сайт для того, чтобы привлечь внимание.

А.Венедиктов
— Нет, ну, ладно. Все-таки, если по сути.

Д.Рогозин
— Ну, бог с ней, это технологии. По сути, я работал 4 года послом России. Уехал туда, там был обеспечен служебным…

А.Венедиктов
— В Брюсселе.

Д.Рогозин
— Да, в Брюсселе. ...служебным помещением, жильем, жил в резиденции посла, был послом. И когда вдруг был отозван и назначен в правительство, у меня не было никакого жилья.

А.Венедиктов
— Ну, что такое «никакого»? Вы же до этого где-то жили?

Д.Рогозин
— Нет, ну я, так сказать… У меня была квартира, я ее продал еще до Брюсселя.

А.Венедиктов
— А. До отъезда. Так?

Д.Рогозин
— Да. Ну, она небольшая была квартира, но, тем не менее, я ее реализовал. В итоге я когда вернулся неожиданно, я вообще оказался без жилья. Ни квартиры, ни дачи, ничего. Очевидно совершенно, я должен был обратиться. Я обратился к руководству правительства с просьбой предоставить мне как высокопоставленному чиновнику жилье.

А.Венедиктов
— «Служебная квартира» называется, да?

Д.Рогозин
— Это не служебная квартира.

А.Венедиктов
— А что это?

Д.Рогозин
— Служебная квартира — ее нельзя приватизировать по закону. Это была квартира, предоставленная мне уже в личное пользование.

А.Венедиктов
— В пользование?

Д.Рогозин
— Да. И, соответственно, я имел полное право на ее приватизацию, что я, конечно, и сделал, и надеялся там жить. Дом очень хороший.

А.Венедиктов
— Это право вот этим законом о приватизации жилья?

Д.Рогозин
— Да-да-да. Это до 1 марта… По-моему, это 2013-й год был. Соответственно, я этим правом воспользовался как любой другой гражданин Российской Федерации, и…

А.Венедиктов
— Это была единственная ваша квартира в Москве на это время.

Д.Рогозин
— Да, да, естественно. Значит, после этого…

А.Венедиктов
— Вот это Тишинский переулок, мы говорим?

Д.Рогозин
— Да. Хороший дом. Очень серьезный дом Управления делами, с серьезными соседями, такой, престижный. Там этажность, Центральный округ. Ну, то есть хорошая квартира. Но! Нам нужно было переехать ближе…

А.Венедиктов
— «Нам»?

Д.Рогозин
— Ну, мне с супругой. Ближе к детям. Они жили в районе, вот, уже Матвеевское. И дети пошли в школу — они учились в Крылатском. Поэтому мы решили найти вариант, где можно было бы…

А.Венедиктов
— Подождите. Дети — это внуки?

Д.Рогозин
— Ну, сын и трое внуков.

А.Венедиктов
— Внуки? Нет, ну, в школу-то не сын.

Д.Рогозин
— Ну, конечно, да.

А.Венедиктов
— Нет, ну просто чтобы было понятно.

Д.Рогозин
— Да. Сын, жена его, то есть моя невестка, и трое их детей, мои внуки. Итого 7 человек. Вот, мы, соответственно, искали вариант, где можно было бы взять 2 квартиры, совмещенные фактически как одна. Мы такую квартиру нашли.

То есть вот та квартира, по поводу которой идут спекуляции, это…

А.Венедиктов
— Это вторая квартира.

Д.Рогозин
— Это одна квартира, которая состоит из двух соединенных квартир. Соответственно, поскольку она, все-таки, нижний этаж, то есть это цоколь, полуподвал и, значит, первый этаж. Но супруга хотела такую квартиру, потому что ей нужна была еще музыкальная студия. Она пишет песни, она автор и музыки, и слов, сейчас ее песни стали востребованы. Я очень рад этому, тому, что у нее получается. Поэтому мы искали вариант, при котором можно было бы, не мешая соседям, ей записывать, конечно, песни и так далее.

В результате мы нашли такой вариант.

А.Венедиктов
— И вы съехались?

Д.Рогозин
— Да, мы съехались. И мы… Я поменял квартиру, которую я приватизировал на Тишинке, вот эту престижную квартиру с ремонтом, на квартиру, которая была большей жилплощадью, но ее владелец согласился на обмен, потому что ему, ну, хотелось по какой-то причине переехать в центр, в дом, где он счел для себя наиболее приятным свою жизнь дальнейшую.

Я, конечно, с ними не общался, мы общались… Как обычно это мы делаем через юриста-риэлтора, они нашли…

А.Венедиктов
— То есть вы его не знали?

Д.Рогозин
— Ну, откуда я знал? Конечно.

А.Венедиктов
— И его бизнес вы не знали?

Д.Рогозин
— Ну, у него никакого бизнеса, наверное, и нет.

А.Венедиктов
— Ну, я не знаю.

Д.Рогозин
— А, может, какой-то есть. Но, по крайней мере, точно со мной не связан. То есть здесь вообще заподозрить это было бы, ну, в высшей степени, во-первых, глупо и подло.

А.Нарышкин
— Но нынешняя квартира рядом с Кутузовским — она же гораздо больше, чем в Тишинском переулке. Как вы ее меняли? С доплатой, без?

Д.Рогозин
— Нет-нет, без доплаты, конечно, потому что если доплата была бы, я бы обязательно ее отразил бы, естественно. Но понимаете, в чем дело? Цифры, которые фигурируют во всех этих так называемых разоблачениях, они, конечно, тоже от балды.

А.Венедиктов
— Что такое «от балды»? Там неправильные цифры?

Д.Рогозин
— Слушайте, ну, давайте так. Если там они указали, что эта квартира стоит 500 миллионов рублей, давайте я ее продам за 450 со скидкой тому, кто сказал, что она стоит 500 миллионов. Ну, она не стоит таких денег. Это бред! Глупость какая-то!

А.Нарышкин
— А вы оценивали ее?

Д.Рогозин
— Ну, в документах мены стоит сумма в 31 миллион рублей.

А.Нарышкин
— Кадастровая стоимость квартиры?

А.Венедиктов
— Это кадастровая стоимость, да?

Д.Рогозин
— Ну, конечно. Но, на самом деле, рыночной стоимости у этих квартир нет. Это квартира Управления делами.

А.Венедиктов
— Вы имеете в виду в Тишинке?

Д.Рогозин
— В Тишинке, да. Она стоит, да, 31 миллион, а та квартира 29 миллионов.

А.Венедиктов
— Это кадастр-кадастр?

Д.Рогозин
— Кадастр на кадастр. 31 и на 29, но там еще 3 места парковки. Поэтому получалось примерно одинаково. И поэтому юрист предложил это сделать просто методом обмена квартиры на квартиру. Это нормальная вещь, когда люди переезжают с окраины в центр, в квартиру меньшей жилплощади, но квартира более престижна, другой этажности, в центре. Ну, очевидно совершенно, что тупо было бы считать так, как посчитали те, кто стали чего-то высказывать какие-то сомнения.

Более того, когда я произвел этот обмен, я, естественно, подал все документы в налоговую, сообщил в Администрацию президента, соответствующее управление, в которое я обязан был сообщить о любых изменениях в своей собственности. Они провели соответствующую проверку и, собственно говоря, вопрос был закрыт.

Однако, примерно через полгода одна из газет заинтересовалась этой информацией. Мне сообщили — я поэтому понимал, что готовится какая-то провокация.

А.Венедиктов
— Ну, почему провокация? В данном случае вы дали ответ тот, который…

Д.Рогозин
— Провокация состояла в том, что Transparency International утверждала, что я скрыл какие-то свои доходы и купил себе квартиры. Я ее не покупал, еще раз говорю, я фактически ее получил от государства как человек, который не имел другой жилплощади. Это была первая моя квартира, полученная от государства.

Когда я был депутатом 11 лет, я ни разу не просил у государства квартиру в отличие от всех остальных, поэтому…

А.Нарышкин
— Вы когда в Twitter’е комментировали эту всю историю, вы написали, в частности, «Попили у вас кровушки, отвлекали от работы» всеми вот этими сообщениями о квартире.

Д.Рогозин
— Ну, конечно. Ну, конечно, неприятно.

А.Нарышкин
— Может быть… Я не знаю, со стороны совет. Может быть, тогда в суд на Transparency International, на Навального?

Д.Рогозин
— Слушайте, ну, вот, что я сейчас буду еще?..

А.Нарышкин
— Ну, они же вас, я не знаю, как-то…

Д.Рогозин
— Мне, вот… Давайте будем или космодром строить, или, значит, с Навальным ходить по судам. Ну, это…

А.Нарышкин
— Не будете. Хорошо.

Д.Рогозин
— Может быть, они просто это и… Поймите, вот, я же знаю этих людей. Я тоже, ведь, веду социальные сети, там мои помощники мне помогают. Я тоже навел справки по поводу тех людей, кто занимался так называемым этим расследованием. Я знаю, что они идут на выборы. Я их понимаю. Ну, им нужен… [...]

А.Венедиктов
— Вот у меня еще один вопрос — он частично касается Алексея, вашего сына. Он заключается в том, что речь идет о компании, которая называется Интертрест. Это компания, которая по гособоронзаказу выигрывала в последнее время с 2013 года более 2 миллиардов рублей тендеры.

Д.Рогозин
— Это читал я, читал.

А.Венедиктов
— Да. Нет, я для слушателей. Директор Интертреста Артем Серебренников входит в руководство Федерации практической стрельбы Московской области, которую возглавляет Алексей Рогозин, сын вице-премьера Дмитрия Рогозина, курирующего Гособоронзаказ. Есть конфликт интересов?

Д.Рогозин
— Алёш, ну, вот, читал я. Я вообще…

А.Венедиктов
— Не, есть конфликт интересов?

Д.Рогозин
— Ни малейшего.

А.Венедиктов
— Почему?

Д.Рогозин
— Бред сивой кобылы.

А.Венедиктов
— Бред в чем?

Д.Рогозин
— Объясню.

А.Венедиктов
— Что здесь не так?

Д.Рогозин
— Объясню. Вот, в одной уважаемой газете, которой я являюсь сам читателем, было написано «Десантник изнасиловал школьницу». Начинаем выяснять, значит, что за десантник? Этот парень служил срочную службу в ВДВ, потом, значит, прошло там 15 лет и, вот, произошла эта крайне неприятная, ужасная история.

Но! Возникает вопрос, какое этот парень имеет отношение к десантникам, да? Значит, можно было бы написать так «Читатель уважаемой, значит, газеты, которая об этом написала, значит, постоянный читатель этой газеты изнасиловал школьницу». Слушайте, ну да. Но я возглавляю попечительский совет Федерации практической стрельбы. У нас там десятки тысяч, значит, стрелков. И я возглавляю также попечительский совет Федерации самбо. Ну, наверняка, среди самбистов тоже есть какие-то ребята, которые занимаются, значит, или какую-то фирму имеют, или что-то еще…

А.Венедиктов
— Нет, ты же знаешь мое занудство.

Д.Рогозин
— Да.

А.Венедиктов
— Речь идет о том, что 7 человек входит в президиум Московской области, вот этой Федерации практической стрельбы.

Д.Рогозин
— Да.

А.Венедиктов
— Среди них твой сын Алексей и вот этот Артем Серебренников, который Генеральный директор вот этого Интертреста

Д.Рогозин
— И что дальше-то?

А.Венедиктов
— Это конфликт интересов? И он получает заказы…

Д.Рогозин
— У кого?

А.Венедиктов
— У тебя.

Д.Рогозин
— У меня?

А.Венедиктов
— Ну, гособоронзаказ на 2 миллиарда.

Д.Рогозин
— Слушайте, гособоронзаказ — я не распределяю гособоронзаказ. Гособоронзаказ распределяет Министерство обороны, которое напрямую подчиняется президенту Российской Федерации. Понимаете, чем занимается вице-премьер, который отвечает в правительстве за Гособоронзаказ? Контроль за исполнением Государственного оборонного заказа. То есть макроэкономические показатели хозяйственно-экономической деятельности крупных компаний государственных — я за это отвечаю. Вы что думаете, я занимаюсь какой-то вот такой чепухой, понимаете, какими-то фирмочками, которые там чего-то?...

А.Венедиктов
— Подожди секундочку. Я должен задать вопрос… Секундочку. Я понимаю, что 2 миллиарда рублей — это большие деньги.

Д.Рогозин
— Ну, я не знаю. Наверное.

А.Венедиктов
— В этой связи. Поскольку Интертрест зарегистрирован в оффшоре на Британских Виргинских островах, вопрос: Алексей или ты имеешь отношение к бенефициарию этого оффшора на Виргинских островах?

Д.Рогозин
— Ну, бредятина. Ну…

А.Венедиктов
— Имеешь отношение?

Д.Рогозин
— Да нет, конечно же!

А.Венедиктов
— Ну, так и скажи, господи.

Д.Рогозин
— Ну, что за бред? Ну…

А.Венедиктов
— Это вопрос, нет. Это нигде нет утверждения.

Д.Рогозин
— Слушай, ну, вы найдите мне…

А.Венедиктов
— Вопрос.

Д.Рогозин
— Ну, вот, еще раз говорю. Ну, потому что смешно. Я, знаете, что в смске, когда мне сын прислал эту публикацию?..

А.Венедиктов
— Да?

Д.Рогозин
— Он мне прислал смску, ссылку на эту публикацию, и он написал «Придурки».

А.Венедиктов
— (НЕРАЗБОРЧИВО)?

Д.Рогозин
— Ну, вот, сына, видимо, тоже достали уже эти все вещи. [...]

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Квартира за полмиллиарда
Квартирная двухходовочка
Обменялся с менеджером Илиева
Квартирный офшор Рогозина
Недоплатил 16,5 млн налога

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+