Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

 

За банкротство Межпромбанка с его бывшего хозяина АСВ требует взыскать 68,5 млрд руб.

Оригинал этого материала
© "Ведомости", 09.12.2013, Фото: ИТАР-ТАСС

Сергей Пугачев сделал выводы

Татьяна Воронова

Compromat.Ru
Сергей Пугачев
«Ведомостям» удалось ознакомиться с исковым заявлением конкурсного управляющего Межпромбанком — АСВ — к Пугачеву и трем бывшим руководителям банка. Бывшие предправления Межпромбанка Александр Диденко (о материалах знает, но отказался от комментариев), Алексей Злобин и Марина Илларионова (с ними вчера связаться не удалось) привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам банка. Общая сумма претензий — 75,7 млрд руб.: основную сумму в 68,5 млрд будут взыскивать с Пугачева и Илларионовой, оставшиеся 7,2 млрд — со Злобина и Диденко.

Основную причину банкротства банка АСВ видит в том, что Илларионова, последний руководитель банка (избрана на должность 2 августа по единоличному решению собственника), «по прямому указанию Пугачева» 6 августа 2010 г. расторгла договоры о залогах по кредитам на 68,5 млрд руб. Через два месяца Межпромбанк лишился лицензии.

Пугачев выстроил многоуровневую структуру владения банком, используя пять офшорных компаний, зарегистрированных по одному адресу. Конечной материнской компанией банка была новозеландская OPK Trust Company, а контролировал компанию «первоначальный протектор», говорится в заявлении АСВ. Им в 2003 г. стал Пугачев, который «имел возможность давать обязательные для банка указания и определять принимаемые им решения», отмечается в документе.

С 2009 г. норматив достаточности капитала банка был отрицательным — треть кредитного портфеля, или 56 млрд руб., выданных 49 заемщикам, были безнадежными (низшая, V категория качества, предусматривающая 100%-ное резервирование), хотя банк относил их к I-III категориям. К ноябрю 2013 г. ни по одному из них обязательства перед банком не были исполнены, отмечает АСВ: взыскать долги не получилось, потому что у заемщиков не оказалось «ни счетов, ни имущества».

С июля 2009 г. и до отзыва лицензии Диденко и Злобин скрывали реальное финансовое положение Межпромбанка и не обращались ни в совет директоров, ни в ЦБ, чтобы предотвратить его банкротство, считает АСВ.

Если бы руководители надлежащим образом оценивали риски, то пришли бы к «единственно возможному выводу о заведомо невозвратном характере этих кредитов» и необходимости доначислить резервы. АСВ также ссылается на результаты проверки Межпромбанка, которую ЦБ проводил с октября 2008 г. по сентябрь 2009 г., из которых следует, что из-за неадекватной оценки рисков необходимо доначислять резервы, вследствие чего капитал банка уйдет в минус: в начале 2009 г. — на 10,2 млрд руб. Позже банк уменьшал минус: капитал был отрицательным на 6,8 млрд руб. в октябре 2009 г. и на 6,4 млрд в ноябре 2009 г. Акт проверки, как следует из материалов дела о банкротстве, подписывал Диденко.

Очевидно, что руководителей в данном случае привлекают в качестве ответчиков, чтобы получить от них все необходимые сведения и доказательства происходившего, которые они вынуждены будут сообщить, дабы защитить себя от имущественной ответственности, а не для того, чтобы фактически взыскать с них денежные средства, считает партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай. Использование аргумента о подписании акта проверки ЦБ не может свидетельствовать о виновных действиях менеджера, говорит он, в международной практике используются не только формальные доказательства, но и обстоятельства.

АСВ также считает основной причиной банкротства банка расторжение Илларионовой договоров залога. Главные из них — обеспечение по кредитам Енисейской промышленной компании (10 договоров залога стоимостью 14,6 млрд руб.) и кипрской OPK Mining (120 договоров стоимостью 77 млрд). Все 65 компаний, получивших эти кредиты, также были неплатежеспособными — имущества, которое можно было бы взыскать и погасить долг, и у них не оказалось, отмечает АСВ.

Из-за этого банк был лишен возможности истребовать по долгам залоговое имущество, стоимость которого существенно превышала размер задолженности, резюмирует агентство: если бы залоги не были выведены из-под обременения, за счет них можно было бы удовлетворить основную массу (85,7%) требований кредиторов.

Все сделки по выводу залогов АСВ оспорило еще в прошлом году, следует из материалов, размещенных на сайте арбитражного суда, который квалифицировал их как «совершенные при недобросовестном поведении сторон».

Задолженность Межпромбанка перед кредиторами к ноябрю 2013 г. превышает 79,9 млрд руб. Крупнейшие из них — ЦБ, которому банк должен более 30 млрд руб., «Северсталь», ОКБ им. Сухого (по 4 млрд) и держатели евробондов на 200 млн евро и $200 млн. Все они стоят в третьей очереди.

Связаться с представителем Пугачева не удалось.

***

Эффект неожиданности

Эльвира Набиуллина
Председатель ЦБ

«Есть вероятность, что когда банк будет предупрежден об отзыве лицензии, то недобросовестный собственник или менеджеры начнут уводить активы, расплачиваясь с приближенными клиентами <...> Оперативное решение отозвать лицензию у Мастер-банка позволило сохранить на счетах 11 млрд руб.».

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Как умирал Межпромбанк
Уг. дело по факту банкротства
Банк одного клиента
Межпромбанк спасла дружба
Схема краха
Разоряли ссудами для "своих"
Пугачева берут за замок
Пугачев сделал выводы
Иск на 75 млрд руб. удовлетворен
Пугачева сдали свои
Уг.дело за невозврат 64 млрд
Арест активов на £1,171 млрд
Арест вилл, шале и яхты
Швейцария заморозила $700 млн
Пугачеву выворачивают трасты
Мнимые новозеландские трасты
Пугачев давит пиаром
Перевел стрелки на ЦБ
Пугачев vs Мирошников
Амунц и Диденко в деле МПБ
Приговор Амунцу – 7 лет
Диденко получил 3 года условно
"Прачечная" Межпромбанка  +

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+