Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", 11.05.2007

Подрывной авторитет МГУ. Часть первая

Роман Федоров

15 марта сотрудники ГУВД Москвы задержали активиста НБП Михаила Шилина. Милиционеры подозревают Шилина, а также его соратников по партии в причастности к серии взрывов в общежитии главного здания МГУ на Воробьевых горах 

Первый взрыв прогремел в общежитии МГУ в ноябре прошлого года, второй – в январе нынешнего. Бытовая версия была признана несостоятельной сразу – сотрудники милиции обнаружили на месте взрыва (первого и второго) самодельное взрывное устройство. Вскоре следователям удалось установить подозреваемых в причастности к взрывам в общежитии. Кроме того, по сообщениям газеты «Коммерсантъ», сразу после второго взрыва в аэропорту Домодедово были задержаны четверо активистов Национал-большевистской партии и «Авангарда красной молодежи». Их допросили в качестве свидетелей и сразу отпустили. По данным того же издания, Эдуард Лимонов отрицает причастность нацболов к серии взрывов в МГУ, а все действия милиции направлены на ликвидацию партии. 

Мы попытались разобраться в деле о взрывах в общежитии главного университета страны, однако в ходе нашего собственного расследования выяснилось, что стены МГУ скрывают множество секретов, и участившиеся в последнее время происшествия в столичном ВУЗе лишний раз это доказывают. 

По злачным местам научной высотки

Несчастья, преследующие МГУ со зловещей регулярностью, в последнее время все чаще появляются на страницах газет и экранах телевизоров. Для того чтобы понять, как в главном ВУЗе страны, расположенном в центре Москвы, могли произойти все эти чудовищные трагедии, унесшие жизни людей, необходимо знать, что представляет собой университет со всей его инфраструктурой.

Главное здание (ГЗ) университета состоит из 35 этажей и шпиля, а также трехъярусного подвала. Под главным зданием расположены просторные, никому не нужные свободные помещения. Как сказано в одной из статей, опубликованной на сайте www.mmforce.net и посвященной истории ГЗ, попасть туда нетрудно: «Подвал – это система коридоров и отходящих от них комнат. Полы в некоторых залиты водой и зеленоватой жижей. Но вентиляция функционирует, и почти везде есть свет. Должно быть, раньше здесь размещалось бомбоубежище. Сейчас здесь – грандиозная помойка, периодически навещаемая студентами. Все, что можно было разгромить – разгромлено, что нельзя – тоже. Под ногами хрустят разбитые мензурки. Валяются искореженные дозиметры. Омерзительными кучами лежат противогазы. Стены украшают продукты остроумия искателей приключений. Вдоль стен – стеллажи, на которых, видимо, положено пережидать ядерную войну. Двери толщиной 20 сантиметров, затягивающиеся вентилями, намертво заклинило в раскрытом состоянии. В каждой комнате – свалка ящиков, коробочек, пакетиков, ампул с неизвестным содержимым. Здесь доживают свой долгий век бесполезные химикаты и испорченные приборы. Здесь валяются почерневшие стенды с уроков защиты населения. 

На то, чтобы освещать, отапливать и вентилировать эти помещения, средства находятся. А вот на то, чтобы очистить, запереть и использовать – нет. А, может, про свалку просто забыли. Да и мало ли забот помимо нее». 

Говорят, что третий ярус подвала МГУ – это зона ФСБ. Последняя чистка этого помещения проводилась в 1985 году перед Всемирным Фестивалем, в ходе которой обнаружили два трупа, имена и фамилии засекречены. Сами понимаете – ФСБ. 

Вообще таких засекреченных помещений в МГУ масса. Например, под актовым залом было одно такое, которое во времена «сухого закона» служило банкетным залом для высоких гостей. 

Но самое интересное то, что весь этот комплекс построен на местности, где о каком-либо строительстве не могло быть и речи. Это подтверждает не одобренный в свое время проект постройки храма Христа-Спасителя. Строительство не началось по причине слабого грунта, который не мог выдержать крупного здания. Но то, что не сделали царские архитекторы, под чутким руководством вождя Иосифа Сталина создали пролетарии. И слабый грунт не стал помехой, для этого, вырыв огромный фундамент, строители залили его жидким азотом, поставив на это все холодильные установки, которые впоследствии стали третьим ярусом подвала ГЗ МГУ. Поэтому этой зоне присвоен статус «секретная», и если вдруг что-либо произойдет с холодильными установками, весь комплекс уплывет в Москву-реку. 

Одной из составляющей инфраструктуры является общежитие ГЗ МГУ. Общежитие занимает все помещения главного здания, кроме его центральной части. Всего, если включить сюда башни, общежитие состоит из 26 этажей. Необходимо отметить, что данные жилые помещения долгое время не подвергались какому-либо ремонту, либо он был весьма вялотекущим. Однако попытки провести косметический ремонт, сами понимаете, не годятся. Такие сооружения требуют капитального ремонта хотя бы раз в пятилетку. По словам обитателей, состояние общежития оставляет желать лучшего. 

Горим? Не горим?

Пожар в ГЗ МГУ произошел год назад, 21 апреля. В 5 утра на 14 этаже сектора «В» загорелся пожарный шкаф. Через несколько минут на 12 этаже этого же корпуса произошел пожар общей площадью возгорания более 200 кв.м. При пожаре погибли два человека: выпускница аспирантуры физического факультета, к.ф.- м.н. Наталия Николаева и студент 4 курса того же факультета Владимир Маркин. Пятеро студентов были госпитализированы. 

Среди студентов ходит множество слухов о версиях произошедшего пожара, так как официальные материалы следствия не разглашаются. Первоначально выдвигалась версия о неисправности проводки. Однако после того как стали вскрываться всевозможные детали и подробности, жильцы общежития единодушно решили, что все-таки был поджог. Это мнение утвердилось и стало окончательным. 

Согласно заявлению пресс-службы МГУ, мероприятия по эвакуации и тушению пожара прошли скоординировано. Вовремя сработала система оповещения, коменданты совместно с пожарными и милицией, используя мегафоны, обходили все комнаты и выводили людей, паники не наблюдалось. Однако свидетельства потерпевших и очевидцев, которые мы обнаружили на сайте www.msu.com.ru, говорят об ином. 

Так из одного емкого материала студента МГУ, находящегося в момент пожара в общежитии понятно, что проснулись жители корпуса «В» через 25 минут после начала пожара от криков соседей-студентов, а не от системы оповещения. К этому времени пожар успел распространиться, а коменданты (бабули-одуванчики) только стояли и кричали, не покидая боевого поста, мол, тушите пожар и будите всех. Кто-то в коридорах носился с ведрами, но никому не было дела до спящих. Все те же коменданты на резонный вопрос, где находятся огнетушители, отвечали, что не знают. Не знали бабули и как отключить электричество. Заметьте, это люди, которые наверняка подписывали противопожарные инструкции. Студенты собственноручно обесточили провода. Однако потушить пожар своими силами не удалось – оказалось, что длина рукава пожарного крана недостаточна. 

По свидетельству очевидцев, пожарные появились только к 5:50. В 6:10 на 11 этаже общежития стало капать с потолка: «Пожар потушен» – вздохнули с облегчением жители. Но для пострадавших все самое страшное только начиналось. 

Нам удалось поговорить с Игорем Лютиковым, мужем погибшей при пожаре Наталии Николаевой. «Спустя двое суток после пожара, то есть 23 апреля 2006, я обнаружил остатки дамской сумочки и некоторых личных вещей Наталии точно в том месте, где было обнаружено тело. Представляете, с какой «скрупулёзностью» осматривали место происшествия?!» 

Дальше – больше. Материал для экспертизы на предмет наличия горюче-смазочных веществ был взят в день пожара. Однако, по словам Игоря, пробы были взяты с какими- то нарушениями, поэтому потребовалась дополнительная экспертиза. 26 апреля, спустя 5 дней после пожара, пробы взяли еще раз, хотя работы по расчистке горевшего этажа начались за два дня до этого. Естественно, часть материала была утрачена, а остальная перемещена от первоначального местоположения. 

«Есть еще пункты, весьма серьезных нарушений, но – нельзя, – говорит Игорь. – По моему мнению, на начальном этапе Прокуратура ЗАО, в лице следователя Крылова И.В., практически не занималась расследованием этого пожара. Факты порождают это мнение. Смотрите, до нашего появления с адвокатом (спустя 20 дней после трагедии) ни я, ни родители погибших, ни ещё кто-либо не был опрошен по делу, за исключением предварительного опроса в день пожара. Только наше появление стимулировало некоторые действия – была приглашена мать Наталии Николаевой для дачи показаний и признания ее потерпевшей. Хотя постановление датировано 28 апреля, но в действительности это произошло 18 мая. Следователь не позволил мне представлять интересы потерпевшей стороны. Добивался я этого права в течение пяти месяцев путем обжалования действия следователя в вышестоящие инстанции и судебные органы. В конце концов, спустя 5 месяцев, Дорогомиловский районный суд вынес свое решение, обязывающее следователя признать мои права и исправить процессуальную ошибку. 

На 16 июня не было результатов ни одной экспертизы, хотя до окончания срока предварительного следствия, определенного законом, оставалось 5 дней. Естественно, ни подозреваемых, ни обвиняемых в деле не было. 

Приходилось самому выдвигать версии, находить свидетелей, ходатайствовать об их допросах. В то время как самим следствием, за исключением людей давших объяснения в день пожара в 6 ОВД, свидетели не привлекались. А основная часть данных объяснений в то время спокойно хранилась в 6 ОВД и интереса к ним прокуратура не проявляла». 

Кстати, надо сказать, что пожары происходили в общежитии ГЗ МГУ и до этого. Бывший начальник общежития даже был уволен из-за пожара и имеет судимость (из-за предыдущего пожара на него завели уголовное дело). После этого самого пожара в общежитии установили дорогущую систему оповещения, которая не сработала во время вышеописанного случая, точнее сработала, но неэффективно – ее никто не слышал. Интересная деталь. Систему оповещения «тестировали» на фактор срабатывания (хулиганы-поджигатели или просто студенты) незадолго до самого пожара. «Щупали» систему оповещения оригинально – поджигали пожарный кран на 17 этаже. Тогда на 17 этаже сработала сигнализация, лифты, как положено, опустились на 1 этаж и отключились. Сигнал поступил на пульт, а вот система оповещения не сработала. Руководство никаких мер по усилению безопасности не приняло. Игорь Лютиков считает, что в администрации понимали, что поджигают специально, так как за неделю до поджога на 17 этаже произошли возгорания на факультетах МГУ (физфак, химфак), даже поджигателей видели. Но дорогостоящая система оповещения почему-то не сработала, а руководство даже не удосужилось проверить это. 

Очевидцы и потерпевшие узнавали о пожаре, в котором погибли люди, через что угодно, только не через систему оповещения. Неужели такая дорогая техника не могла обеспечить безопасность? Или поставили ту, что попроще? 

После трагических событий в общежитии университета произошло большое количество изменений. Проводились встречи ректора и начальника общежития со студентами, на которых студенты задавали конкретные вопросы, заставляя краснеть университетское руководство. После встречи был выпущен документ, в котором указывались распоряжения ректора в отношении принятия мер после пожара. Увеличили количество охраны, они дежурили с 8 вечера до 8 утра на каждом этаже общежития. Как выяснилось совсем скоро, принятые меры безопасность не обеспечили. Через некоторое время в общежитии в этом же корпусе прогремел взрыв. 

Взрывная волна университетского переполоха

Первый взрыв прогремел в пожарном шкафу на 3 этаже сектора «В» 25 ноября 2006 года. В тот день обнаружили две бомбы: одну на 3 этаже (50 граммов тротила), которая взорвалась, другую на 9 (500 граммов тротила), не успевшую сдетонировать. Версий, как водится, было множество. А виновных опять не нашли. 

После первого взрыва были предприняты меры по усилению работы охраны, было введено круглосуточное дежурство. Приняли новые правила для прохода в общежитие: каждому проходящему в общежитие нужно было предъявить паспорт, который ксерокопировали и вносили в компьютерную базу. 

В общежитии на проходной была установлена система видео наблюдения. Говорят, что камеры есть по всему общежитию (на каждом этаже по три штуки). Записи высокого качества хранятся не более суток. Но как ни записывали на видео, как ни усиливали охрану и систему прохода в общежитие, все равно, спустя несколько месяцев, снова прогремел взрыв. 

Второй взрыв произошел в лестничном пролете между 15 и 16 этажами того же сектора «В». Взрыв произошел в невидимом для охраны месте. По словам проживающего на тот момент в общежитии студента физфака МГУ, согласившегося рассказать нам о взрыве на условиях анонимности, проснулся он от хлопка, выглянул в коридор, почувствовал запах пороха, но из комнаты выходить не стал. Тем более что эвакуировать никого не собирались. «Нам говорили сидеть в комнатах. Я слышал, как сотрудники, прибывшие на место происшествия, говорили про записку с телефоном, которая впоследствии послужила поводом для задержания активиста НБП, – рассказывает наш собеседник. – Говорят, что после взрыва нашли сигарету, а на ней остатки слюны, которую взяли на анализ ДНК. У некоторых студентов взяли кровь на анализ ДНК. Многих допросили сотрудники ФСБ, ГСУ при ГУВД и ОВД МГУ. Сотрудники ФСБ расспрашивали быстро, а вот уголовный розыск и ОВД допрашивали достаточно долгое время». 

Вернемся к информации о задержании одного из активистов НБП. По данным правоохранительных органов, у задержанных в аэропорту Домодедово, в частности Павла Жеребина, выпускника химфака (!) МГУ, также был взят тест на ДНК. Вероятно, его результаты (которые прессе, естественно, не разглашались) позволили следователям предположить, что Жеребин со своими соратниками причастны к взрыву в общежитии университета. Кстати, после того как Жеребин был допрошен в качестве свидетеля, его отпустили. После задержания Михаила Шилина, которого правоохранительные органы также подозревают в причастности к преступлению, следователи вновь заинтересовались личностью Жеребина. Однако на этот раз задержать его не удалось. 

Игорь Лютиков говорит, что после взрыва его также задерживали для дачи свидетельских показаний. Игоря провели в кабинет следователя (хотя он явился для дачи свидетельских показаний как представитель потерпевшего во время пожара), и сообщили, что имеется оперативная информация о его причастности к взрыву в МГУ, и что он должен быть допрошен в качестве свидетеля. 

При этом его фактически задержали: Игорю не позволяли выйти из комнаты и сообщили, что отпустят после того, как он пройдет все следственные действия, которые хотят провести оперативные сотрудники. Все допущенные в ходе допроса нарушения Игорь перечислил в заявлении на имя прокурора ЗАО. Вот только некоторые из них: был нарушен законный порядок вызова на допрос в качестве свидетеля; сотрудники милиции удерживали Игоря в здании УВД примерно в течение 5 часов. Естественно, никто не удосужился разъяснить права и обязанности свидетеля. На допросе присутствовали люди, которые не фигурировали в протоколе допроса – два оперуполномоченных сотрудника 6 отдела МУРа, фамилии которых не были известны. Помимо того, что эти лица незаконно присутствовали при проведении допроса, они проявляли ещё и активное участие в нем, оказывая на Лютикова моральное давление. Они требовали каких-то непонятных для него «признаний» и «добровольных выдач». 

После допроса Игорю Лютикову было объявлено, что у него будут взяты смывы с рук. Он попросил показать статью УПК РФ, позволяющую производить со свидетелем, без его согласия указанные действия. В просьбе ему отказали, сославшись на то, что в отделении нет текста УПК РФ. 

Далее сотрудникам понадобилось взять кровь для анализа ДНК. Игорь отказался. После чего его уже напрямую обвинили в организации взрывов в общежитии. Якобы Игорь Лютиков решил отомстить за смерть любимой женщины, которой как раз 27 января должно было исполниться 28 лет. Потом следователи предположили, что Игорь таким оригинальным образом хотел отомстить кому- то из руководства университета. «Да, действительно, у меня был конфликт, – говорит Игорь, – но разве кому-то может прийти в голову мысль взрывать из-за этого невинных людей?!» 

В общем, напугали и отпустили. Странно, почему вместо того, чтобы отрабатывать более реальные версии, следователи с таким упорством допрашивали Игоря? 

Наш собеседник считает, что все эти незаконные, непоследовательные, необоснованные действия сотрудников 6 отдела МУРа, являются инструментом запугивания и оказания давления, чтобы он, наконец, отказался представлять интересы 782 студентов, аспирантов и сотрудников университета, подписавшихся под заявлением с требованием возбуждения уголовного дела против чиновников университета, и активного участия в расследовании уголовного дела о взрывах и пожаре. 

У правоохранительных органов относительно второго взрыва две версии. Либо это неудавшийся фейерверк в честь Татьяниного дня, либо студенты так подшутили над своими коллегами. Как интересно. Получается, пока мы с вами не доживем до трагедии 9/11, все будут списывать на хулиганство и шуточки. 

Просьбу прокомментировать ход следствия и версии произошедших взрывов и пожара мы адресовали сотрудникам ОВД МГУ, прокуратуре, а также пресс-службе МГУ. Однако на другом конце трубки от сотрудников 6 ОВД мы услышали – материалы следствия не разглашаются. В прокуратуре – та же история. В пресс-службе университета также сослались на «тайну следствия». Почему никто, кроме самих студентов, не пожелал разговаривать на эту острую и совсем не приятную тему? Тем более что версии у следствия, похоже, есть. Имеются даже подозреваемые, но говорить об этом никто не хочет. Зато студенты университета охотно поделились с нами особенностями системы охраны главного ВУЗа страны. После этих историй вопросов о том, как могли произойти все эти чудовищные трагедии, стало намного меньше. 

От вахтеров-пенсионеров до вневедомственных сотрудников

В МГУ находится огромное количество организаций. У студентов даже бытует мнение, что в МГУ можно жить, не выходя из него – в нем есть все. Естественно, что в университет входит и выходит огромное количество людей. Как бы охрана ни работала, невозможно контролировать каждого человека. Были даже разговоры о том, чтобы поставить электронные турникеты с магнитными ключами, но все это так разговорами и осталось. 

Пока магнитные турникеты остаются фантастикой, обходятся силами охранников. По словам жильцов общежития, в МГУ два кольца охраны. Вообще университет охраняют около 30 ЧОПов, в общежитии работает ЧОП «Русская охрана». Эти организации прошли конкурсный отбор и на законных основаниях охраняют самый большой гранит российской науки. На одном из официальных сайтов о размещении заказов даже есть информация о зарплате охраны МГУ – 65 рублей в час. 

Внешнее кольцо охраны, находится непосредственно у входа на улице, другое, внутреннее, в общежитии и главном корпусе. Чтобы попасть, например, в общежитие нужно обязательно пройти через два кольца охраны. На внешнем кольце сейчас находится вневедомственная охрана. На внутреннем – как был, так и остается ЧОП. После пожара на каждом этаже появилось по одному сотруднику. Представьте себе, два корпуса по 12 этажей, это огромное количество охранников. 

После пожара они стали дежурить с 8 вечера до 8 утра, после первого взрыва дежурство стало круглосуточным с регулярными обходами. На самом деле, по словам обитателей общежития, вместо контроля ближе к утру (с 4 до 7) охранники просто спят, а ведь в это самое время и произошли взрывы и пожар. Некоторые студенты даже делают фото спящих охранников и вывешивают их потом в Интернете. 

Разумеется, подобная система охраны характерна для многих учебных, здравоохранительных, культурных и прочих учреждений страны. То есть тех мест, которые являются потенциально опасными с точки зрения террористической угрозы. И последние события в МГУ и в Российском университете дружбы народов это наглядно продемонстрировали. 

Кстати, крупный пожар, вспыхнувший в одном из корпусов общежития РУДН 24 ноября 2003 года, унес жизни 44 человек, и еще 156 пострадали. Должностным лицам РУДН предъявлены обвинения по ч.3 ст.219 УК РФ (нарушение правил пожарной безопасности). Кроме того, предъявлено обвинение по ч.2 ст.293 УК РФ (халатность) пожарному инспектору, инженеру 1 райотдела госпожнадзора ЮЗАО Москвы Павлу Лонину. Корпус общежития РУДН не соответствовал требованиям правил пожарной безопасности, при этом в него были заселены и проживали персонал и студенты университета, которые не были обучены действиям на случай пожара и должным образом проинструктированы. Очень похоже на свидетельства очевидцев пожара в МГУ, не находите? После трагических событий в РУДН, многие учебные заведения были проверены на предмет противопожарной безопасности, но почему же в МГУ не учли этот печальный опыт? Кроме того, если говорить о простой халатности администрации ВУЗа, это еще полбеды. А если действительно пожар и взрывы были преднамеренны? 

Самый большой срок в виде двух лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении получил Павел Лонин, который был признан виновным по ч.2 ст.293 УК РФ. Проректора по административно-хозяйственной деятельности Евгения Куницына приговорили к полутора годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Геннадий Ермолаев, исполняющий обязанности начальника хозяйственного управления университета, и Аведик Царитов, главный инженер РУДН, получили по три года лишения свободы условно, Алексей Бисеров, заведующий общежитием, – два года и девять месяцев условно. Главному механику РУДН Василию Зиновьеву суд назначил наказание в виде трех лет лишения свободы условно. Вот так, господа, теперь можно делать выводы. 

 




Наверх

Другие материалы раздела:

Подрывной авторитет МГУ.Ч.2
Подрывной авторитет МГУ.Ч.1

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+