Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

 

Борьба с коррупцией силами «пятой колонны»

Бизнес-схема Георгия Сатарова

© "Компромат.Ru", 28.01.2005, "Запретный плод «ИНДЕМа»"

Владимир Корнелюк

Президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров за свою пятнадцатилетнюю политическую карьеру попробовал все: от подковерных игр в Кремле до оппозиционного пиара. Похоже, кредо демократов первой волны стала всеядность.

Недавно впервые политконсультант и пиарщик Георгий Сатаров добавил к своим многочисленным занятиям еще одно – нефтяной лоббист. В принципе, наверное, это последнее амплуа на политической сцене, в котором президент фонда «ИНДЭМ» еще не выступал.

Георгий Сатаров относится к тем немногим людям, которые на любой поставленный вопрос никогда не отвечают: «Не знаю». Его работой уже многие годы является выдавать на гора комментарий по любой проблеме прошлого, настоящего и будущего. Более того, Георгий Сатаров всегда знает ответы на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?»

Эта уверенность помогла ему выплывать из любых водоворотов и преодолевать большие политические расстояния, как по течению, так и против него.

Большая рыба

В 1990 году, когда на Пушкинской площади возле стендов с полосами «Московских новостей» шумели стихийные дискуссионные клубы, в самом здании «МН» три человека собрались решить вопрос о дальнейшей судьбе демократии в СССР с глубоким научным подходом. Это были люди, которых волне можно было назвать гребнем первой волны демократов в нашей стране: Егор Яковлев, Сергей Станкевич и Георгий Сатаров, 

Тогдашний главный редактор «МН» Егор Яковлев предложил Георгию Сатарову создать в рамках редакции исследовательский Центр, который назвали «ИНДЕМ». В центр пригласили работать политологов, социологов, математиков, историков, программистов. Директором Центра стал Сатаров, а председателем научного совета – Станкевич.

Безусловно, идея была в духе времени: казалось, что именно так и надо заниматься политикой – с математическим подходом, который должен положить конец номенклатурной неразберихе и чиновничьему произволу. Это казалось настолько красивым, что Сергей Станкевич вскоре представил Георгия Сатарова Борису Ельцину.

Ельцину понравился и подход, и Сатаров. Уже в 1991 году его привлекли к первой ответственной работе – на выборы первого президента России. В 1993 году Сатаров становится членом Президентского Совета, а с 1994 – помощником президента, отвечающим за контакты с Федеральным собранием и политическими структурами.

В 1995 году Станкевич был обвинен в получении взятки и был вынужден уехать из страны. Егор Яковлев уже возглавлял «Общую газету». Сатаров, будучи госчиновником, оставался главным и единственным столпом «ИНДЕМа».

В это время основным полем применения научных методов прогнозирования и оценки для «ИНДЕМа» была государственная Дума. Перед выборами 1995 года именно Сатаров посоветовал создать две партии, поддерживающими действующую власть: блок Ивана Рыбкина и «Наш Дом – Россия». В результате голоса тех, кто не хотел голосовать за радикалов и коммунистов оказались размыты и страна еще четыре года жила с Думой, которая не способна была одобрить ни одного реформаторского закона.

Другой сферой приложения сил фонда «ИНДЕМ» стало партстроительство. Кроме создания программного продукта, который позволял бы определять на анализе документов, чем одна партия отличается от другой, Сатаров занялся и политконсультированием этих самых партий. В принципе, тем же самым занимается сейчас, например, Глеб Павловский (и еще ряд пиар-политиков). Но ни до, ни после Сатарова, ни один даже самый известный политконсультант так и не был удостоен чести работать в штате Администрации президента.

Услуги Центра заключались в снабжении партий необходимой программной документацией. Среди консультируемых были «Демократическая партия России», движение «Выбор России», Экологическое движение «Кедр», Республиканская партия РФ, движение «Наш дом – Россия», «Россия – Новый курс» и многие другие. Видимо, поэтому большинство российских партий, плодившихся в то время, невозможно было в итоге отличить друг от друга: их программы и даже заявления их лидеров готовились в одном котле – Центре «ИНДЕМ».

Как правило, создавались эти структуры не столько для привлечения в свои ряды широких общественных масс, сколько в «политтехнологических» целях или для того, чтобы обеспечить место в ельцинском истеблишменте руководителям этих партий. У них не вызывало вопросов, почему глава Администрации президента Сергей Филатов настоятельно рекомендует обращаться за политконсультированием именно в «ИНДЭМ». Высокие расценки за партдокументацию казались не такой большой платой за пропуск на политический Олимп. В свою очередь Центр начислял главе аппарата Филатова Александру Андрееву (опять-таки – за политконсультирование) по десять тысяч долларов в месяц.

Сам Георгий Сатаров признает только два факта «использования своего служебного положения» -- то есть того, что «ИНДЕМ» получал заказы напрямую от Администрации в то время, когда Сатаров в ней трудился. Первым случаем он называет составление прогнозов на выборы 1996 года (прогнозировать тогда можно было только выиграет Ельцин в первом туре или все-таки во втором). Также Сатаров говорит о том, что один заказ от Администрации получил сотрудник его Центра – на составление математических моделей коррупции.

Подсказывать формулы для составления таких моделей Сатаров уже вполне мог, основываясь на конкретных цифрах из собственного опыта. Общий объем средств, полученных «ИНДЕМом» на «сброшенных» из Администрации заказах по «политконсультированию» партий, оценивается в полтора миллионов долларов. Надо напомнить, что все это происходило еще до истории с коробкой из-под ксерокса, которая задала стандарты того, сколько должны стоить в России политтехнологии. Но к тем полутора миллионам нужно добавить еще и полмиллиона, которые получил «ИНДЕМ» от соратника Сатарова Владимира Шумейко за консультации его партии «Россия – Новый курс».

Самым же большим заказом, полученным «ИНДЕМом» Сатарова от Администрации в то время, когда он там работал, называют подготовку предвыборных документов президента Ельцина. Чтобы освоить выделенные три миллиона долларов, пришлось создавать целую экспертную комиссию при группе помощников президента. В качестве пайщиков того предвыборного консультатативного пирога, кроме Филатова, Сатарова и Андреева, называют еще и главного конкурента тогдашнего руководителя Администрации – Виктора Илюшина. Из чего сам собой напрашивается вывод, что решение о том, как должны распределяться средства, выплачиваемых за мудрость и математическую точность рекомендаций «ИНДЕМа», принималось на самом верху.

К 1996 году научные рекомендации и разработки ученых, скорее всего, оказались просто удобным продуктом, под которые можно было осваивать средства. Конечно, никакого ноу-хау в этом не было. А по сравнению с тем, как на губернаторских выборах в последующие годы стали вести себя пиаровские агентства, которые брались «решить все вопросы с Администрацией», приписываемая Сатарову в средине 90-х деятельность кажется просто невинной шалостью и почти альтруизмом.

В 1997 году руководителем Администрации стал Анатолий Чубайс. «Новая метла» сначала ликвидировала институт помощников президента. Но избавиться от Сатарова как от наследства предыдущего руководителя таким простым аппаратным ходом не удалось. К Георгию Сатарову по-прежнему питала слабость президентская чета.

Когда в том же году руководителем Администрации стал Валентин Юмашев, Сатаров окончательно потерял ореол всезнающего старца, за которым стоят ученые, владеющие какой-то собой технологией управления страной. Ему припомнили и думский провал, и карликовые партии-близнецы. В Кремле только Борис Николаевич и Наина Иосифовна Ельцины по-прежнему то ли продолжали верить в особые сакральные знания Сатарова, то ли просто испытывали к нему большую человеческую симпатию.

И если Юмашев просто, казалось, недолюбливает Сатарова за то, что тот использовал Администрацию как бизнес-структуру, то Борис Березовский вслух говорил о том, что нахождение у власти демократов первой волны, вроде Сатарова, загонит страну в кризис. Именно стараниями Бориса Абрамовича Сатаров в итоге был и изгнан из Кремля, и отдален от «семьи». 

Если с отставкой с госслужбы все было оформлено, в общем, прилично (Сатаров написал заявление об уходе в связи с переходом на другую работу), то с его отлучением от Ельциных Березовский и Юмашев возились еще долго.

В качестве благодарности от Бориса Николаевича Сатаров сразу после своего ухода в 1997 году был «награжден» заказом на подготовку послания президента. Юмашев, получив за сто с лишним тысяч долларов документ, озаглавленный «От экономической стабильности – к экономическому росту», был вынужден вспомнить свою прежнюю профессию журналиста и отредактировать послание от корки до корки.

Видимо, обидевшись на правку, Сатаров на следующий год попросил за подготовку послания миллион. Тут уже не выдержал Борис Николаевич, и больше о Сатарове в «семье» не вспоминали.

Наступило время губернаторских выборов и корпоративных войн. Для «ИНДЕМа», который из Центра перерегистрировался в Фонд, это стало часом очередного витка борьбы за построение гражданского общества – борьбы с коррупцией.

Косяки

С тех пор, как Георгий Сатаров оставил госслужбу, в ток-шоу и в политических аналитических программах он и стал играть роль главного политического старейшины страны. Основной же сферой приложения сил и Сатарова, и его фонда, стала структурная борьба с третьей – после двух «Д» -- напастью государства Российского – мздоимством. Даже более молодые и энергичные конкуренты Фонда «ИДЭМ» на рынке политконсультирования вынуждены признать, что таких высот в освоении бюджетов на антикоррупционной ниве, до каких поднялся Сатаров, им не удастся дотянуться уже никогда.

Исследования по коррупции центр Сатарова вел давно, но настоящая исследовательская работа началась в 1998 году – после того, как «ИНДЕМ» стал получать гранты от «Открытой России», председателем правления которой являлся Михаил Ходорковский. Центр получал и деньги «ЮКОСа», и международных фондов. «Открытая Россия» выполняла ряд работ для американских аналитических центров – таких, как Brookings Institution, Kennan Institute for Advanced Russian Studies, Rand Corp., Center for Strategic and International Studies. Сатарову с «ИНДЕМом» было предложено выступить в качестве «субподрядчика» «Открытой России» по всем вопросам, которые касались коррупции. В 1999-2000 годах, антикоррупционные проекты фонда «ИНДЕМ» поддерживались американским Brookings Institution и Всемирным банком. Через последний «ИНДЕМ» получил как минимум два гранта – от правительств Дании и Швеции.

Бизнес-идея заключалась же при этом в том, что за борьбу с коррупцией в это время должно было платить само наше коррумпированное общество. Именно на 1998 – 2003 годы пришлись самые серьезные войны за кресла региональных лидеров и конфликты по дележу собственности. И «борьба с коррупцией» оказалась просто золотым дном, поскольку количество людей и структур, которые готовы были бы заплатить за то, чтобы кого-то назвали не просто «земляным червяком», а коррупционером, да еще и от имени авторитетного Фонда устами седовласого старейшины российской политики, просто зашкаливало.

Но политикой деятельность фонда, конечно, не ограничивалась. Например, в 1998 году «ИНДЕМ» выступил на стороне победившей в итоге группы Маслюкова в конфликте вокруг «Росгосстраха». «ИНДЕМ» проявил себя как мощная лоббистская и пиаровская структура, сливая «дезу» в СМИ и ведя наступательные баталии в кабинетах правительства. Как головное орудие Георгий Сатаров использовал себя, в какой-то момент заявляя для дезориентации противника, что и сам готов занять место руководителя «Росгосстраха».

Среди заказчиков «антикоррупционных» исследований «ИНДЕМа» значится, например, «Альфа-групп». Интересы «альфистов» в сфере телекоммуникаций натолкнулись на сопротивление соответствующих регулирующих госструктур. Поэтому Фондом Георгия Сатарова был подготовлен объемный доклад о псевдокоррумпированности этой отрасли. Исследование небольшими порциями до сих пор «сливается» Сатаровым и его подручными в прессу по мере пиаровской необходимости.

Среди корпоративных заказчиков фонда также фигурируют акционеры ОАО «Нижегородский масложировой комбинат», ОАО «Красный котельщик», «Краснодарский МЖК», «Кропоткинский маслоэкстракционный завод» (МЭЗ), «Московский жиркомбинат». Всех их объединяет война с недружественными ЗАО «РИНАКО» и МГ «Сигма» – структурами Павла Свирского. Фактически, озвучивание устами Сатарова «непримиримой» позиции «по борьбе с незаконными недружественными захватами» – это та рутина, которая и обеспечивала стабильный доход фонду. В одном ряду с этим стоят и антикоррупционные рейтинги, которые регулярно готовятся фондом. На федеральном уровне эта активность увенчалось в 2000 году тем, что Георгий Сатаров представил исследование о коррупционности нижней палаты парламента. Наиболее «взяткоемким» там был назван «Народный депутат», а бессребрениками - «Яблоко» и «СПС», которые, по странному совпадению, оказались заказчиками исследования. На региональном уровне фонд работал не с таким размахом. В самых разных газетах в регионах регулярно публиковались рейтинги местных коррупционеров, составлявшиеся специалистами «ИНДЕМа». Обеспечить место в списке несговорчивому чиновнику или конкурирующему политику мог их недоброжелатель, правильно договорившийся с фондом.

«ИНДЕМ» и Георгий Сатаров смогли найти себе применение как влиятельные лоббисты и на губернаторских выборах. Так, в 2000 году фонд подготовил и распространил в Думе и среди властных структур документ под названием «Экспертно-аналитическая оценка ситуации вокруг сложносоставных субъектов РФ» , в которой доказывалось, что со сложноподчиненными субъектами надо кончать. Заказчиком исследования выступил тогдашний губернатор Тюменской области Леонид Рокецкий, для которого введение прямого «областного» правления в мятежных ХМАО и ЯНАО было единственным шансом выиграть выборы. Но заказанная «ИНДЕМу» работа не помогла Рокецкому также, как не помогла в итоге Сергею Веремеенко уже в 2003 году выиграть выборы в Башкортостане заказанное Георгию Сатарову исследование по так называемому «делу Башнефти».

В подковерных играх новейшего времени, документы, заказывавшиеся фонду, уже играли роль довеска – как часть аргументации предлагаемого решения. Такой, например, была история с Алексеем Кудриным. Кудрин возглавлял комиссию по сокращению административных ограничений для предпринимательства, которая должна была подготовить предложения об организации единой Федеральной инспекции РФ. Вице-премьер попытался перевести под свое управление все надзорные ведомства. В рамках этой борьбы с Касьяновым Георгию Сатарову был заказан доклад, из которого следовало, что самой коррумпированной государственной структурой, по оборотам во много раз превосходящая даже таможню, в нашей стране является пожарная охрана. Президент Путин, наверное, удивился, и призывам в связи с этим слить все ведомства под начало Кудрина не внял. На этом «пожарном» поле Сатарова и Кудрина переиграл в итоге чрезвычайный министр Шойгу.

В прошлом году самым серьезным экономическим заказчиком Георгия Сатарова и «ИНДЕМа» выступил «Юкос». И не опосредованно, через гранты Всемирного банка, а напрямую. Когда над руководством нефтяного гиганта сгустились тучи, Георгий Сатаров, наверное, впервые за эти годы был вынужден выбрать чью-то сторону. Победили деньги. В результате сделанного принципиального выбора он обвинил в коррупции Администрацию президента, рассказав в прямом эфире ТВЦ о прайсах на назначения на различные государственные посты. При этом оговорился, что началась «распродажа» еще при позднем Ельцине (то есть получилось, что Георгий Сатаров оказался последним порядочным некоррумпированным чиновником Администрации президента в ее истории).

После этого исследования «ИНДЕМа» об уровне коррупции в отдельных госструкутрах – например, в Мосгорсуде, который рассматривал дело «Юкоса» – уже воспринимались как само собой разумеющееся.

Подводная братва

После того, как Георгий Сатаров ушел в оппозицию, фонд «ИНДЕМ» выступает единым фронтом с Национальным антикоррупционным комитетом, а все вместе эти структуры и их учредители входят в «Комитет-2008». Степень оппозиционности «Комитета» такова, что даже никогда не снисходивший до конкретики в подобных делах вечный замглавы администрации президента Вячеслав Сурков в интервью «Комсомольской правде» фактически назвал его «пятой колонной».

Хотя, кажется, снизошел зря. Популярность правых в народе такова, что им еще долго нужно работать, чтобы дорасти до этого звания «пятой колонны». Да и цели там, как показывает история видных представителей движения, все-таки зачастую другие: дай бог успеть освоить бюджет.

Недавно Георгий Сатаров получил и партийную кличку: «Борода». Именно под таким псевдонимом он фигурировал в телефонном разговоре главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова и лондонского отшельника Платона Еленина, ранее известного как Борис Березовский. Подлинность расшифровки разговора, выложенной в Интернете, подтвердили оба собеседника.

Значит, Сатаров вполне смог забыть то, что именно Борис Абрамович когда-то изгонял его из администрации президента, обзывая бывшим преподавателем научного коммунизма, перекрасившимся в демократические цвета.

Наверное, для идейного борца в этом действительно нет ничего сверхъестественного. Ведь брал В. И. Ульянов деньги от правительства Германии, с которой тогда воевала Россия. Мучился, наверное, и жаловался родным и соратникам на историческую необходимость. Но, превозмогая себя, брал.

Вклад политконсультантов и публичных лоббистов в развитие нашего общества за последние годы сложно переоценить. Именно благодаря им политический комментарий преобразился настолько, что мечтой телезрителя стал политический обозреватель, напоминающий Беню Крика, который, как известно, говорил мало, но когда говорил, хотелось, чтобы он сказал еще.

Видимо, сегодня опять настало время разговоров о гражданском обществе. Обществе, которое так и не было построено, потому что половина усилий и большая часть отпущенных на его строительство бюджетов ушли на разговоры о нем.

Человек, который без запинки отвечает на вопрос: «Что делать?», очень часто вызывает подозрения в том, что именно он и есть тот самый, чьей фамилией в итоге будут отвечать на вопрос: «Кто виноват?»

***

Из досье: Сергей Станкевич

В июле 1992 года зампред Моссовета С. Станкевич участвовал в организации в Москве оперного фестиваля «Красная площадь приглашает» и, оказав административное давление на Госбанк РФ, пролоббировал выдачу госкредитов структуре-организатору. После провала фестиваля против его организатора О. Сохадзе было возбуждено уголовное дело. Ему инкриминировались хищения в особо крупных размерах и дача взяток «высокопоставленным должностным лицам», в том числе С. Станкевичу.

Несмотря на уголовное преследование, в 1993 году С. Станкевич избирается в Госдуму по спискам Партии российского единства и согласия (ПРЕС). Дума, несмотря на запрос Генпрокуратуры, сделанный в апреле 95-го, о привлечении Станкевича к уголовной ответственности, депутатской неприкосновенности его не лишила. Тем не менее, в конце 95-го Станкевич вместе с семьей по поддельным паспортам сбежал в Польшу.

27 февраля 1996 года прокуратура Москвы выдала санкцию на арест С. Станкевича. Он был объявлен в международный розыск. В апреле 1997 года С. Станкевич был задержан в Варшаве. По представлению польских спецслужб польская прокуратура отклонила запрос Генпрокуратуры РФ. Впоследствии о прощении Станкевича президента Путина попросил президент Польши Квасьневский. Уголовное дело против Станкевича было прекращено, он приезжал в Россию на похороны А. Собчака. Сейчас Станкевич постоянно проживает в Варшаве, занимается полиграфическим бизнесом. 

***

Агенты влияния

Центр «ИНДЕМ» с самого начала своей деятельности получил репутацию «проамериканской» организации. В 1990-1992 годах Г. Сатаров был одним из организаторов нескольких международных семинаров и конференций по проблемам местного самоуправления и финансирования, которые проводились совместно с NDI – Национальным демократическим институтом международных отношений (США). С 1994 года по сегодняшний день «ИНДЕМ» получает гранты таких западных организаций, как «Открытое общество», «Евразия», «Фонд Форда» и пр.

В 1999-2000 годах антикоррупционные проекты фонда «ИНДЕМ» поддерживались на основе софинансирования американского Brookings Institution, NDI и Всемирного банка (ВБ). При посредничестве вице-президента ВБ по Европе и Центральной Азии Й. Линна фондом «ИНДЕМ» через трастовый фонд, управляемый ВБ, в 1999-2000 годах было получено два гранта от правительств Дании и Швеции общей суммой в $290 тысяч. В тот момент это восполнило снижавшиеся доходы фонда «ИНДЕМ» от грантов ряда других западных организаций.

В мае 2002 года «ИНДЕМ» презентовал результаты проекта «Диагностика российской коррупции», инициированного ВБ, в котором была дана обобщенная оценка коррупционного рынка. В октябре 2002 года фонд представил «Исследование лидеров и аутсайдеров российской коррупции в регионах», выполненное также на средства трастового фонда ВБ. Работы были подписаны директором Transparenscy International Russia Е. Панфиловой и президентом фонда «ИНДЕМ» Г. Сатаровым.

Формирование Центра антикоррупционных инициатив и исследований Transparenscy International Russia было завершено в октябре 2000 года. Российский филиал международной организации Transparency International в ранге председателя правления возглавил близкий друг и соратник Г. Сатарова, экс-помощник Президента РФ и экс-секретарь Совета обороны РФ Ю. Батурин.

Transparency International была создана в 1990 году, в момент начала масштабного передела сфер влияния и смены правящих режимов в Юго-Восточной Азии, в Центральной и Восточной Европе и на Балканах. Используя статус неправительственной организации, Transparency International распространяет в международном деловом сообществе мнение о высоком уровне коррумпированности режимов, неугодных США и Великобритании. Наиболее громкой акцией Transparency International можно назвать обвал инвестиционных рейтингов занесенных США в «черный список» Индонезии и Малайзии.

***

Борьба с коррупцией силами «пятой колонны»

Перед парламентскими выборами 1999 года был создан Национальный антикоррупционный комитет (НАК), который возглавил баллотировавшийся в Думу от РДП «Яблоко» экс-премьер С. Степашин. В НАК вошли 55 человек, в том числе И. Хакамада, Б. Немцов, экс-вице-премьеры Р. Абдулатипов и С. Шахрай. Представители НАК провозгласили своей целью влияние на исполнительную и законодательную власти с целью искоренения причин коррупции в российском обществе.

8 апреля 2004 года НАК, организация мелкого и среднего бизнеса «ОПОРА России» и фонд «ИНДЕМ» объявили о создании Общественного совета «Антикоррупция» (ОСА). Общественный совет возглавил Г. Сатаров, его заместителями стали глава НАК К. Кабанов и руководитель организации «ОПОРА» С. Борисов. В работе организации будут принимать участие фонд «ИНДЕМ», «Опора России», Национальный антикоррупционный комитет, Фонд защиты гласности, Московская Хельсинская группа, движение «За права человека», фонд «Антимафия», Transparency International Russia, региональные профобъединения бизнесменов и другие общественные объединения.

7 июля 2004 года общественное движение «Общественный союз «Антикоррупция» (ОСА), Национальный антикоррупционный комитет и Союз правых сил подписали соглашение о совместном противодействии коррупции.

В данный момент Г. Сатаров, Б. Немцов и И. Хакамада входят в состав и Национального антикоррупционного комитета, и «Комитета-2008» -- наиболее радикальной либеральной оппозиционной организации.

***

Школы антикоррупционной политики

Особенно прочные отношения у фонда «ИНДЕМ» установились с НК «ЮКОС» и фактическим руководителем проекта «Открытая Россия» А. Осовцовым. Он является крупным деятелем Российского еврейского конгресса, и одновременно – топ-менеджером ЮКОСа. Среди близких знакомых Осовцова – руководители таких влиятельных американских аналитических центров, как Brookings Institution, Kennan Institute for Advanced Russian Studies, Rand Corp., Center for Strategic and International Studies и пр. Эти организации финансируют и контролируют крупные образовательные программы, целью которых является формирование «будущей элиты» в Восточной Европе и России. В этих целях используются связи ЮКОСа в федеральной и региональных властных и бизнес-структурах, проводится «рекрутинг» молодежи для дальнейшего обучения и работы в интересах спонсоров.

В период с апреля по сентябрь 2004 года Г. Сатаров совершил 11 поездок по регионам Центрального, Поволжского, Уральского и Сибирского федеральных округов, в ходе которых выступал с чтением лекций о противодействии коррупции в различных Школах публичной политики. И программа этого турне, и сами учебные заведения финансируется из средств «Открытой России». 

Наращивание «антикоррупционной» деятельности и стремительное создание по всей стране все новых Школ публичной политики стали взаимосвязанными процессами. К 2006 году «Открытая Россия» намерена создать около 50 центров гражданского просвещения, организованных в федеральную сеть Школ публичной политики.

Главным учебным центром проекта «Школы публичной политики» является Московская школа политических исследований (МШПИ) во главе с д.с.н. Е. Немировской. МШПИ, согласно уставу, занимается «гражданским просвещением молодых региональных лидеров». В ее семинарах, как официально заявлено, приняли участие свыше пяти тысяч человек из большинства регионов России. Примерно по 100-150 человек в квартал учащихся региональных Школ публичной политики после обучения в МШПИ за счет «Открытой России» вывозятся для завершения образования на 1-2 месяца в США и Великобританию.

С 2001 года действует формально никак не связанная с МШПИ Ассоциация выпускников МШПИ. В нее входят представители органов власти всех уровней, предприниматели, журналисты и общественные деятели. В уставе Ассоциации зафиксировано, что выпускники МШПИ должны оказывать друг другу материальную и социальную поддержку, в частности, заботиться о карьере друг друга. Такие положения характерны для тоталитарных сект и агентурных сетей. 

Школы, аналогичные заведениям, открываемым «Открытой Россией», действовали в Сербии незадолго до свержения Слободана Милошевича. Там их учащиеся и выпускники были задействованы в качестве «полевых линеек» и баз для организации уличной митинговой «массовки», осуществляющей провокационное давление на власти.

 




Наверх
Бизнес-схема Сатарова
Сатаров выбывает из игры
Неудачник года
Сатаров сработал флюгером
Завистник Сатаров
Интервью GayNews.RU

Другие материалы раздела:

Черный PR в корп. конфликтах
Компромат. Услуги и цены +=>
Прикормленная свобода слова
Кому принадлежат СМИ +=>
Рынок полит&бизнес-пиара
Имидж госзначения
Генералы пиарной карьеры
Олигархи скупают иноСМИ
Игра на раздевание
Реклама по-черному +
Энциклопедия пропаганды
Как отмыть черного кобеля
Випы читают Компромат.Ru
Роль репутации агрессора
Кремлядь +
Почем опиум для народа?
Сенсационные войны и "утки"
Заработок для больных СПИДом
Кремль против Лукина
Кремль против СПС
Предвыборный "креатив"
Политреклама-2007
Деградация политтехнологий
Топ-20 политтехнологов +
Реальные тиражи СМИ
"Дутые" тиражи глянца
Желание скрыть факты
СМИ. Дорога на панель +
Пиарщика приковали к столбу
"Идущие" против "заказухи" +
Рынок полит-пиара +
Папарацци хотят запретить +
Право на доброе имя
СПС заказала книгу
Имидж России стоит $1 млрд +
Гос-PR-просвет
Журналисты для олигархов
"Темники" они же "мурзилки" +
Основатели суверен.демократии
Кремлевские советологи
Консерваторы на аутсорсинге
Кремлевский пул
Поделили пулы
Кого поздравит лично Путин
Частный случай несвободы
Цензура против террора
Цензура на ТВ
Черные списки на ТВ
Телеублажение Путина
Цензура официозных СМИ
Запрещенные слова на ТВ
Мат в СМИ
Борьба с матом в СМИ +
"Володинские" vs "громовские"
Громов приструнил главредов
Громов vs "Огонек"
Ручное управление госканалами
Парфенов о цензуре на ТВ
Цензура в региональных СМИ
Бюджетные бренды регионов
"Люди Кремля" против Рыжкова
Уголовные дела журналистов +
Киллер для журналиста
СМИ США: 200 лет в суде
Клеветнический туризм
Акции "мы ненавидим ..."
"Альфе" припомнили кризис
Мы с пацанами сколотили банду
"Продуктовые акции" НБП +=>
Черный пиар и черная магия
Президента РАСО убил СПИД
О Листьеве,Парфенове,Киселеве
Антисемитка Катя Андреева
Баранников и SPN
Белковский в год Козла +=>
Бергер и "ЕЖ"
Бершидский Леонид
Боровик-Хильчевская и "СС" +
Вербицкий и ПАСМИ.Ру
Габрелянов: "Жизнь" - за царя +
Венедиктов и "Эхо Москвы" +=>
Матвей Ганапольский +
Гениева и "Русская мысль" +
Маша Гессен
Гнатюк и "Группа ИМА" +
Гусев и "МК" +=>
Дейч Марк
Доренко Сергей +=>
Долецкая и "Vogue Russia"
Зверев и "КРОС"
Игнатенко и ИТАР-ТАСС
Караулов Андрей +=>
Пропагандист Дмитрий Киселев +
Кичеджи и ТВ "Столица" +
Константинов и АЖУР +
Грязный PR Кошмарова
Пьяный дебош Кроля
Латынина Юлия +
Левада Юрий +=>
Лейбман и "Консерватор" +
Леонтьев Михаил +
Полит. Грабовой Литвинович +
Донос Гутионтова
Лурье Олег +
Любимов задавил пенсионеров
Мамонтов Аркадий
Минкин Александр +
Минтусов и "Никколо М"
"Михайлов и партнеры" +
Морарь Наталья +
Невзоров Александр +=>
Ольшанский Дмитрий +
Павловский и "ФЭП" +=>
Парфенов Леонид +=>
Пелехова Юлия +
Познер Владимир +
Проект "Анна Политковская" +
Пономарев и ТВЦ +
Проханов и "Завтра" +
Разбаш требует покаяния
Роднянский и СТС +
Романова Ольга +
Рынска Божена +
Савицкий и Серебр.Дождь +
Самодуров и "РОСПО" +
Сатаров и "Индем"
М.Соколов и Ольга Б.
Соловьев Владимир +=>
Старков и "АиФ"
Мутантша Трегубова +
Троицкий Артемий +
Федоров Валерий и ВЦИОМ +
Фишман, девушка, кокаин
Хинштейн Александр +=>
Хлебников Пол +
Шакиров Раф +
Шустер Савик +=>
Эрнст и Первый канал + =>
Яковенко и Союз журналистов +
Яковлев Егор и "ОГ", "МН" +
Наркотики сына Игоря Янковского
Мертвые души АТВ +
Банки.ру vs mbkcentre.pro
"Ведомости" +
Агент "вливания" ТК "Дождь"
"Гудок" отсвистел
Esquire +
"Русский Forbes" +
GQ слил "Человека года"
"Известия" +
"Имидж-контакт" +
"Ind. Media" и "Ведомости" +
Интерфакс +
"Коммерсант" +
"Компания" не стоит ничего
Половые губы "Комсомолки" +
Красноярские СМИ
"Метро" завышала тиражи
"Московские новости" +
НАК & "Индем"
"Независимая газета" +
"Новая газета" +
"Новое время"
РИА Новости +
"Новые известия" +
"НТВ" +
Regnum.Ru vs Regions.Ru
Russia Today +
Рен ТВ +
"Российская Газета" и педофил +
Канал "Россия" +
Радио Свобода +
Серебр.Дождь vs. РИА Новости
Телеканал "Спас"
Крах "Столичной газеты"
URA.Ru +
ТВС не платит по долгам
"Флирт" и секс-реклама +
Фадеев и "Эксперт" +
"Экспресс-газета" vs Абдулов
The Exile шьют экстремизм
Экстремизм в объявлениях
Блокировка за статьи о взятках
СМИ заблокированы "в целом"
Ссылку приравняли к тексту
США: Вторая информационная +
За умы и сердца террористов
BBC вводит цензуру для Израиля
Шизофрения против паранойи
Daily Mirror оказалось кривым
Хакеры глумились над Guardian
Руперт Мэрдок и прослушка +
Скрытое лицо "Le Monde" +
Фальшивки NY Times +
Фантазер из USA Today
Стив Хаффман и "зачистка" Reddit
"The Washington Post" +
Дутые тиражи и "джинса" WSJ
Румынский ТВ-магнат-шантажист
Пригожин "разводит" СМИ
Подлог от имени ФСКН и ОП
Красный Крест платит за пиар
Зомбирование на 25 кадре +
Политический бильярд
Управление рекламой
"Профсоюз" или "халява"
Журналист и респонденты
Фейк в топе "Яндекс.Новостей"
Как рождаются фейки
"Черный пиар" в соцсетях=>
Технологии анонимного "слива"

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+