Компромат.Ru ®
 Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

[Домой | Форум | Почта]
[Telegram]

Библиотека компромата

© "Ведомости", 28.12.2004

Открытое письмо

Генеральному прокурору 
Российской Федерации В.В. Устинову

от С.А. Бидаша

Уважаемый Владимир Васильевич!

Я вынужден обратиться к Вам с открытым письмом в надежде, что Генеральная прокуратура даст, наконец, объективную оценку действиям правоохранительных органов и прокуратуры Ростовской области. Моими адвокатами в Генеральную прокуратуру были направлены две жалобы о многочисленных нарушениях, допущенных прокуратурой Ростовской области в ходе возбуждения уголовного дела и проведения его расследования. Приведенные в жалобах факты, которые упорно не хочет замечать прокуратура Ростовской области, говорят о необходимости прекращения уголовного дела. Я и мои защитники рассчитывали на то, что Генеральная прокуратура РФ даст должную оценку тем многочисленным нарушениям, которые были допущены следствием. Вместо этого, только через три месяца нами был получен формальный ответ за подписью Вашего помощника И.С. Улищенко, по сути не дающий оценку тем фактам, которые были изложены в жалобах. Более того, в ответе было указано, что мне вменяется статья 35 УК РФ, которая ни ранее, ни сейчас мне не вменялась. К сожалению, вместо оценки приведенных в жалобах многочисленных нарушений, допущенных следственным управлением и прокуратурой Ростовской области, мы получили две формальные отписки. Поэтому я вынужден изложить суть происходящего в данном письме.

К настоящему моменту предварительное расследование по делу не окончено, обвинительное заключение не сформулировано. Пока мне лишь предъявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и я с адвокатами знакомлюсь с материалами уголовного дела. Уже на этой стадии предварительного следствия очевидно, что дело носит явно «заказной» характер. В нем преобладают недостоверные доказательства, оно изобилует «размытыми» формулировками: «круг работников», «неустановленные следствием лица», «банковские круги» и т.д. Не указаны конкретные действия по совершению вменяемых мне преступлений (мошенничество, присвоение денежных средств, лжепредпринимательство). По сути, нарушено гарантированное мне Конституцией РФ право на защиту, и я, ввиду не конкретизированного обвинения, лишён возможности выстроить позицию защиты по уголовному делу. До сих пор нет ясности, в чём же всё-таки меня обвиняют. По тексту обвинения мне вменяются действия, не охватываемые уголовным законодательством РФ.

Дело было возбуждено 26 июня 2002 года. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого мне было предъявлено 6 мая 2004 года, 3 июня 2004 года постановление о привлечении в качестве обвиняемого было предъявлено повторно. 10 июня 2004 года было получено уведомление об окончании следственных действий. На самом деле следствие продлевалось семь раз. Из них два раза - в связи с необходимостью проведения финансово-экономической экспертизы. Следователь ходатайствовал о продлении срока следствия, обосновывая это тем, что надо дождаться результатов экспертизы. Но, оказывается, таковая вообще не проводилась! Тем не менее, с 11 июня по 22 июля дело было передано для ознакомления на Таганрогский металлургический завод, где за столь короткий период каким-то образом смогли ознакомиться с более чем 50 томами. 26 июля 2004 года дело было предоставлено для ознакомления мне и моим защитникам.

18 августа 2004 года, то есть в то время, когда я уже знакомился с материалами дела, срок следствия был в очередной раз продлен. Обоснованием послужило утверждение следствия о том, что я отказываюсь давать показания, ссылаясь на 51 статью Конституции. На самом деле я, хоть и мог воспользоваться своим конституционным правом, от дачи показаний никогда не отказывался. В деле нет, и никогда не было никакого заявления на этот счет. А 26 ноября 2004 года я был заключен под стражу в следственный изолятор УФСБ Ростовской области.

Таким образом, в период с 26 июня 2002 года по 6 мая 2004 года я оставался свидетелем и давал показания в этом качестве. Не надо объяснять, насколько велики процессуальные отличия при допросе свидетеля и обвиняемого. На мой взгляд такая ситуация была создана при согласии прокуратуры Ростовской области умышленно, чтобы на протяжении всего этого времени не дать мне возможности защищаться законными способами и иметь адвоката. Хотя Верховный суд на этот счет прямо разъясняет, что лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, не является свидетелем «хотя в постановлении о возбуждении уголовного дела упоминания о нем отсутствуют». В данном же случае упоминания были. Таким образом, на протяжении почти двух лет я, по сути, был лишен права защиты. Поэтому я и мои защитники считаем требование об исключении всех доказательств по делу, добытых в период с 26 июля 2002 года по 6 мая 2004 года, а это не много ни мало 26 томов дела, вполне обоснованным и подлежащим удовлетворению. Это значит, что так называемое «дело» фактически прекратит свое существование.

Более того, я был задержан, не смотря на то, что в ходе предварительного следствия было допрошено около 200 свидетелей, но ни один из них не указал на мою причастность к тем преступлениям, которые мне вменяются. Кроме того, по делу проведены 14 экспертиз, но ни одна из них не отвечает предъявляемым законом требованиям. Обвинение базируется на неких ксерокопиях документов, якобы подписанных мною. Однако никакой экспертизы по ксерокопиям документов проводиться попросту не может, так как подобные «документы» могут быть созданы на любом компьютере. И таких «документов» в деле около 90%, что еще раз подтверждает его несостоятельность. Более того, мое ходатайство с просьбой провести допросы по тем документам, по которым проводилась экспертиза, взять образцы почерка прокуратура Ростовской области проигнорировала. 

Обвинение так же строится на материалах некой ревизии, проведенной штатным сотрудником ГУВД Ростовской области, хотя в данном случае должна была быть проведена независимая экономическая экспертиза, перед которой эксперты дают подписку об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Такой экспертизы, как уже упоминалось выше, до сих пор не проведено. Следствие пытается обвинить меня в том, что по экспортным контрактам, якобы, не была перечислена валюта на счета «Тагмета». Действительно, попавшие в поле зрения следствия контракты с зарубежными партнерами, были заключены на сумму около $20 млн. Однако, проверка показала, что зачисление $13 млн. на счета «Тагмета» подтверждено восемью соответствующими платежными поручениями. Зачисление оставшихся $7 млн. находит подтверждение в бухгалтерских документах завода. Но следствие этих документов, подтверждающих мою невиновность, почему-то «не замечает». 

Еще до изменения мне меры пресечения, в ходе проведения расследования оперативные сотрудники неоднократно намекали о том, что мне лучше скрыться, или я буду арестован. Об этом я информировал прокуратуру Ростовской области, но никто не захотел найти причину столь странного поведения оперативных сотрудников.

Изменение мне меры пресечения произошло ровно за месяц до истечения срока предварительно следствия. Но то, что указано судом и сформулировано следователем в ходатайстве об изменении меры пресечения не является для этого законным и достаточным основанием. В ходатайстве есть ссылка на информацию о том, что я якобы имею желание и намерение скрыться. Но данная информация не получила статус доказательства по уголовному делу. Ранее не нашли подтверждения и доклады оперативных сотрудников, что у меня имеется в личном пользовании «легкомоторный самолет», на котором я якобы неоднократно покидал пределы России, что я с женой и детьми проживаю на Кипре в собственном доме и другие нелепые утверждения. Таким образом, вышеуказанное ходатайство следователь не был вправе направлять в суд, а суд его рассматривать. Тем не менее, я оказался в следственном изоляторе, а кассационная жалоба в Ростовский областной суд осталась без удовлетворения. Более того, коллегия Ростовского областного суда отказала мне в просьбе принять личное участие в рассмотрении кассационных жалоб и лично осуществлять свою защиту, и судебное заседание проходило без моего участия.

Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин на одной из встреч в январе этого года подчеркнул, что прокуратура должна активнее защищать интересы граждан и следить за действиями власть имущих. Но слова Президента, по-видимому, оказались услышаны не всеми. Моими защитниками было подано более 30 жалоб, ходатайств и заявлений о проведении очных ставок, о проведении независимых экспертиз и, наконец, о проведении комплексной бухгалтерско-экономической экспертизы, без которой установить истину по хозяйственному делу невозможно. Наши ходатайства преследовали только одну цель – установить истину. Но прокуратура Ростовской области, по-видимому, выполняя чей-то заказ, уже вместо суда решила, кто и в чем должен быть виновен. Что косвенно подтвердил первый заместитель прокурора Ростовской области Костюченко Н.В., заявив на созванной им 3 декабря 2004 года пресс-конференции, что я буду осужден в начале 2005 года.

К сожалению, в нашем сознании до сих пор бытует мнение, что выигрывать дело нужно в суде, даже если законных оснований для передачи дела в суд, как в моем случае, нет. Но почему для того, чтобы доказать свою невиновность, я должен сначала сидеть в СИЗО, а потом тратить свои силы на длительных судебных заседаниях? Ведь с учетом нарушений, лишь часть из которых была перечислена в данном письме, очевидно, что так называемое «дело» не имеет никакой судебной перспективы.

«Считаю ситуацию, при которой после многомесячного расследования и содержания людей под стражей обвинение рассыпается, недопустимой. Но это не значит, что надо любой ценой защищать честь мундира», - сказал Президент России Владимир Владимирович Путин. Я полностью согласен с мнением Президента и, используя свое право обратиться к Вам с открытым письмом, прошу, чтобы в моем деле были устранены многочисленные нарушения, мне изменена мера пресечения, а само дело приобрело ясность и рассматривалось строго в рамках правового поля. Не сомневаюсь: в этом случае все обвинения, которые выдвигаются в мой адрес, будут сняты, а работники прокуратуры Ростовской области сохранят честь мундира, не допустив передачи в суд дела, которое шито белыми нитками.

С глубоким уважением,

С.А. Бидаш

 




Наверх

Другие материалы раздела:

Бидашу припомнили прошлое
Бидаш получил 6 лет тюрьмы
Сергей Бидаш идет по трупам
Кто режиссирует "дело"
За решетку с чистой совестью
Открытое письмо Устинову
"Ходорковский" из Ростова
Открытое письмо Путину
Бидаш – местный Ходорковский
Цена несговорчивости
С чистого листа
Коса на талант

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+