Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© "Русский курьер", 12.11.2004, Фото: btpp.org

В списках не значится

Был ли брянский губернатор узником концлагеря?

Андрей Санников

Юрий Лодкин

Совсем недавно было объявлено о переходе ко второму, завершающему, этапу выплаты компенсаций жертвам нацизма, который в России должен завершиться к 60-летнему юбилею Великой Победы. В годы войны на принудительные работы в Германию было угнано от 12 до 20 миллионов человек, из которых 5 миллионов – граждане СССР. Большинство бывших узников уже умерло, так и не дождавшись получения причитающихся компенсаций. Попытки решить этот вопрос предпринимались неоднократно. Но лишь в июле 2000 г. германский бундестаг принял закон о выплате компенсаций жертвам нацизма, тем самым, создав необходимый правовой механизм. 

Причитающиеся суммы: от 766 евро (для подневольных работников сельского хозяйства) до 7669 евро (для узников концлагерей). Конечно, эти выплаты не способны компенсировать страдания жертв нацизма, но, по крайней мере, могли бы хоть сколько-нибудь улучшить положение бывших узников. К сожалению, почуяв запах «дармовых денег», многие люди поспешили заявить о своих правах на выплаты, не имея на то никаких оснований. История с немецкими деньгами лишний раз привлекла внимание к очень непростой проблеме: как определить, кем является тот или иной человек – жертвой нацистских преступлений или банальным мошенником? Трудности при поиске документальных подтверждений не всегда позволяют дать однозначный ответ на этот вопрос. 

В иных случаях положение жертвы нацизма способно открыть весьма широкие возможности, потому зачастую подозрения падают даже на известных людей. Показательным примером может служить скандал, который еще в 90-е годы начался в Брянской области. Некоторые оппоненты брянского губернатора Юрия Лодкина обвинили его в том, что он безосновательно выдает себя за малолетнего узника нацистского концлагеря. Возможная выгода в данном случае вовсе не сводится к каким-то компенсациям или льготам. Брянская область сильно пострадала от немецко-фашистских захватчиков, потому ореол жертвы фашизма наверняка принес брянскому губернатору немало дополнительных голосов избирателей. 

Противники Юрия Лодкина приводят достаточно серьезные аргументы, от которых невозможно просто так отмахнуться. Им до сих пор не удалось получить убедительного ответа на главный вопрос: «На основании каких документов Юрий Лодкин мог получить статус малолетнего узника концлагеря?». Пока о предполагаемом пребывании Юрия Лодкина в фашистской неволе известно, главным образом, с его слов. В интервью, опубликованном в номере газеты «МоЖ» от 2 декабря 2000 г. он почти не приводит никаких подробностей: «Мне было четыре года (видимо речь идет о событиях 1942 года, т.к. Юрий Лодкин родился в 1938 году – А.С.), когда с матерью попал в фашистский концлагерь – литовский Освенцим. От тифа умерли бабушка и двоюродные сестры. А нас через полтора года освободила родная Красная Армия». Свидетельства других узников также не добавляют убедительности его словам. 16 сентября 2004 г. газета «Брянская правда» опубликовала статью П.П. Рогонова «Юрий Лодкин – человек дела», где приводится единственное известное мне свидетельство пребывания Юры Лодкина в концентрационном лагере. Его автор – Т.А. Дмитриева. Вот отрывок из публикации: «Она (Т.А. Дмитриева – А.С.) вспоминает эпизод, когда в Алитусе, в фашистском концлагере, литовка-надзирательница Бирутя выбила ей зубы за то, что она запела песенку «Там вдали за рекой зажигались огни». «Я прокусила ей руку, – пишет Дмитриева. – Она полезла в кобуру за пистолетом, но тут подвернулся маленький черноглазый мальчик, которого звали Юрой, и закричал: «Беги за мной». Мы мигом юркнули в заросли лопухов и крапивы и там замерли. Смерть пробежала мимо меня. Может быть, этот случай Лодкин забыл, но я хорошо это помню. На эту тему я никогда с ним не разговаривала». При всем желании это свидетельство трудно принять всерьез, слишком уж напоминает оно сцену из приключенческого фильма. Впрочем, пусть каждый сам решает, можно ли этому верить. 

Точка зрения тех, кто полагает, что брянский губернатор неправомерно присвоил себе статус малолетнего узника, выглядит более убедительно. Главный аргумент –неоднократные попытки получить в различных архивах документальные подтверждения пребывания маленького Юры Лодкина в концентрационном лагере остались безуспешными. Двенадцать лет назад в адрес Юрия Евгеньевича из Управления КГБ по Брянской области поступил официальный документ № 10/Л-53 от 20 февраля 1992 г., где сказано следующее: «Сообщаем, что сведений о нахождении Вас и Ваших родственников в немецких концлагерях в период ВОВ, в УКГБ по Брянской области не имеется». Аналогичные ответы пришли из Управления регистрации и архивных фондов ФСБ (№ 10/А-3793 от 22 августа 2003 г.) и из Главного информационного центра МВД (№ 34/5-6501ж от 29 октября 2003 г.). Работники архивов лишь выразили надежду, что документы могут находиться где-то в другом месте. Такую возможность нельзя исключать, однако, сам факт отсутствия упоминаний о Лодкине в главных архивах спецслужб свидетельствует не в его пользу. Органы НКВД всегда внимательно изучали любую информацию о пребывании советских граждан на оккупированной территории, в том числе и трофейные немецкие документы. А педантичные немцы скрупулезно вели документальный учет узников. 

Наконец, обнаружен материал, который может свидетельствовать, что военные годы Юрий Лодкин провел в эвакуации, а вовсе не в концлагере. 3 апреля 1997 года в газете «Уральский рабочий» была опубликована статья «Побрататься с Брянщиной», рассказывающая о визите губернатора Брянской области в Екатеринбург. Особого внимания заслуживает следующий отрывок: «Недавно в гостях у нашей редакции побывал губернатор Брянской области Юрий Лодкин. Его военное детство прошло в Веркогурском районе, на станции Калерино, куда попал он после эвакуации с Брянщины. (жирный шрифт мой – А.С.) Со слезами на глазах вспоминает Ю. Лодкин, как бежали из-под оккупации, как горела кругом родная земля, бесконечно долго ехали в теплушках и вот – Урал, навсегда оставшийся в памяти и в сердце. Этот суровый край встретил беженцев тепло, как родных приняли здесь брянцев, помогли устроиться на новом месте». Вероятно, желая заручиться расположением уральцев (бизнес структуры из этого региона активно работают на Брянщине) Юрий Евгеньевич рискнул рассказать о своем детстве, понадеявшись, что факт публикации в провинциальной уральской газете не станет известен брянской общественности. 

Где на самом деле провел Юрий Лодкин свое раннее детство: в аду фашистского концлагеря или в эвакуации на гостеприимном Урале? – не ясно до сих пор. Поставить точку в затянувшемся споре мог бы сам губернатор. Ему достаточно лишь предъявить общественности необходимые документы. Однако Юрий Евгеньевич, видимо, по каким-то причинам не хочет этого делать. Или не может? 

Я вспомнил этот случай, потому что сейчас Брянская область вновь готовится к выборам, и история о предполагаемом пребывании Юрия Лодкина в фашистском концлагере снова звучит в устах как его сторонников, так и его противников Естественное сочувствие людей к жертвам нацистских преступлений в очередной раз может стать инструментом в политической игре. Что же касается тех немногочисленных узников концлагерей, кому посчастливилось дожить до наших дней, то даже при наличии всех документов многим из них наверняка придется потратить еще немало сил, чтобы получить причитающиеся компенсации. Ведь их судьбы к политике отношения не имеют. 

 




Наверх

Другие материалы раздела:

Развод по-брянски
Жертва нацизма?
Клонирование на Брянщине
Брянский стахановец
Лодкин и его команда
Разгром
Лодкин и Парфенов
Лодкин покрывает контрабанду
Правая рука губернатора- вор
Наместник Путина Гайдуков

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+