Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

© "Газета журналистских расследований Дело №", №4, август 2004

Мы делаем одно дело - работаем на общество, на государство.
Генерал армии Н. Патрушев о СМИ и ФСБ

За что не любят ФСБ. Расклад в вопросах

Рустам Бальский

Запретный плод сладок всегда, а уж когда на ящике с такими плодами стоит штемпель "хранить вечно" - тут уж сотни, а то и тысячи добровольцев со всякого вида ломами и фомками бросятся корежить такой ящик. Лихая метафора, что водки и информации никогда не бывает много - лозунг и тех, кто ящик с запретными плодами хранит, и тех, кто с фомками бегает. Это все подсказки. А теперь отгадайте загадку: власть из трех букв, у всех выспрашивает, а сказать сама ничего не может. ФСБ - скажет кто-то. СМИ - добавят другие. И те, и другие будут правы. Именно из-за непрозрачности первой "власти" и лицемерия второй недолюбливают обе.

Когда глаза велики

"ФСБ - постоянно развивающаяся, динамичная структура, работающая в целях и во благо государственной безопасности". Возможно, именно так начался бы доклад доктора юридических наук, начальника ФСБ Н. Патрушева на какой-нибудь международной конференции. Неплохо. Однако, после Президентского Указа № 960 от 11 августа 2003 года, можно посоветовать начать спич со слов: "ФСБ - постоянно развивающееся, динамичное государство".

В соответствии с новой штатной структурой Государство ФСБ теперь состоит не только из собственно Службы. Сама Служба - это так, лишь для какой-нибудь республики, не больше. А вот Государству ФСБ просто необходимы собственные пограничные структуры (на случай, если кто-нибудь решит отделиться), территориальные органы (здесь все ясно - какое Государство без республик, земель или кантонов), органы безопасности в войсках (если напрямую контролировать МО нельзя - это можно сделать опосредованно) и другие органы безопасности, деятельность которых вообще сложно комментировать, не зная всеустройства этого государства. Если прибавить к этому дополнительную мускулатуру в виде "авиационных подразделений, центров специальной подготовки, подразделений специального назначения, образовательных учреждений, научно-исследовательских, военно-строительных, военно-медицинских и иных, предназначенных для обеспечения деятельности ФСБ" - мы получим административно-хозяйственную систему, над которой стебались последние 10 лет, умноженную на беспредел и бесконечность...

Древовидная структура Службы проникает во все ветви власти страны, мимикрирует под различные государственные учреждения и предприятия настолько, что уже трудно распознать за спинами военных в Чечне "органы безопасности в войсках", а за действиями ведомства Степашина управляющую руку "иных подразделений" Службы.

Страх в попыхах

В последние год-два журналисты все чаще стали ностальгировать по диссидентству, всевозможным охотам на ведьм и временам "расстрельных троек". Пишут много, интересно и красиво. О том, "что апокалипсис близко, они везде, железный кулак...", но все чаще лишь описательно и неконкретно, с применением "фигуральства" и гипербол, забывая о стержне ностальгии. У самого же ведомства появился некий современный, корпоративный стиль работы. За исключением отдельных несуразиц, федералы причесались, "демократически" повзрослели и под лозунги о "борьбе с международным терроризмом" отошли в тень. Грубые промахи, которые, кстати сказать, случались всегда, связывать со Службой стало как-то не серьезно. Главное ведомство по вопросам безопасности спряталось. И неважно, за чем. За спиной ли бывшего шефа, или нашего законодательства. Важно то, что потрогать, пощупать его больше нельзя. Смотришь иной раз - точно, ребята из Службы постарались, а на поверку оказывается, что дело-то прокуратура крутит. Мелькнула тень федералов в громком деле, а там, оказывается, судья местный вовсю себя пиарит, и никаких тебе ФСБ. Незнание очень пугает. Страшно, когда происходит что-то, и ты не знаешь, по какой логике и чего дальше ждать. Но еще страшнее, когда, зная, что за этим стоит, не знаешь - что происходит.

В начале 1970-х годов в США Конгресс, рассматривая деятельность Федерального Бюро Расследований, неожиданно обнаружил существование специальной программы (Коинтелпро), в рамках которой сотрудниками ФБР осуществлялся сбор компрометирующей информации на политических противников действующих глав государств. Конгрессмены, со всеми прелестями рационального мышления, без всяких там "умом Россию не понять", приняли единственно верное решение: не только незамедлительно свернуть программу, но и реформировать ФБР. Серьезно пересмотрели законодательство в части национальной безопасности и установили парламентский контроль за деятельностью Бюро. В настоящее время и в Сенате, и в Палате представителей имеются постоянные комиссии со штатом исследователей, способных не только контролировать, но в ряде случаев и давать согласие на проведение тех или иных специальных операций.

Необходимо добавить, также, что подобные программы были выявлены и прекращены в ряде стран Западной и Восточной Европы. Так, в 1992 году в Чехии появилась комиссия по контролю за деятельностью службы BIS, сумевшая вскрыть злоупотребления, связанные со слежкой за оппозиционными политиками.

Параноидальность мышления рядового журналиста, а по совместительству и сотрудника правоохранительной службы, позволяет вполне всерьез угадывать похожую доктрину и в работе наших спецслужб. Вероятность ее существования обосновывается не столько текущей парадигмой осуществления правоохранительной деятельности, сколько объективным характером расстановки политических сил.

Как следует из Федерального закона "О Федеральной службе безопасности", контроль за Службой осуществляют Президент, Правительство, Федеральное Собрание и Прокуратура. Оказывается, что именно гражданское, народное представительство должно "осуществлять контроль в рамках действующего законодательства РФ", и, значит, разрядить, наконец, всю напряженность в отношениях между охраняемыми и охраняющими.

Но и здесь разочарование. Комитет по безопасности ГД РФ, также как Комитет по обороне и безопасности СФ РФ, на 95% состоит из представителей правящей партии. А как же рядовые депутаты?

Ну а рядовые депутаты "вправе запрашивать информацию в соответствии..." Да и сколько их, рядовых-то? Возникают вопросы: какие формы гражданского контроля за службой существуют в настоящее время? Каково их влияние? Какова их структура? Увы, можно констатировать лишь тот факт, что существующий в настоящее время гражданский контроль за деятельностью Службы столь же ничтожен, сколь ничтожно самоуважение нашей незрелой постсоветской, но по заявлениям уже, а не в перспективе, демократической общественности. Раздутое почти генетическим страхом перед тотальным контролем, воспаленное творческой фантазией недоверие к самому понятию "безопасность" заставляет больше бояться, чем доверять. И совершенно не позволяет спокойно рассудить: что же происходит на самом деле. Может быть, все еще хуже?

 




Наверх

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+