Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

 

Семибанкирщина

Сдача и гибель постсоветского олигарха

Оригинал этого материала
© "ВВС", октябрь 2003, "О чем мечтают олигархи"

Дмитрий Бутрин, ИД "Коммерсант"

Судя по всему, именно арестованный миллионер-акционер "ЮКОСа" Платон Лебедев, будучи топ-менеджером банка "Менатеп", был первым из крупных российских предпринимателей, употребившим слово "олигарх" в качестве самоназвания. 

11 ноября 1992 г. банк "Менатеп", тогда еще небольшой, сделал заявление об открытии в своем составе специального подразделения "для банковского обслуживания финансово-промышленной олигархии", т.е. клиентов с личным состоянием не меньше 10 млн. долларов, требующих "эксклюзивного подхода". 

11 лет спустя Платон Лебедев вошел в список 17 российских миллиардеров, опубликованный журналом "Форбс", а через несколько недель Генпрокуратура обеспечила ему "эксклюзивный подход" в следственном изоляторе ФСБ. 

Понять, какова же будет судьба олигархов в России, можно, лишь поняв, чего, собственно, хотят эти странные люди. 

О чаяниях российских олигархов рассказывает обозреватель издательского дома "Коммерсант" Дмитрий Бутрин.

Семибанкирщина

Популярная в России версия о том, что олигархов в свое время назначил олигархами лично Борис Ельцин или Анатолий Чубайс, вряд ли имеет отношение к действительности. 

В марте 1996 г. Борис Ельцин провел историческую встречу с руководителями крупнейших банковских структур России, посвященную печальным перспективам будущих выборов президента страны. Семеро присутствовавших на этой встрече стали олицетворением российского духа олигархии - "семибанкирщины". 

Знаменитая "семибанкирщина", семь владельцев крупнейших банков, профинансировавшая почти провалившуюся президентскую кампанию Ельцина в 1996 году, продемонстрировала, что олигархи - настолько же состоявшийся институт в России, как и политические партии, и губернаторская власть, и квази-профсоюзное движение. 

Соратник Бориса Березовского, бывший управляющий ЛОГОВАЗом Юлий Дубов в 2002 г. попытался объяснить в книге "Большая пайка", что, по крайней, мере за одним "олигархическим проектом" стоит не столько жажда больших денег и большой власти, сколько честное желание группы людей создать свой кусок действительности, который они считают устроенным так, как это должно быть. 

Шесть проектов - Бориса Березовского, Владимира Гусинского, Владимира Виноградова, Михаила Фридмана, Александра Смоленского, Виталия Малкина - не выдержали испытания действительностью. 

Владимир Виноградов, проект "Инкомбанк"

Комсомольский деятель, аспирант Института народного хозяйства им. Плеханова, отправленный на обучение из белгородского "Атоммаша", Виноградов был послан на стажировку в Промстройбанк СССР. В начале 1988 года он уже был назначен главным экономистом банка, в конце 1988 года создал в ходе эксперимента Центробанка "Инкомбанк" - старейшую российскую банковскую структуру. 

Весь дальнейший опыт Виноградова заключался в попытке построить сверхкрупный бизнес, исходя из идеи разумного сосуществования государства и частного капитала в экономике. 

Причем "разумный" было ключевым в "Инкомбанке" - в 1998 году Виноградов с большой серьезностью предлагал главе "Газпрома" Рему Вяхиреву купить у него не блокирующий, а контрольный пакет акций его детища, потому, что так будет эффективнее с экономической точки зрения. 

Виноградов, лично владевший многомиллионными активами, был во главе "Инкомбанка" оказался совершенно иммунен к обретенному богатству: когда после кризиса 1999 г. банкротящийся "Инкомбанк" растаскивали на куски преемники ушедшего в отставку Виноградова, сам он погасил несколько десятков тысяч долларов, взятых в кредит у банка. Государство не ударило пальцем о палец, чтобы спасти банк: "разумный" проект сосуществования крупного бизнеса и государства провалился. Виноградов живет в Москве как частное лицо: все его попытки создать некрупный частный банк окончились неудачей. 

Владимир Гусинский, проект "Медиа-мост"

Медиа-империя Гусинского (для театрального режиссера по образованию взгляд на бизнес как медиа-действо был наиболее естественен) реализовывала принципиально другой проект, нежели Виноградов. 

"Медиа-Мост" позиционировал себя как составная часть власти: в его понимании бизнес-империя - это полномочный представитель интересов части населения, конкурирующий с властью в политической сфере. 

Собственно, "человеческий проект" команды Гусинского не закончился до сих пор: радиостанция "Эхо Москвы" до сих пор живет по этому принципу. Сам же Гусинский после развязанной им "медиа-битвы за Связьинвест", крушения "Мост-Банка" из-за отказа мэрии Москвы поддержать партнера в 1998 году, неудачной политической кампании "за Примакова" годом позже, ареста и продажи всех оставшихся у него медиа-активов "Газпрому" в 2001 году, эмиграции в Испанию и Израиль в 2002 году, в 2003 году вернулся в подмосковное Чигасово, а в августе того же года был арестован в Греции, куда прилетел из Тель-Авива, по представлению российских властей. 

Судя по всему, лично для него проект завершен. Попытка бизнеса стать частью власти не удалась. 

Борис Березовский, сам себе проект

"Человеческой идеей" олигархии для Березовского стала, пожалуй, самая смелая конструкция из всех выдвигавшихся: крупный бизнес как кукловод власти, он выше нее и должен коллективно определять все ее значимые телодвижения. 

С токи зрения политики, Борис Березовский осуществил все, чего хотел: даже будучи изгнан из страны Владимиром Путиным, которого он поддержал на выборах, он остается в десятке ведущих политических деятелей России. 

С точки зрения бизнеса, проект оказался никуда не годным. Из всей империи Березовского в России в его распоряжении лишь издательский дом "Коммерсантъ" и ЛОГОВАЗ, с которого он начал создавать свое многомиллиардное состояние. 

Из "Сибнефти" его выдавил более предприимчивый Роман Абрамович, "Объединенный банк" лишился лицензии, телеканал ТВ-6 и акции ОРТ практически силой отобрало государство. Идея Березовского пока не показала своей эффективности: государство быть управляемым бизнесом не желает. 

Михаил Фридман, проект "Альфа-банк"

Проект Фридмана можно охарактеризовать как "бизнес- консультант власти в экономике" - недаром ближайшим соратником Фридмана стал бывший вице-премьер Петр Авен. 

Конструктивным предложениям "Альфы" в адрес государства несть числа: это и неоднократные идеи по поводу банковской реформы, и предложения о налоговой реформе, и многое другое. 

Последняя инициатива Фридмана - взятие в управление аэропорта "Шереметьево". Он искренне верит, что главные воздушные ворота страны должны выглядеть презентабельно, и готов на этом заработать к взаимной пользе государственного "Аэрофлота" и страны. 

Тем не менее, самостоятельно убеждать государство в своей полезности Фридман, похоже, уже устал. Половину акций Тюменской нефтяной компании, жемчужины своей империи, он продал англо-американской BP и фактически устранился от управления ей, ходят слухи, что его "Альфа-Банк" достанется в результате крупной западной структуре. 

Советы же власти оказываются не очень нужны. 

Виталий Малкин, проект "Российский кредит"

Проект "Роскреда", с момента создания до дефолта, от которого он так и не оправился, был похож на проект Михаила Фридмана, за тем исключением, что Малкин, судя по всему, никогда не воспринимал власть как целое. 
Весь бизнес "Роскреда" строился, в конечном итоге, на использовании личной власти чиновников, которых "Роскред" убеждал всеми доступными способами в разумности своих инициатив. До какой-то степени это и погубило банк: государство как механизм, а не как совокупность добрых знакомых, спасать "Роскред" после дефолта отказалось. Сам Малкин, судя по всему, сохранил лишь частичный контроль за частью промышленной империи "Российского кредита" - холдингом "Металлоинвест". 

Сам же олигарх не оставил своей веры в людей: в 2002 году стало известно о его намерении открыть "для своих" казино и клуб. Изюминкой для гостей клуба должен был стать "адский зал" клуба, где роспись на стенах должна была демонстрировать отдельных коллег по олигархическому цеху в виде грешников в аду. Кого напоминают в этом клубе праведники в раю, остается неизвестным, как и судьба идеи: клуб с самого начала предполагался как закрытый. 

Александр Смоленский, проект СБС

Проект СБС изначально предполагал: государство - это не что-то осмысленное, а почва для развития частного бизнеса, и все, что удастся у государства отобрать, есть законная добыча предпринимателя. 

Эта точка зрения изначально не нравилась государству, но успехи Смоленского в его реализации до 1998 года поражали: нелюбимый никем во власти, не скупящийся на злые и циничные заявления в адрес чиновников, Смоленский сумел-таки получить во владения «Агропромбанк», ключевую структуру для всего агропромышленного комплекса страны. Переживи объединенный «СБС-Агро» кризис 1998 года (к которому, играя на понижение рубля, Смоленский, видимо, был причастен), банкир бы дождался нынешнего роста сельского хозяйства. 

Но этого не произошло: Смоленскому припомнили все его злые слова, и, заявив, что "вкладчики получат от дохлого осла уши", олигарх уехал в Австрию к семье. 

Возвращение не удалось: хотя идея демонстративной независимости от власти, видимо, работала, новый банковский холдинг Смоленского, "Общество взаимного кредита", пришлось продать Владимиру Потанину, придерживающегося прямо противоположного взгляда на жизнь. 

Михаил Ходорковский, проект "ЮКОС"

Проект Михаила Ходорковского по организации общежития власти и крупного бизнеса принципиально отличается от тех принципов, из которых исходили его предшественники. 

Прежде всего, и Владимир Гусинский, и Борис Березовский, и Александр Смоленский никогда не скрывали своего нежелания даже пытаться менять структуру государственной машины и основные принципы ее существования. Михаил Ходорковский пошел дальше, и многие склонные приписывать его нынешние проблемы именно этому факту. Стремление открыто финансировать условно оппозиционные власти "Союз правых сил" и "Яблоко" на выборах вместо предписанной всем "Единой России" и называется причиной недовольства "ЮКОСом" в Кремле. 

С одной стороны, сюжет не нов: так, накануне выборов 1996 году причиной отзыва лицензии у одного из крупнейших российских банков, "Тверьуниверсалбанка", называлась активная поддержка им КПРФ. 

Впрочем, в стремлении поставить под контроль Госдуму обвиняли уже во времена Владимира Путина и "Альфа-Групп", но все это как-то сошло Михаилу Фридману со товарищи с рук, не говоря уже о таинственных слухах про желание некоей группы российских олигархов во главе с Романом Абрамовичем при живом Михаиле Касьянове продать владельцу "Северстали" Алексею Мордашову пост премьер-министра за блокирующий пакет акций его компании. 

Но Михаил Ходорковский, похоже, замахнулся на большее [...].

Вторая волна

Уже сейчас количество новых олигархов, так или иначе заинтересованных в том, чтобы именно их схема была принята на вооружение властью, значительно превышает число легендарных "банкиров семибанкирщины". 

Вот лишь наиболее популярные идеи. 

"Государство реализует свои интересы в экономике через бизнес". Представителями этой идеи выступают, прежде всего, владелец группы "Базовый элемент" Олег Дерипаска, глава АФК "Система" Владимир Евтушенков. Суть этой идеи заключается в том, что государство, желая реализовать для граждан какой-либо крупный проект (промышленный или социальный), может профинансировать его реализацию через крупные компании-партнеры. 

Полярная этому идея - "государство и крупный бизнес не должны пересекаться по возможности нигде". 

Наиболее яркий представитель этой идеи - гендиректор третьей по размеру российской нефтяной компании "Сургутнефтегаз" Владимир Богданов. Идея эта не чужда, судя по всему, и Роману Абрамовичу. 

Наконец, наиболее популярная идея в олигархическом кругу - "государству выгоден крупный бизнес и его дела". Этой точки зрения придерживается практически весь нынешний состав президиума Российского союза промышленников и предпринимателей, все члены которого вполне могут претендовать сегодня на гордое имя "олигарх". 

Правда, нюансы этой "выгодности" различны: если Владимир Потанин, глава "Интерроса", склонен к более конформистской модели взаимоотношений, то Каха Бендукидзе, руководитель "Объединенных машиностроительных заводов", ближе к позиции Михаила Ходорковского: "бизнес полезен власти, так как может корректировать ее действия на пользу обществу". 

Означает ли это, что в перспективе все крупные предприниматели так или иначе вступят в вооруженную полемику с государственными структурами на почве разногласий по поводу госустройства? Вполне возможно. [...]

 






Наверх

Другие материалы раздела:

"Семибанкирщина"-7 лет спустя
Сдача и гибель олигархов
Ноу-хау Салавата Каримова

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+