Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

 

Дешевые понты дорогой шлюхи

 Лена Ленина (содержанка основателя АФК "Система" Владимира Евтушенкова): "Не люблю, когда меня имеют"

Оригинал этого материала
© "Стрингер", 05.06.2003, "Барби"

Лена Ленина

Через две недели выходит вторая книга Константина Борового о женщинах-предпринимателях. Первая - «Двенадцать самых успешных» - стала бестселлером. Она была о женщинах-собственниках собственных бизнесов. Вторая - «Двенадцать ТОП» - о женщинах-топ-менеджерах крупных бизнесов. 

Одна из героинь книги Константина Борового - Лена Ленина - начинала как руководитель и владелица малого предприятия, производившего в Академгородке рекламные видеоклипы для телевидения. Сегодня она и руководитель собственных фирм во Франции, и киноактриса, и... [содержанка основателя АФК "Система" Владимира Евтушенкова]

Недавно она приняла участие в общеевропейской телевизионной передаче «За стеклом» от России. И стала известна всей Европе. Благодаря своей... замечательной внешности. 

Красота - ее профессия и инструмент в бизнесе. Она выжила в бизнесе, когда была матерью-одиночкой, которой надо было кормить своего ребенка и каждый день идти на работу, «как на войну». Когда ее выкинули из бизнеса в Академгородке, она начала бизнес с нуля в Париже. Она была и моделью, и владелицей большого модельного и рекламного бизнеса. Она была актрисой и продюсером своего же фильма. Скоро она станет самой известной в Европе представительницей России на европейских телеканалах. Но и тогда никто не узнает года ее рождения.

Я напрочь не помню, сколько мне лет

Владимир Евтушенков

К.Б.: Ленина - это девичья фамилия?

Л.Л.: Да, замуж-то не берут.

К.Б.: Почему? У вас высокие требования? Хотя с такой красивой грудью должны быть высокие требования.

Л.Л.: У меня еще и ножки очень хороши, и глазки ничего, а ушки, носик и животик - просто прекрасны. И вообще, я даже была «мисс» одного телевизионного канала.

К.Б.: Вы как-то подозрительно молодо выглядите. Сколько вам лет?

Л.Л.: Я в первую очередь модель, а нам неприлично говорить о своем возрасте. Еще контракт с Жаком Дессанжем сорвется. Вы как чекист - все вам расскажи! Я обо всем готова говорить, кроме того, что может нанести мне вред.

К.Б.: Кто вас воспитывал?

Л.Л.: Дедушка. Он был очень крупным руководителем в Научно-исследовательском институте авиации, десять тысяч подчиненных имел, самолеты проектировал. Крупнейший, секретнейший, его до самой смерти КГБ прослушивал. 

К.Б.: У вас дети есть?

Л.Л.: Сын Климентий, возраст забыла.

К.Б.: Давайте для определенности напишем восемь. Надеюсь, ему не девятнадцать?

Л.Л.: Да что вы! Неужели я так выгляжу?! Давайте лучше семь напишем, потому что даже восемь - это уже слишком.

К.Б.: Цветы любите?

Л.Л.: Орхидеи, но только в горшках. У Франсуа Миттерана был приятель, некто Пила. Его сын прислал мне однажды очень много цветов, а я их обратно отправила. Он так этим заинтересовался, что велел выяснить, какие цветы я от него приму. В итоге в гостиной парижской квартиры все было занято белыми орхидеями в горшках.

К.Б.: Он хотел жениться?

Л.Л.: Готов был на все, сделал предложение в присутствии свидетелей и адвоката. Мне не нравится такой тип мужчин

К.Б.: По-моему, когда женщина отказывается выйти замуж, это очень литературно. Мужчины никогда не вызывали у вас чувства гнева?

Л.Л.: Однажды я рассчиталась за мужчину в ресторане. Это было во Франции, и я не знала тогда, что там это норма. А он хотел на мне жениться...

К.Б.: Я пытаюсь себе представить мужчину, вашего руководителя или партнера, который бы мог спокойно существовать рядом с вашей красотой, и не могу...

Л.Л.: Я предпочитаю руководителей-гомосексуалистов.

К.Б.: Вы скрываете дату своего рождения, но ваш знак зодиака можно узнать?

Л.Л.: Я родилась на стыке двух знаков: Солнца и Луны.

Не люблю, когда меня имеют

К.Б.: Как вы пришли в бизнес? 

Л.Л.: Однажды ко мне прискакала моя приятельница и сказала, что в автобусе встретила человека, который возглавляет школу фотомоделей. Он пригласил ее туда, а она без меня идти не хотела.

К.Б.: Сколько вам было лет?

Л.Л.: Восемнадцать. Я ей сказала, что мне это неинтересно, но она настояла.

К.Б.: Это было в Новосибирске?

Л.Л.: Не помню. На просмотр я, как всегда, оделась очень эпатажно, сексуально. Мы прошли отбор, но женщина-режиссер сказала, что возьмет только обеих сразу. Я ответила, что если я нужна как модель, я пойду, но платить за обучение не буду. Во мне это уже тогда было.

К.Б.: Наглость?

Л.Л.: Нет, просто не люблю, когда меня имеют. Я сразу поняла, что на нас хотят заработать.

К.Б.: Родители знали о вашей затее?

Л.Л.: Что вы! Я из научной семьи, и мои родители хотели видеть меня нобелевским лауреатом, а никак не фотомоделью.

К.Б.: Вы боялись, что вас будут считать проституткой? В России часто женщину называют проституткой или блядью только за то, что она красива.

Л.Л.: Меня уж никак нельзя назвать проституткой. Я всем могу показать, как строится мой день. Я бегаю с одной встречи на другую. А компромиссы, на которые порой приходится идти, ничего общего с проституцией не имеют.

К.Б.: В восемнадцать лет очень трудно быть моделью и не идти, как вы говорите, на компромиссы.

Л.Л.: А я была еще и молодой мамой. Во время работы выбегала звонить домой. Я тогда удрала от мужа и была совершенно одна.

К.Б.: Мне кажется, что лучше всего вам было бы рекламировать нижнее белье...

Л.Л.: Я только недавно начала сниматься смело.

К.Б.: Вас часто пытались уложить в постель?

Л.Л.: В личной жизни или профессиональной? Я не сплю с теми, с кем работаю.

К.Б.: Наверняка в вашей собственной фирме стали лучше и обширнее контакты с заказчиками.

Л.Л.: Да, я умею убеждать лучше других.

К.Б.: Сколько вы тогда начали зарабатывать?

Л.Л.: Я помню, что за несколько месяцев я купила маме большую квартиру.

К.Б.: А до этого, работая моделью, много зарабатывали?

Л.Л.: Скромно. Зарплата была очень маленькая.

К.Б.: Итак, вы начали делать бизнес, наняли людей. Куда вы пошли за деньгами?

Л.Л.: Я пошла к крупным фирмам. К ребятам, которые начали завозить в город автомобили «Пежо». Позвонила и попросила встречи с президентом компании.

К.Б.: Он знал вас?

Л.Л.: Нет. Я назвалась представителем рекламной группы и сказала, что у меня есть интересная рекламная концепция.

К.Б.: Вы заходите в его кабинет, и он падает замертво!

Л.Л.: Понятно, что я всегда пользовалась своей внешностью. Когда приходит такая Мальвина, да еще говорит умные слова...

К.Б.: Такое милое сочетание. Это так сексуально: одновременно и головка, и попка! Президент ни о чем думать не может, глаза сосредоточены ниже вашего подбородка...

Л.Л.: Мне лестна такая точка зрения, но не забывайте, что бизнесмены умеют считать деньги. И если предложу им невыгодные условия, получу отказ.

К.Б.: Кто разработал вам концепцию? Все-таки вам тогда было восемнадцать лет - такая молодая дурочка.

Л.Л.: Я никогда не была дурочкой. В то время была молодой матерью, а это серьезный борец за жизнь.

К.Б.: Вы снимались и одновременно кормили грудью, до какого возраста кормили?

Л.Л.: До года.

К.Б.: Вы жили только с ребенком?

Л.Л.: Да, когда я убежала от мужа, сыну было несколько месяцев. А муж у меня был очень достойный, красивый - блондин с голубыми глазами, - большой умница, эрудит, всегда умел себя преподнести. И очень интеллигентный, как все львы. Родители нас очень быстренько отселили.

К.Б.: Почему убежали от мужа?

Л.Л.: Мы оба лидеры. Он очень сильный, но не почувствовал, что и я тоже. В семье он вел себя совершенно по-мусульмански - пытался полностью лишить меня иннициативы...

К.Б.: Чтобы уйти от мужа с грудным ребенком, нужны очень серьезные основания: бьет или есть нечего.

Л.Л.: Нет, он очень хорошо зарабатывал. Я ушла от человека, который в неприлично молодом возрасте неприлично много зарабатывал.

К.Б.: Бросить такого мужа? Раскалывайтесь, что произошло?

Л.Л.: Я не сделаю ему больно. У меня есть к нему претензии, но я не буду обнародовать их на всю страну.

К.Б.: Вы его не любили?

Л.Л.: Любила.

К.Б.: Вы были стервой?

Л.Л.: Нет, я была слишком прямолинейна.

Трюков очень много

К.Б.: Возвращаемся к бизнесу. Как вы оделись, когда пришли к этому директору?

Л.Л.: У меня всегда было стремление ходить в классических костюмах. Только сейчас я сменила стилиста и стала носить спортивные вещи. А вообще я всю жизнь сознательно старила себя этими костюмами, чтобы меня воспринимали как серьезного человека.

К.Б.: Сколько вы содрали с него за ролик? 

Л.Л.: Где-то около полутора тысяч долларов.

К.Б.: В конце концов вы оформили компанию юридически. Зачем?

Л.Л.: Я не люблю врать, не хочу дергаться, хочу спать по ночам спокойно.

К.Б.: Какой это был год?

Л.Л.: Не помню, я запуталась в показаниях. Примерно середина 90-х.

К.Б.: Количество заказов увеличивалось?

Л.Л.: Конечно, более того, я начала производить рекламные фильмы, рекламные телевизионные передачи. Не 30 секунд, а целая программа, джинса так называемая. Половину передач я сама и вела, иногда у меня было до пяти передач в неделю.

К.Б.: Вы сосредоточились на работе с заказчиками?

Л.Л.: Да, это всегда делала сама. Я организовала школу рекламных агентов, сама преподавала в ней, потом самых способных учеников привлекала к преподаванию...

К.Б.: Сколько вы платили агенту?

Л.Л.: От 10 до 20 %. Рекламных фирм очень много, поэтому чем больше ваших агентов, чем лучше они организованы, тем больше вам достается от рынка. 

К.Б.: Что же оставалось вам?

Л.Л.: Надо сказать, что я была самым успешным рекламным агентом. За день принимала до десяти человек. С мужчиной, если у него слюнки потекли, легко, он на все согласен. Но бывают и те, кому ты не нравишься как женщина.

К.Б.: Как вы действовали в этом случае?

Л.Л.: Если я вижу, что клиент совершенно индифферентен к моей внешности, значит, надо убедить его, что я хороший специалист. Пускаю в ход понты: показываю нашу работу для более солидных клиентов, показываю лучшие рекламные ролики. Трюков очень много.

К.Б.: Мужчинам в бизнесе легче: они могут в баню сходить, выпить...

Л.Л.: Я не пью. А если в баню пойду, то на мне потом никто не женится.

К.Б.: Собираетесь замуж?

Л.Л.: Планирую встретить принца.

К.Б.: Каким был следующий этап развития бизнеса?

Л.Л.: Мы стали заниматься анимацией и мультипликацией.

К.Б.: Когда вы сами перестали сниматься?

Л.Л.: Когда на это совершенно не осталось времени. Гораздо важнее было построить свою компанию.

К.Б.: Мне всегда казалось, что самое страшное - работать под началом женщины.

Л.Л.: Мне нужно было стараться быть мамой, а я была совершенной девчонкой и остаюсь такой. Мне нравится, когда меня перестают воспринимать как сексуальный объект. Альфонсов боюсь до сих пор. Альфонсы любят меня больше, чем богатых старух.

К.Б.: Вы удобны для альфонсов - на вас еще и стоит.
Скажите, занимаясь бизнесом, вы не стали мужиком?

Л.Л.: Нет, конечно, потому что я не сплю с теми, кого не люблю. Я возбуждаюсь от мозгов, мне нравятся умные мужчины.

К.Б.: Вы - серьезный борец, поэтому готовьтесь, после выхода книги вас будут агитировать идти в феминистки.

Л.Л.: Мне все время предлагают. Сегодня моя идея - полная свобода женщины от финансовой и любой другой зависимости. Чтобы прокормить себя, женщина может найти ресурсы и сама. А вообще считаю, что женщины генетически не могут любить других женщин, поэтому не верю в искренность таких союзов. 

Нашлась еще красивее

К.Б.: А что потом случилось с вашим бизнесом?

Л.Л.: Произошла очень большая неприятность. Я добилась успеха, и не было ни одного человека в нашем городе, который бы не знал меня в лицо. Мальчики стремились появиться со мной где-нибудь в компаниях, лишь бы о них завтра заговорили газеты.

К.Б.: Вас, наверное, безумно любили криминальные авторитеты?

Л.Л.: Была одна история: два криминальных авторитета, главари банд, конкурирующих между собой, одновременно предложили мне свои услуги бесплатно.

К.Б.: Вас пытались рэкетировать? 

Л.Л.: Представьте себе, нет! Наверное, ко мне просто несерьезно относились и не думали, что у меня может быть большой оборот. Но к этому времени появилось много зависти, а самые страшные завистницы - красивые женщины. Однажды на один из отборов моделей напросилась пара моих приятелей. Они уже давно перестали видеть во мне женщину, и мы просто дружили. Один приятель запал на одну из моих моделей, и как-то так серьезно.

К.Б.: Девушка не устояла?

Л.Л.: Такие ребята прилагают огромные усилия и дарят такие подарки, что простые девчонки, конечно, поддаются. И у них случилась страшная любовь...

К.Б.: А девушка попросила у своей золотой рыбки: «Сама хочу быть золотой рыбкой»?

Л.Л.: Знаете, модели ходят передо мной в купальниках, а я сижу и командую: эта направо, эта налево, эта пошла на фиг. Я тоже бывшая модель, мне почти столько же лет, но одним росчерком пера я могу сделать из нее звезду или уничтожить. Многим это не нравилось. И вот она, получив парня, стала из него веревки вить, чтобы занять мое место.Он заказал меня попугать группе быстрого реагирования. Пришли ребята в камуфляже, с автоматами, и на глазах изумленных сотрудников и клиентов меня вывели. К счастью, в тот момент у меня в кабинете находился депутат Госдумы [под кличкой "депутат" здесь и далее фигурирует давний "спонсор" Лены Лениной Владимир Евтушенков, который депутатом Госдумы никогда не был]. Он не стал сразу показывать свое удостоверение, и нас повели вместе. Выводят на улицу, зима, а я в это время года дальше чем от машины до офиса не хожу, поэтому и шапки-то у меня много лет нет, и шуба только для вида, и каблуки высокие. Нас привезли в милицию, посадили на скамью, на которую и смотреть-то было страшно - там сидели бомжи и проститутки.

К.Б.: Телефона с собой не было?

Л.Л.: Телефон запретили брать.

К.Б.: А депутат?

Л.Л.: Он сидел, слушал и ждал. А когда его начали оскорблять, достал свою корочку. Тут все так засуетились, потому что поняли - сейчас их накажут. Это была явно нелегальная акция, не было санкции никакой. Испуг, извинения, но к тому времени нас продержали там уже семь часов.

К.Б.: Сколько вы делали роликов каждый месяц, тридцать? Я хочу посчитать ценность бизнеса, за который шла борьба. Это приносило тысяч сто долларов в месяц?

Л.Л.: Не хочу обсуждать цифры. Мы быстро вычислили, кто виновник, и когда тот парень прилетел в Москву, служба безопасности депутата сразу из аэропорта к себе увезла его. Бить не били, но не отпускали до тех пор, пока он не согласился на наши условия.

К.Б.: Какие?

Л.Л.: Хотел купить бизнес - так покупай.

К.Б.: Сколько запросили?

Л.Л.: Точно не помню, но цифра, которая до меня дошла, превышала реальную стоимость бизнеса раза в три. Его вынудили купить компанию у меня, но на наших условиях. По сути, я продала только агентскую базу, а оборудование вывезла. А сотрудникам я сказала, что они имеют право работать под этим новым руководителем или уволиться.

К.Б.: Почему вы все-таки согласились продать бизнес?

Л.Л.: Не могла больше там работать, была напугана, сломлена психологически.

К.Б.: Новая хозяйка не справилась?

Л.Л.: Фирма заглохла буквально через несколько месяцев. 

Я не хочу здесь жить

К.Б.: А вы сразу уехали?

Л.Л.: Ну да. Еще раньше я увезла маму и ребенка в Париж, хотела, чтобы сын получал хорошее образование. А после того случая я поняла, что больше не хочу жить здесь. 

К.Б.: Поэтому вы не любите Новосибирск?

Л.Л.: Я никогда там не жила. Я жила в Академгородке.

К.Б.: Вы улетели в Париж?

Л.Л.: Сразу. К счастью, у меня были отложены деньги, которых хватило, чтобы приобрести там все необходимое и начать бизнес.

К.Б.: Нелегко там начинать?

Л.Л.: Был период, когда я знала, что не буду зарабатывать, но буду знакомиться с людьми.

К.Б.: Друзья были?

Л.Л.: Французы. Я сознательно начала искать контакты в кино и на телевидении.

К.Б.: А личная жизнь?

Л.Л.: У меня на тот момент не было мужчины, с которым бы я переехала как с мужем. 

К.Б.: Почему у новой хозяйки ничего не получилось?

Л.Л.: Мой характер формировался годами. Я каждый день боролась, как лев. А у нее и так все хорошо: мужик - богатый промышленник, ей не нужно зарабатывать деньги. Такой человек не может добиться успеха в бизнесе. Только нужда, ответственность и постоянная потребность сопротивляться формируют предпринимателя.

К.Б.: Вы так переживаете, как будто это произошло вчера. Отвлекитесь, расскажите, какой у вас сейчас проект?

Л.Л.: Совсем скоро начнется новый проект - такое общеевропейское «Застеколье», 24 часа в сутки нас будут снимать пятьдесят камер. Компьютером, телефоном, записной книжкой и ручкой запрещено пользоваться.

К.Б.: А как же личная жизнь?

Л.Л.: В списке разрешенных вещей есть презервативы. То есть они предполагают, что мы там будем размножаться.

К.Б.: Свободных мест там не осталось?

Л.Л.: А какую страну вы будете представлять? Если я отдам вам свое место от России, вряд ли вам там сильно понравится.

К.Б.: Вам важен этот проект?

Л.Л.: Если ничего не сорвется, то более известного русского человека, чем я, в Европе просто не будет. В понедельник я снимаюсь на обложку очень крупного французского журнала. А сколько мне пообещали обложек, сколько появлений в прайм-тайм! Я никогда в жизни не получила бы столько, если бы не этот контракт.

Суперстар из задницы

К.Б.: Итак, приезжаете вы в Париж, и что?

Л.Л.: Жизнь с чистого листа. Потому что никого не волнует, что ты суперстар где-то в заднице. К России французы относятся очень пренебрежительно.

К.Б.: В Париже вам помогали мужчины?

Л.Л.: Нет. Мужчины умные, хитрые, скорее, стараются использовать вас. Меценатов я встречала редко. И чем он умнее, хитрее и высокопоставленнее, тем быстрее попытается вас использовать. Поэтому я не особенно рассчитывала на чью-то помощь.

К.Б.: А контакты? 

Л.Л.: Контакты - это моя заслуга. Мне недавно сказали про одного бизнесмена: «Ну конечно, его Лужков назначил!» А почему тебя не назначил? Это его заслуга. Так вот, мои контакты - это моя заслуга. Я их ищу, я их культивирую, я очень много работаю, чтобы получить их. Это тоже наш капитал.

К.Б.: Но через мужчин в основном?

Л.Л.: Так получилось, что в бизнесе мужчин больше, чем женщин, поэтому и контактов с ними больше.

К.Б.: Расскажите чуть подробнее, чем вы занимаетесь сейчас.

Л.Л.: Производством телевизионных передач, поиском контактов в области кино. Я считаю, что пока это удается.

К.Б.: Вы занялись этим как предприниматель?

Л.Л.: Да, конечно, я даже актерским делом занимаюсь, чтобы потом стать кинопродюсером. Раньше занималась телепродюсированием, а кино - бизнес на ступень выше.

К.Б.: С чего вы начали в Париже, на чем заработали свои первые деньги? 

Л.Л.: Свои первые деньги я еще не заработала. Зарабатываю, но немного.

К.Б.: Но вы не вышли на Монмартр?

Л.Л.: Нет, я потратила много месяцев на выстраивание отношений, поиск нужных людей.

К.Б.: Вы опять продавали себя как модель?

Л.Л.: Нет, я продаю себя как ведущую. Продюсирую собственные программы с известными людьми у них дома.

К.Б.: И куда их продаете?

Л.Л.: Куда возьмут. Потому что Мирей Матье нельзя продать даже на кабельные каналы, ее французы не любят, говорят, вышла из моды. А у нас ее с удовольствием возьмут даже на центральные каналы. До этого я еще возглавляла компанию «Интурист-Париж» - представительство компании «Интурист» в Париже. А потом поняла, что туризм - это не мое.

К.Б.: В Париже мужчины тоже обращают на вас внимание?

Л.Л.: У меня нет недостатка в мужском внимании. Я радуюсь, когда встречаю гомосексуалиста.

К.Б.: Как дальше развивался ваш бизнес?

Л.Л.: Следующим этапом стало кино. На прошлогоднем Каннском фестивале меня заметил один режиссер. Я была в составе французской телевизионной группы и просто гуляла по лестнице.

К.Б.: Почему он выбрал именно вас?

Л.Л.: Это фильм об Иоганне Себастьяне Бахе и его второй жене. У женщин Лотарингии восемнадцатого века были такие же высокие скулы, как у меня. Я прочла сценарий - он мне очень понравился, и, главное, режиссер не проявлял ко мне никаких сексуальных притязаний. В этом фильме нет жестокости, насилия, секса, того, чего я не люблю в современных фильмах.

К.Б.: Дорогой?

Л.Л.: Многомиллионный. А я получу 20 % от прибыли.

К.Б.: Вы разбираетесь в музыке?

Л.Л.: Да. У меня дедушка - профессор Московской консерватории.

К.Б.: У вас главная роль в фильме?

Л.Л.: Я буду играть Анну-Магдалену - вторую жену Баха. 

К.Б.: Параллельно вы берете интервью?

Л.Л.: С сентября на третьем французском канале запускается крупная еженедельная программа о культурной жизни Парижа. Я буду вести ее вместе с одним молодым писателем. 

К.Б.: Мне кажется, что проект, в котором вы начинаете участвовать через несколько дней, придуман только для того, чтобы снять несколько сексуальных сцен.

Л.Л.: Люди есть люди, конечно, они будут спариваться, но не все.

К.Б.: Но вас будут снимать два раза в день без штанов!

Л.Л.: Конечно, если снимать круглосуточно, где-то что-то обязательно мелькнет.

К.Б.: Это уже не бизнес.

Л.Л.: Это часть моего бизнеса, это создание имиджа. А сколько у меня будет обложек и рекламных контрактов, на которых я заработаю еще больше!

К.Б.: Зачем вам такая слава?

Л.Л.: Просто слава мне не нужна, я хочу быть сильным кинопродюсером, зарабатывать себе на жизнь. Я готовлю себя к этому. Собираюсь, кстати, в скором времени еще и петь.

К.Б.: Может, вы слишком много хотите: и петь, и продюсировать, и сниматься...

Л.Л.: Согласна, многовато, но все это не выходит за рамки шоу-бизнеса. Я никогда не буду торговать нефтью или газом, хотя могла бы. Профессия актера тоже более долгая, чем фотомодели.

К.Б.: Вы понимаете, что со временем для вас что-то поменяется?

Л.Л.: Надеюсь, что в лучшую сторону.

К.Б.: Вы были самостоятельным ребенком?

Л.Л.: В три года, когда мама вывела меня погулять, я посадила ее на скамеечку и сказала: «Сиди здесь, жди меня и никуда не уходи, а я сейчас вернусь!»

Я была почти женой очень богатого человека

К.Б.: Вы не хотите попробовать быть только женой?

Л.Л.: Однажды я из почти мужененавистницы с яркой внешностью, из женщины, у которой нет личной жизни, потому что она очень много работает и к мужикам относится неуважительно, вдруг превратилась в любимую женщину очень богатого человека.

К.Б.: Как жена?

Л.Л.: Наверное, как жена. Он не платил мне, а приносил зарплату домой. Ее невозможно было потратить. Но самое главное - не материальная зависимость, а образ жизни женщины, которая везде следует за своим мужчиной. Сегодня он в Гонконге, завтра на приеме у английского принца, потом еще где-то. Он мотался по всему миру, а я с ним, и собственный бизнес вести было невозможно. Я чувствовала, что становлюсь каким-то придатком, пусть даже и очень уважаемым. 

К.Б.: В какой области был у него бизнес?

Л.Л.: Забыла напрочь. Я поняла, что не могу без самореализации. Тогда он мне заявил: «Или я, или все это дерьмо!», подразумевая обложки, съемки, модельный бизнес. Я выбрала «это дерьмо» и при этом поняла, что он не любит меня. Нельзя сказать любимому человеку: «Я люблю тебя всего, но только давай ампутируем твою правую руку».

К.Б.: Вы стали прагматичней из-за бизнеса?

Л.Л.: Конечно, с мужчинами стало проще. Теперь меня гораздо труднее обмануть, а мне легче стало им отказывать.

К.Б.: Вам не хотелось бы влюбиться в кого-нибудь, чтобы начать серьезные отношения?

Л.Л.: В то количество людей, которые с утра до вечера пристают к симпатичной блондинке, физически невозможно влюбиться. Я чувствую себя кроликом в стране удавов. 

 








Наверх

Другие материалы раздела:

Властелин 5-ти колец
"Системный" распил=>
Муж сестры Елены Батуриной
Еще один миллиардер
Проверка приватизации МГТС
Башнефть и допрос Евтушенкова
Структура АФК "Система"
"Организатор" - часть "Системы"
Дешевые понты дорогой шлюхи
Империя. Системный подход
АФК "Система" +
Досье "Региона" и "Системы" +
Серые кардиналы
Музей-квартира Алексея Толстого
Родственные связи "Системы"
Строительство для наследников
Захват ФГУП ЦХЛС
Атака на "СМАРТС"
Заход на "Тольяттиазот"
Планы снести "Детский мир"
"Детский мир" получит Феликс
Погром в "Детском мире"
Серебряный Бор Евтушенковых +
"Система" роет возле Жуковки
Беспредел на Войковской
Концерн "Научный центр" +
Ток капитала
Почетный консул Люксембурга

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+