Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© "Консерватор", 30.02.2003

Чернеет брандер одинокий. Крушение одной бизнес-империи

Павел Рябиков

Суть конфликта

В январе 2002 г. предприниматель Андрей Андреев сообщил общественности, что его бизнес, в который входили "Ингосстрах", "Автобанк", Орско-Халилский металлургический комбинат (НОСТА), страховая компания "Ингосстрах-Россия" и ряд менее известных компаний — всего числом около сотни, — был у него отнят насильственным путем. Более того, чуть ранее было возбуждено уголовное дело о хищении в особо крупных размерах (ст 159). В рамках этого дела генпрокуратурой были арестованы акции спорных предприятий. Уже намеченные сделки с этими активами оказались заблокированными.

Бизнес Андреева был куплен в сентябре 2001 года альянсом "Базового элемента", Millhouse capital И ГНК «Нафта—Москва». При этом в роли конечных покупателей выступала тройка Дерипаска — Абрамович — Махмудов, а посредником был владелец "Нафты" Сулейман Керимов. 

После ареста акций ситуация развивалась следующим образом. Арест, наложенный на проблемные акции, был весной 2002 года с них снят, что позволило новым собственникам спорного бизнеса провести с ними все запланированные сделки: "Автобанк" достался ИБГ "НИКойл", "Ингосстрах" (с учетом дополнительной эмиссии акций) — "Базовому Элементу" (спорный пакет акций — 85% — был в итоге размыт до 17,8%; при этом его владельцем стал лично Олег Дерипаска, а треть досталась Александру Мамуту). В НОСТА на паритетных началах вошла компания "Интерфин", принадлежащая главе "Газпроминвестхолдинга" Алишеру Усманову. "Ингосстрах-Россия" досталась ИК "Атон". 

Последний эпизод конфликта произошел в апреле 2003 года, когда сотрудники МВД произвели в рамках заведенного дела выемку документов в офисах "Русала" и "Базэла".

Андреев продолжает утверждать, что в итоге спорный бизнес принадлежит ему — и рано или поздно к нему же и вернется. 

PR-баталии: кому на благо

Отметим, что большинство публикаций в прессе, посвященных этому конфликту, можно при желании отнести к числу отстаивающих интересы той или иной стороны. Можно сказать, что на настоящий момент итоги PR-войны носят двойственный характер: с одной стороны, в публикациях, которые направлены на защиту интересов покупателей спорного бизнеса, приводятся довольно сильные и правдоподобные аргументы, свидетельствующие не а пользу Андреева, к тому же этих публикаций ощутимо больше. А с точки зрения тактики Андреев получил гораздо более выгодную прессу — видимо, не в последнюю очередь из-за того, что акционеры "Русала", "Базэла" и "Нафты" договорились не комментировать происходящее. Сложилась парадоксальная ситуация, в которой позиция Андреева оказалась высказанной в меньшей, но при этом и наиболее авторитетной части СМИ.

И еще одна существенная деталь — Андреева, похоже, не волновали репутационные последствия этой PR-кампании. Терять ему особенно нечего: очевидно, что в текущей ситуации конгломерат его оппонентов обладает гораздо более впечатляющими возможностями для отстаивания своей позиции. С точки зрения здравого смысла вероятность возврата ему спорных активов носит весьма исчезающий характер: эксперты сходятся на том, что вернуть эти активы без политической воли практически невозможно. А вот причинить существенный репутационный ущерб и создать предпосылки для силового давления на группу "покупателей" у него вполне получилось. Достойный пример того, как можно "гарцевать на мертвой лошади".

Основные аргументы Андреева сводятся к следующему:

— бизнес у него отняли красноярские бандиты, до 98-го года "крышевавшие" Автобанк. После 98-го платить стало нечем, но Родион Гамзаев, глава некоей красноярской ОПГ, продолжал требовать отступные. Когда стало ясно, что денег не будет, Гамзаев вместе со своими подельниками Кузнецовым и Ботевым вынудили посредством шантажа и угроз главу Автобанка Наталью Раевскую подписать требуемые документы о продаже бизнеса. Часть необходимых подписей была подделана. При этом, как утверждает Андреев, Родион Гамзаев намеревался Андреева физически устранить. По утверждению Андреева, партнеров у него никогда не было. 

- Обещание предъявить в судах убедительные доказательства того, что спорный бизнес принадлежал именно ему, Андрееву.

- Утверждение относительно того, что покупатели не могли не понимать, что и у кого они покупают: Андреев оценивал свой бизнес минимум в 500 млн и утверждал, что эта оценка была очевидна для всех сторон. Таким образом, 90 млн, заплаченные Дерипаской — Абрамовичем — Махмудовым — Керимовым, были выплачены за изначально сомнительный товар — и такой дисконт был вызван именно этим обстоятельством. 

Позицию источников, выступающих в защиту покупателей спорного бизнеса, можно вкратце просуммировать так:

- У Андреева были партнеры, и Гамзаев был одним из них. Конфликт был вызван тем, что Андреев попытался "кинуть" Гамзаева. Для этого Андреев выдал через Автобанк большой кредит НОСТА — с целью инициировать ее ложное банкротство.

Активы Автобанка оказывались бы в этом случае увязшими в ситуации с НОСТА, которую контролировал Андреев. Реализации этой схемы помешал партнер Андреева по НОСТА, которого Андреев тоже собирался кинуть, — руководитель трейдера "Стилтекс" Владимир Савельев. Он отдал ситуацию Альфа-групп — и банкротство НОСТА уже получилось настоящим.В попытке спастись Андреев передал бразды правления на НОСТА Керимову, но было уже поздно: Альфа "зашла" на предприятие. Естественно, в этой ситуации бизнес Андреева шел прахом. С помощью компромата на Андреева Гамзаев взял ситуацию под свой контроль и попытался выручить за пропадающий бизнес хоть что-то.

Последствия следствия

История с Андреевым наглядно показала, какие опасности может таить в себе непубличное владение предприятиями через номинальную офшорную структуру, как это, в основном, принято делать в России.

После этой коллизии крупные олигархические группы начали публично раскрывать структуру владения собственностью (в течение 2002 г. достоянием общественности стала акционерная структура "Юкоса", АФК "Система" и "Лукойла"). Конечно, не последнюю роль в этом процессе сыграли и инвестиционные соображения, но гипотеза, согласно которой рассматриваемая нами история стала неким катализатором объективного процесса, также имеет право на существование. 

Очевидно, Андреев не получил и вряд ли получит какую-либо выгоду от этой войны. Скорее создается впечатление, что он поработал своеобразным "брандером" в отношении флотилии Дерипаски — Абрамовича — Махмудова. Использование брандера — то есть таранящей корабль противника шлюпки, набитой взрывчаткой (хотя, конечно, в случае с делом Андреева речь идет о веществах иного свойства — скорее отталкивающего, нежели взрывчатого) принадлежит к числу довольно старых военно-морских боевых приемов.

При том, что существенного вреда его нападение противнику до сих пор не принесло, предпосылки для нанесения такого вреда он создал вполне легитимные. Интересно в связи с этим отметить, что спорная сделка хронологически совпадает с еще двумя невыгодными для "покупателей" событиями: отстранением от должности близкого этой группировке главы МПС Николая Аксёненко и гибелью "мистера Вульфа, решающего проблемы" российской металлургии, — Антона Малевского. В связи с этим хочется отметить, что дело Андреева может рассматриваться, в числе прочего, и как объективная составляющая процесса равноудаления от центральной власти наиболее амбициозной олигархической группировки. Причем, что наиболее ценно, — не силового равноудаления, а скорее "отчасти по собственной вине".

Ну, и самое главное — нельзя не признать, что для общества в целом последствия этой истории носят скорее благоприятный характер — активы Андреева получили гораздо более эффективного (и при этом в достаточной степени подконтрольного центральной власти) собственника. А официальное раскрытие крупнейшими предприятиями акционерной структуры также работает скорее во благо общества, нежели во вред ему.

 




Наверх

Другие материалы раздела:

На Андрееве – труп
Комментарий Андреева
Конец войне
Крушение бизнес-империи
Бизнес-клан по захвату
Покушение на Андреева
Следствие не поверило Андрееву
Проверка СМИ на вшивость
Информационная дубина
Грязное дело
Крыша поехала
Тайная полиция олигарха
"Ментовская крыша" Андреева
Наталья Раевская. Интервью
Андрей Андреев. Интервью

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+