Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

 

 Газета занималась информационным рэкетом

Оригинал этого материала
© "Стрингер", 04.11.2003, Фото: "Компания"

Предпоследние «Известия»

Михаил Кожокин

16 октября с работы был снят главный редактор газеты «Известия» Михаил Кожокин.

Еще в конце сентября в № 15 мы начали публиковать сериал под названием «Как Кожокин стал главным», намереваясь рассказать, как человек, который пришел работать кризисным управляющим в главную газету страны, стал ее главным палачом.

Начали мы сериал словами: «В здании «Известий» расположен зал игровых автоматов, тощие и ободранные журналюги сидят за компьютерами образца 1995 года, и все всего боятся. Кто же так поранил коллектив прославленной газеты? Этого человека зовут Михаил Кожокин. И он пришел в «Известия» в качестве завхоза...» 

А когда мы верстали вторую часть сериала, Кожокина сняли с работы решением совета директоров «Проф-медиа» - холдинга, который волею судеб объединяет «Комсомольскую правду», «Экспресс-газету», «Ведомости», «Известия» и ряд развлекательных журналов.

[...] В журналистике происходят скверные явления, и показателем увядания является как раз наиболее помпезная газета страны - «Известия». Из этой газеты можно было узнать, какую мясорубку не стоит покупать, но из нее никогда не узнать, какого президента не стоит выбирать, что стоит за войной крупных корпораций друг с другом, вообще, из этой газеты очень редко вылезала эксклюзивная информация. На полосах «Известий» был искусственный каток... 

Были и просто бытовые гадости. Михаил Кожокин, ставленник олигарха Потанина, приказал изъять у патриарха русской журналистики Александра Бовина пропуск для прохода в здание «Известий». Дескать, зачем старику шляться по этажам, где люди неустанно работают? Таким образом, Кожокин довершил разрушение неприкасаемой касты «золотых перьев», воспитанных предшественниками начиная с Аджубея.

Потанинцы зашли в «Известия» делать деньги, а не журналистику, зашли просто потому, что здание располагается на площади Пушкина, в центровом месте. Поэтому газета «Известия» вскоре после их приземления в этом месте покрылась трупными пятнами. 

В распоряжении «Stringer» есть письмо, написанное одним из замов главного редактора - непосредственно Михаилу Кожокину.

Но поскольку письмо очень личное, мы не будем обильно цитировать, а просто чуть-чуть приоткроем завесу тайны.

В письме говорится о жестокой политике штрафов, которую ввел Михаил Кожокин для неугодных журналистов. Основная зарплата у всех маленькая, а в распоряжении главного редактора Кожокина был так называемый премиальный фонд, который он применял как дубину. Фраза: «Кстати, любопытно, если вы и в этом месяце не станете по заведенному обыкновению распределять свою долю бюджета - премию, то как же тогда надо работать, где тот идеал, который сделает возможным ее все же распределение? Или «премия» в бюджете вовсе не предназначена для того, чтобы ее вообще распределять?» Такая интересная деталь насчет премиальных денег. Намек более чем прозрачный.

Любимая женщина Михаила Кожокина - Ирина Тарасова, которая работала с ним еще в Онексимбанке и которая замкнула на себя в газете весь пиар, а также «косуху» и рекламу, в одном из интервью сообщила: «Задачи, поставленные нами, выполнимы, но не за счет собственных оборотных средств. Эту задачу (развития газеты) будут решать не менеджеры «Известий», а менеджеры управляющей компании-холдинга «Проф-медиа». Мы готовим стратегию развития и канву бизнес-плана, а они... будут определять, кому их предложить». Короче, деньги будет платить «Проф-медиа», а руководство газеты будет ими распоряжаться.

Что следует из этих документов? 

Кожокин, получив в руки главную газету страны, которая после гражданской смерти «Правды» осталась самым старым брэндом на рынке СМИ, решил создать паханат. Редакция главной газеты страны немедленно вступила в сговор не только с властью, что было естественно всегда для «Известий, но и со всеми крупными бизнес-структурами, которых «Известия» цитируют за деньги, никогда не трогают (за деньги), а если появляется «компромат», то немедленно показывают его заинтересованной структуре, чтобы выколотить деньги за непубликацию текста. То есть солидная газета занималась несолидным делом - информационным рэкетом.

Рентабельность- от слова «рента»

«Известиями» якобы управляли две противоположные группы людей. Первая - это «комсомольцы», то есть совет директоров «Проф-медиа», холдинга, который объединяет «Комсомольскую правду», «Экспресс-газету», а «Антенну» и ряд развлекательных изданий. Эта группа делает деньги, создавая попсу для простых граждан. А другая группа - потанинцы. Они делают чтиво, приятное для олигархов и капиталистов. Издают «Известия», «Ведомости» и т.д. Кожокин на комсомольцев холдинга «Проф-медиа» поплевывал и в свою творческую лабораторию не пускал. Но деньги на развитие газеты брал охотно.

Уже после отставки, сделав серьезное лицо, Михаил Кожокин рассуждал о том, что он пришел в «Известия» как кризисный менеджер и уходит, сделав свое дело. Дескать, «Известия» стали рентабельными, кризис миновал. Но ведь это вранье!

«Стрингер» располагает документами, которые свидетельствуют о том, что в газету со стороны холдинга «Проф-медиа» были влиты многомиллионные кредиты, которое до сих пор не отданы. А текущая рентабельность достигается за счет эксплуатации помещений, расположенных на Пушкинской площади. При том, что газета незаконно заняла и сдает в аренду площади, которые принадлежат издательству. А издательство «Известия» - это уже номенклатура Управления делами Президента. Войдя в раж, кожокинские «Известия» заняли 3 тысячи квадратных метров, которые при дележе собственности в 1992 году, отошли к издательству. Именно эти площади, самые сладкие, которые выходят большими окнами на улицу, и принесли господину Кожокину самые большие барыши. 

Каждый, кто хотя бы раз арендовал в Москве нежилые помещения, знает, что годовой цены 25 долларов за квадратный метр не существует даже за кольцевой автодорогой. На Пушкинской площади квадратный метр стоит 1000 долларов в год. У Кожокина более 700 метров стоят в месяц чуть более 1400 долларов! А в субаренду некоему Владимиру Шерману под зал игровых автоматов эти золотые площади сдают по 140 долларов годовых за метр. Фантастика! При этом, как видно из договора аренды, помещения сдавали под «общественное питание», а в итоге там расположился игорный дом.

Просмотрев эти уникальные документы, каждый сделает простой вывод: Михаил Кожокин продал самому себе почти 1000 квадратных метров Пушкинской площади и делает деньги на игровых автоматах.

Никакая газета «Известия» Кожокина никогда не интересовала. Только деньги. Очень большие. Хотя зарплата главного редактора этой газеты приравнена к зарплате американского президента - ежемесячные 20 тысяч долларов, не считая черного налика за заказуху.

Трудно сказать, за какие заслуги в нерентабельной газете устанавливают такую зарплату.

Тираж

Самый близкий человек Кожокина - его женщина. Зав. отделом реклам. Уходя, он попросил ее не трогать

Любая информационная империя хранит страшные тайны о самих себе и своих партнерах по бизнесу. А самая страшная тайна - это истинный тираж. «Известия» пишут, что тираж газеты более 200 тысяч экземпляров. В действительности, «Известия» печатают на полиграфической базе «Московской правды» 40 тысяч, из которых 25 тысяч сразу идет под нож, а 15 тысяч - на распространение в Москве. Из них примерно 10 тысяч продается, а 5 распространяется бесплатно. В провинции «Известия» нигде не имеют тиража больше 2 тысяч. Это вполне объяснимо: газета чисто олигархическая, форма подачи - старомодная, информация - неэксклюзивная, ее можно почерпнуть и из телевизора. Иногда допускаются какие-то намеки на толстые обстоятельства типа «а в отдельных магазинах нет отдельной колбасы». Короче, ничего интересного. Тем не менее, объем рекламы велик. Это можно объяснить несколькими обстоятельствами. Во-первых, термин «рекламодатели», который употребляет Кожокин, относится не к производителям товаров и услуг, а к структурам крупного бизнеса, который платит за то, чтобы его имена-фамилии, а также славные дела не упоминались бы всуе. Только цитирование в сугубо положительном контексте. Это первое правило пиара. «Господин такой-то, президент такого-то холдинга, считает, что осень - наилучшее время для продажи туристических пакетов на Тайланд или иную жаркую мурляндию». Все примерно так. Кстати, точно так же работает и газета «Коммерсантъ». По той же схеме. 

Добавим к этим подробностям ту, что всей рекламой и пиар-делишками в «Известиях» руководила жена Михаила Кожокина - Ирина Тарасова. И последней просьбой главного редактора перед отставкой была не трогать Тарасову, оставить у корыта. Но когда верстался этот номер, ее уволили.

Так почему же Кожокина сняли, а бывшего главного редактора «Коммерсанта» Рафа Шакирова назначили на его место?

Насколько мы понимаем нашим скудным умом, увольнение Кожокина - это результат аппаратной сделки акционеров «Интерроса» (потанинцев) и «комсомольцев». Кожокин был креатурой Потанина, который поначалу давал деньги на газету, а потом перестал. Кожокин при этом перестал отчитываться перед «Проф-медиа», которые продолжали финансировать проект, давая миллионы на развитие газеты. Но вел себя Кожокин с «комсомольцами» чересчур нагло. Вот его и прихватили за самое нежное место - за карман. Рокировка явилась аппаратной победой акционеров, представляющих «комсомольцев». 

Все это произошло при молчаливом одобрении управляющего делами президентской администрации Кожина. У Кожина свои планы на «Известия». Он сам хотел бы занять помещения на Пушкинской площади, а «Известия» пересадить в Бумажный проезд, в бывшее заводское здание, где, кстати, сидит и руководство «Проф-медиа». 

Освободив уникальные площади старых «Известий» на Пушкинской площади, управление делами президентской администрации продолжит славные деяния Кожокина, то есть откроет в здании главной газеты страны казино или еще что-нибудь в этом роде.

А «Известия» займут то место, которое они по факту уже занимают - на обочине. Там, где сейчас располагаются все СМИ.

***

Оригинал этого материала
© "Стрингер", 01.10.2003

Как Кожокин стал Главным

В здании газеты «Известия» - зал игровых автоматов. В пыльных коридорах редакции - тощие журналисты сидят за компьютерами образца 1995 года. Все всех боятся. Кто же так поранил коллектив прославленной газеты? Человек, который пришел сюда завхозом.

Ходят слухи, что Игоря Голембиовского Ельцин назначил главным редактором «Известий» потому, что тот опубликовал в вечернем выпуске «Известий» воззвание Бориса Ельцина к восставшей Москве во время путча 1991 года.

Это не совсем правда. Воззвание было опубликовано усилиями пьяных верстальщиков, наборщиков и выпускающего. Главный редактор газеты и руководитель издательского комплекса «Известий» ворвались в цех и пытались силой заставить революционных печатников разобрать набранный уже текст, заменив его согласованным с путчистами обращением к освобожденному народу. Но ребята, используя непарламентские выражения, просто послали их куда подальше... Голембиовский при этом не присутствовал - это был тонкий дипломатический ход, дававший ему карт-бланш в случае победы любой из сторон. 
Мих.Мих.Кожокин 

Днем позже воодушевленные сотрудники редакции избрали его Главным редактором. А через год началась суета вокруг приватизации редакции «Известий».

Всем сотрудникам объявили, что они могут подписаться на 100 акций. Все подписались, кто на сколько, из расчета - 10 акций за ваучер. В последний день подписки выяснилось, что подписаться можно не на 100, а на 750. Информация эта, естественно, не дошла до всех сотрудников. Удивительным образом на 750 акций подписались практически все члены редколлегии и редакторы отделов.

При пересчете подписки оказалось, что средний сотрудник получит 10 акций, а «приближенный к редакционной власти» - 99. Причем половина акций будут оплачены из специального фонда, созданного из доходов редакции. То есть крупные держатели акций умудрились еще и на этом сэкономить.

Ценность акций представляли себе немногие. Действительно, что приватизировали сотрудники редакции? Аренду здания на 49 лет, все коммуникации которого находятся на балансе Управделами Президента? Сомнительный советский брэнд, которому еще только предстояло в тяжелейших финансовых условиях доказывать свою жизнеспособность. 

А тут еще произошла незадача с Чубайсом, отстраненным от премьерства. Именно он оказывал поддержку изданию на кремлевском уровне. Поползли слухи, что высокооплачиваемый автор книжки о приватизации лишился власти настолько, что не сможет отстоять здание «Известий» то ли у федерального, то ли у московского фонда имущества.

В это время и началась скупка акций у физических лиц кампанией «Тройка-диалог». Делалось это так: инициативное лицо собирало группу, желающую продать свой пакет. Необходимо было набрать определенное число акций. Все делалось тайно - это было условием сделки. После чего избиралось «доверенное лицо», которому всеми участниками группы передавались права купли-продажи их акций. Это лицо приводили в «Тройку», оно подписывало пару бумажек, обменивало пачку доверенностей на пачку зеленых, которую потом и делило между своими.

Вера в Чубайса и способность газеты выжить были тогда настолько малы, что от своих акций избавились многие, и, что очень важно - почти все члены редколлегии. За акцию давали 300-650 долларов, в зависимости от размера пакета и наивности продавца.

Победа Ельцина на выборах-96 вернула Чубайсу мощь. «Известия» обрели финансового спонсора - кампанию «Лукойл», которая пообещала не вмешиваться в содержание издания. 1 апреля 1997 года газета перепечатала статью из французской «Монд» о капиталах Черномырдина. Потом рассказала о двойном гражданстве Березовского. Черномырдин отшутился, а Алекперов пожурил состоявших на содержании журналистов. Это было воспринято как наезд, и газета после этого начала каждую неделю бомбить «Лукойл» и власть «разоблачительными материалами».

Алекперов при встрече с Голембиовским потребовал его ухода с поста Главного, мотивировав это тем, что Лукойлу удалось скупить 41% акций газеты. Вот когда аукнулась продажа членами редколлегии своих пакетов акций «Тройке-диалогу». Это был уже не 91 год, и, в случае проведения собрания акционеров «Известий», никто не гарантировал Голембиовскому победу, так как внутри редакции давно наметился раскол. Причем, не на один лагерь. Технический персонал не простил главному того, что он лишил его социального пакета - дач, поликлиники и больницы, домов отдыха и т.д. Среди журналистов многие были недовольны деятельностью экономического советника Голембиовского - «крошки Цахеса» Эдуарда Гонзальеза. Рядом выросли амбициозные и более профессиональные фигуры, такие, как например, Михаил Бергер. Не простили Голембиовскому и ликвидации старой редакции «Недели». 

Тогда администрация газеты вступила в сговор с ОНЭКСИМбанком, предоставив ему возможность покупки у сотрудников оставшегося пакета акций. Выиграли те, кто дотянул с продажей до конца. Предпоследняя держательница 13 акций продала их за 30 000 долларов. Последним стал корреспондент «Известий» в США Владимир Надеин. «Тройке» он отдал только половину своих 99 акций. А за оставшиеся 44 (0,64% всего пакета) торговался и с банком, и с нефтяной кампанией. В результате, в последний момент подставил «Лукойл», и в сопровождении охраны, предоставленной ему ОНЭКСимом, приехал в Россию за своим миллионом.

Вроде бы скандал замяли. ОНЭКСим посадил «своего» управляющего делами - Михаила Кожокина. На собрании всех убеждали, что он не имеет никаких редакторских амбиций. 

Но вскоре банк и нефтяники объединились и потребовали отставки Голембиовского. Ненадолго и.о. главного стал Василий Захарько. Но всем было ясно, что освободили это кресло не для него, а для Михаила Кожокина.

***



 
Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru