Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Черный регент. Ч.2

© "Московский комсомолец", 19.09.2001

Наследство черного регента

(Продолжение. Начало в “МК” от 18 сентября.

Александр Хинштейн 

Эту фотографию в подполковничьей форме Орлов сделал сразу после возвращения в МВД. Через полтора года он будет уже генерал-лейтенантом.

За недолгое время своего “регентства” генерал Орлов успел немало. Его состояние, по самым скромным оценкам, составляет порядка 100 миллионов долларов.

Во вчерашнем номере мы уже поведали о некоторых делах бывшего помощника бывшего министра внутренних дел, человека, который безраздельно правил МВД на протяжении двух лет. Однако перечень его “подвигов” столь велик, что описать их в рамках одной газетной полосы невозможно.

Именно поэтому сегодня мы продолжаем рассказ о похождениях генерала Орлова, бывшего “регента” МВД, скрывающегося сейчас где-то за рубежом. По последним данным, он находится в Израиле... 

“Мы тебя закроем!”

...Стремительно взвизгнули тормоза. Он не успел даже тронуться, как хищный “Мерседес-Брабус” перегородил дорогу.

“Номера синие, — машинально отметил Силин. — Ментовские. Интересно”.

Но интересного было мало. Дюжие собровцы выхватили его из машины — словно пробку из бутылки, — подтащили к черному “Линкольну-Навигатору”. В салоне сидел человек в генеральской форме.

— Поговорить надо, — генерал смотрел хмуро, буравил глазами. Под его взглядом Силину стало не по себе.

— Вот что: Сидоров теперь наш. Понял, нет?! Никаких денег он тебе больше не должен... Исчезни. Чтобы рядом тебя с ним не было. Понял?!

Он прищурил глаза и в третий раз жестко и отчетливо повторил:

— По-нял?! 
Силин торопливо кивнул.

— Еще раз забазаришь, — продолжал генерал, — мы тебя закроем. Отсюда до Шаболовки — пять минут езды...

Собровцы стояли полукругом. На спусковых крючках белели пальцы. Силину стало страшно — по-настоящему страшно. От этих людей веяло такой беспредельной силой, таким всевластием, что хотелось кричать, орать во все горло.

— Хорошо, — он произнес это как можно покорнее, и, не дожидаясь ответа, повернулся и пошел на дрожащих ногах. Он чувствовал всем телом нацеленные в его спину автоматные стволы. Но никто в него не стрелял...

...Когда-то они были компаньонами. Вместе крутили дела на таможне. Но в бизнесе, как и в политике, не существует постоянных друзей — только интересы.

Вчерашние подельники стали врагами. Не поделили таможенный терминал “Мострансэкспедиция”. Началась война.

Кто прав, кто виноват — неважно. Важно то, что одна из сторон сумела заручиться поддержкой генерала Орлова...

...Я с удовольствием расспросил бы этого человека о “войне” за терминал. О его встречах с “черным регентом” МВД. Увы, это невозможно. Гр-н Силин — тот, кого Орлов обещал “закрыть”, — находится сейчас вне пределов досягаемости. В Бутырской тюрьме. Его подозревают в организации нападений на таможенников: одного офицера дюжие ребята избили битами в подъезде, другого пырнули ножом.

Впрочем, у меня есть кое-что другое — видеозапись его опроса, сделанная милицейскими операми. Силин не знает, что его “пишут”, потому рассказывает все откровенно. 

— Выходит, значит, из машины Орлов, — Силин сидит перед камерой, вольготно развалясь на стуле.

— Кто? — переспрашивает опер.

— Орлов. Помощник Рушайло.

— А ты его что, знал? — удивляется опер.

— Нет, он ксиву показал. Показывает ксиву: поговорить надо... Сидоров, говорит, теперь наш...

...Генерал МВД, лично выезжающий на “стрелки”, — таких случаев в моей практике не встречалось. По крайней мере, до тех пор, пока в министерстве не появился Орлов.

Интересно, знал ли он, что человек, взятый им под защиту — Сидоров, — подозревается в целом букете преступлений. Например, в том, что “заказал” похищение некоего гр-на Шемякина. Всего за 25 тысяч долларов.

Впрочем, даже если бы и знал...

— По каким направлениям предпочитал работать Орлов? — спросил я как-то у одного замминистра внутренних дел, теперь уже бывшего. — На чем специализировался?

Тот ответил просто и сразу:

— Орлов специализировался на всем, на чем можно было делать деньги...

Буратино из БХСС

А ведь когда-то он подрабатывал на жизнь частным извозом...

Всей своей судьбой, карьерой, миллионами, в конце концов, Орлов обязан одному человеку: Владимиру Рушайло. Это Рушайло подобрал деревянное полено, вырезал его, обточил, сшил бумажный колпачок. Ну а то, что полено пустилось потом в самостоятельное плавание... Что ж, такова обычная участь Папы Карло.

Они познакомились в 89-м, когда Орлов пришел на Петровку. В только что созданный в МУРе отдел по борьбе с групповой и организованной преступностью — прообраз будущего РУОПа.

До этого работал Орлов в БХСС, в самой, пожалуй, коррумпированной тогда милицейской службе. Дорос до замначальника отдела в Кунцевском РУВД. Но потом между ним и начальником вышел разлад.

Дело темное. Известно лишь, что Орлову “посоветовали” подыскать себе новое место...

Был он ничем не приметным, рядовым сотрудником. И хоть называлась его должность громко — старший оперуполномоченный по особо важным делам, — занимался он в основном скучной рутинной работой: печатал на компьютере, подшивал документы.

Но потом Рушайло вдруг его приметил. Почему? Как? История умалчивает. Самая правдоподобная версия: ему понадобился расторопный помощник, а уж в чем, в чем — в науке угождать равных Орлову никогда не было. Он даже разработал целую теорию: когда можно заходить к начальнику, в какое время лучше подсовывать ему те или иные бумажки.

Орлов быстро понял, какие возможности открыло перед ним помощничье кресло. Именно он стал одним из “пионеров” ставшего популярным впоследствии руоповского бизнеса — вышибания долгов.

Но в 96-м Рушайло сняли. Вслед за ним ушел из РУОПа и Орлов. Ушел не просто так — с позором.

Управление собственной безопасности МВД схватило его за руку в тот момент, когда он пытался приватизировать две конспиративные квартиры.

Орлов плакал в кабинете у проверяющего. Просил простить... пожалеть... отпустить...

Его пожалели. А через два года, вернувшись в МВД, первым делом он добился увольнения своего “спасителя”. Дважды у этого подполковника МВД делало обыск: искали “компромат”. Он был вынужден даже вывозить из города свою семью. Такова была цена орловской “благодарности”.

— Если бы я знал, — вздыхает этот человек теперь...

Год Орлов болтался, словно колодезное ведро. Создал какой-то благотворительный фонд “Экология и здоровье-2000”. Оформился ведущим специалистом банка “СБС-Агро”: отношения со Смоленским завязались у него еще в РУОПе.

За этот год он многое передумал. Переосмыслил. И когда в 98-м вслед за Рушайло он пришел в МВД, это был уже совсем другой человек.

Жестокий. Беспринципный. Готовый на все.

Он понимал, что долго продержаться в МВД не сумеет, и жил так, словно каждый день может стать последним. Он не гнушался ничем. “Спецталоны”, запрещающие милиции досматривать машины и потому столь популярные в бандитской среде, уходили из рук Орлова сотнями. По его приказу группы захвата брали штурмом заводы и рынки, опечатывали магазины и таможенные склады. 

На “прослушку” ставились коммерсанты, генералы, депутаты — нет ничего дороже информации. Напропалую продавались звания, должности — генеральские лампасы, к примеру, оценивались в 100-150 тысяч долларов. Все кадровые назначения шли только через него. “Пилились” миллионы, выданные под выкупы заложников.

Копейка к копейке, доллар к доллару... Его богатство росло на глазах. Его аппетиты увеличивались с каждым днем.

За полтора года от подполковника он дослужился до генерал-лейтенанта. Его власть в МВД была абсолютной, его приказания — обязательными для исполнения. Любое ослушание, инакомыслие подавлялось немедленно и жестоко.

Из МВД были выкинуты все, кто имел хотя бы подобие собственного мнения. Большинство начальников главков, управлений. Их места занимали в основном ставленники Орлова. Орлята.

Но никто, почему-то никто и никогда не задавался простым, казалось бы, вопросом: а кто, собственно, такой генерал Орлов? По какому праву он командует и приказывает, увольняет и повышает? 

Формально Орлов был никто: советник министра. Даже не помощник, советник; подай-принеси. Вся его власть зиждилась лишь на одном — он сидел в бывшем кабинете Рушайло. 

* * *

Из перечня должностных полномочий генерала Орлова:

Обязанности:

— систематизация и анализ информации о состоянии криминогенной обстановки в стране;

— изучение деятельности служб по определенным проблемам и территориям;

— вопросы взаимодействия министра со СМИ, подготовка выступлений министра.

Права:

— может запрашивать из служб МВД (по согласованию с их руководителями) необходимую информацию;

— может присутствовать на заседаниях коллегии МВД и оперативных совещаниях;

— может изучать, как выполняются на местах нормативные акты и приказы министра.

* * *

Знал ли Владимир Рушайло, что творит его помощник, его правая рука? Вариантов два: либо знал, либо нет. Впрочем, не исключаю, что Рушайло просто не верил всем рассказам об Орлове. Или не хотел верить.

Что, собственно, ответственности с него все равно не снимает...

...28 марта Рушайло был освобожден от должности. В тот же вечер Орлов покинул свой кабинет №414, доставшийся ему по наследству: до назначения министром Рушайло сидел именно здесь. Две машины вывезли из кабинета все, даже мебель.

Орлов уже знал, что в Совбез его не пустят. Его мысли были уже далеко от Москвы.

С того дня генерал-лейтенант Орлов в МВД больше не появлялся. Даже рапорт на увольнение он прислал с курьером...

“Вас заказал Орлов”

— Ладно, вы загнали нас в угол, — генерал Гутин, зампред российской таможни, тряхнул головой. — Единственное, что могу вам сказать: мы действовали не по своей воле. Нам приказали вас мочить.

— Кто?

Гутин усмехнулся:

— Кто... Вы прекрасно знаете кто. Отношения с г-ном Орловым у вас ведь не сложились...

— Он прямо так и сказал: Орлов? — переспрашиваю я у бизнесмена Зуева, руководителя двух крупнейших в области мебельных центров — “Гранда” и “Трех китов”.

Зуев кивает:

— Именно так. Таможня, мол, здесь ни при чем. Все это — дело рук Орлова.

— Но разве таможенники подчиняются МВД?

— Орлову подчинялись все...

Да, Орлову подчинялись все. Связываться с ним было все равно что попасть под паровоз. Зуев испытал это на своей шкуре...

...Люди в масках появились рано утром. 26 августа 2000 года — Зуев запомнил эту дату надолго.

— Ознакомьтесь и распишитесь, — офицер был сух и деловит. — Вот постановление начальника Центральной оперативной таможни о закрытии “Трех китов”.

— Подождите, — заволновались магазинные юристы. — На каком, собственно, основании? Пусть даже мы торгуем контрабандой. Но у нас ведь и отечественная мебель! Почему мы не можем ее продавать?

— Ознакомьтесь и распишитесь, — повторил офицер. Он спешил. — Все претензии — через суд...

Через пятнадцать минут бойцы таможенного СОБРа (есть и такой!) рассеялись по торговому центру. Их было 120 человек. Как положено: с автоматами, в черных масках.

Без особых церемоний они вывели из здания всех покупателей — оттеснили даже тех, кто платил уже деньги в кассу.

— Загружай! — прозвучала команда.

Шикарную резную импортную мебель — гарнитуры ценой не в одну иномарку — кидали, как дрова. Одно на другое со звоном швыряли зеркала, штабелями укладывали полированные стенки. От брезентовых фур распространялось ядовитое амбре: еще вчера в них перевозили скот...

Никто ничего не объяснял. Приклад автомата — самый лучший аргумент.

— Куда вы всё везете? — пытались добиться юристы.

— Потом узнаете...

Бензиновые выхлопы окутали двор. “Киты” попробовали было поехать вслед за фурами, но дорогу им перегородил СОБР. Щелкнули затворы автоматов.

А вечером по ОРТ прошло сообщение: сотрудники Государственного таможенного комитета накрыли крупный контрабандный канал. Ворованные средства преступники направляли чеченским боевикам...

...Эта история началась в августе прошлого года. В торговый центр “Три кита” пришли таможенники: 

— Есть подозрение, что одна из ваших фирм закупила контрабандный товар.

— Так у нас таких фирм три сотни, — коммерсанты поначалу не поняли “радужности” открывающихся перспектив. — Мы за них не отвечаем: наше дело — сдавать помещение в аренду. И потом: вы же только что нас проверяли!

— Ничего не знаем, — у людей в погонах разговор короткий. — Нам приказано.

И — понеслось...

...Я никогда не видел таких документов. Это абсолютно новое слово в юриспруденции. Новый метод, который, я уверен, будет с воодушевлением подхвачен массами.

На вид — протокол как протокол. Я, такой-то такой-то, рассмотрев... руководствуясь... с учетом... И вдруг в конце: “изымаются товары без пересчета мест, веса, ассортимента”.

Как это без пересчета? Этак можно теперь заявиться к любому гражданину, изъять у него все, что приглянулось, а в протоколе написать: без описи. И иди потом, отсуживай свое добро, ищи ветра в поле...

Сотрудники “Трех китов” пытались объяснить таможенникам примерно то же самое, но их никто не слушал. Семь контейнеров мебели не вернулись к ним до сих пор...

* * *

Из заявления в Генпрокуратуру гендиректора мебельных центров “Гранд” и “Три кита” С.Зуева.

На момент принятия решения о закрытии ТК “Три кита” должностным лицам таможенных органов было достоверно известно, что ООО “ЛаМакс” (фирма-учредитель магазина. — А.Х.):

— не являлось и не является участником внешнеэкономической деятельности;

— не перемещало через таможенную границу РФ товары как собственник;

— не осуществляло деятельность таможенного брокера, перевозчика.

Поэтому действия должностных лиц не являются случайными или ошибочными и направлены на неправомерное изъятие денежных средств. 

* * *

Подобных нарушений будет потом еще великое множество. Впрочем, беспредел, творимый ГТК, — это совершенно отдельная тема. Наш разговор — о другом. Об Орлове.

Именно Орлов был непосредственным мотором всей этой акции. Таможенников попросту использовали в качестве грубой рабочей силы. (Уж как заинтересовал их генерал — можно только догадываться.)

А вот дальше за дело взялась милиция. В сентябре 2000-го ГТК и МВД подписали совместный приказ: о создании межведомственной оперативно-следственной группы.

ГУВД Московской области возбудило сразу три уголовных дела. Потом их объединят в одно, передадут в Следственный комитет МВД. И лично Орлов будет присматривать за его ходом. Вызывать к себе следователей. Давать ценные указания.

Какие это были ценные указания, Генпрокуратура разобралась очень быстро. Оказалось, что милицейские следователи незаконно провели 12 (!) обысков — без ордеров, в ночное время.

Незаконно арестовали, бросили в камеры троих граждан. Никакого отношения к уголовному делу они не имели. Это были родственники подозреваемых.

Но зачем? Для чего все это делалось?

— Нам объявили “цену”, — гендиректор “Трех китов” Зуев объясняет все просто. — Платите три миллиона долларов — и ваш магазин будет открыт.

Переговоры от имени Орлова вел один из руководителей областного ГУВД. Его прямой ставленник. Тоже, кстати, генерал.

Что ж, ради трех миллионов можно и побросать людей за решетки...

Но беспредел не может быть вечным. За все в этой жизни надо платить. По делу, возбужденному Генпрокуратурой, проходят уже пять милицейских чиновников — те, кто проводил незаконные обыски, кто арестовывал невиновных людей. Одному из них — следователю Следственного комитета МВД Зайцеву — даже предъявлено обвинение: превышение должностных полномочий.

Вот она жизнь: кому — вершки, кому — корешки.

Одним — греться на тюремных нарах. Другим — под ласковым израильским солнцем...

Выстрелы на пороге таможни

Дождь нещадно хлестал Москву. Грозно вспыхивали на небе молнии. Гром выбивал барабанную дробь.

Слава Богу, “Мерседес” стоял прямо у входа в таможню. Под дождем надо было пробежать каких-то пару секунд. Он втянул голову в плечи, стрелой рванул вперед, но этой пары секунд вполне хватило для того, чтобы нажать на курок.

Он упал на спину, и капли дождя, смешиваясь с кровью, текли по его лицу. Они были светло-розового цвета.

Это человека звали Виктор Кибза...

— Как это обычно бывало? — мой знакомый, владелец одного из подмосковных таможенных терминалов, задумался. Точнее, бывший владелец. После серии “наездов” МВД его предприятие разорилось.

— Сначала — “маски-шоу”. Приезжает ГУБОП или ГУБЭП, шум-гам, всё опечатывают. Понятно, мы все нарушаем закон — иначе работать себе в убыток. А каждый день простоя — это обалденные потери. Ну вот... Потом появляются посредники: дескать, мы готовы снять ваши проблемы, но ежемесячно надо будет передавать в МВД деньги. На борьбу с чеченскими боевиками...

— И сколько просили у тебя? — я перевожу разговор в конкретную плоскость.

— Немного: 100—150 тысяч в месяц. Долларов. Наличными... Меня обрабатывали трижды: поедемте, мол, к Александру Леонидычу, всё решим. Но я отказался. Это не основной мой бизнес...

...Нет в стране отрасли более прибыльной, чем таможня. Это словно поле чудес: зароешь золотой, выкопаешь — пять.

По самым скромным подсчетам, теневая прибыль от работы одного только среднего терминала составляет от полумиллиона до двух миллионов долларов в месяц.

И было бы весьма глупо на месте Орлова обойти это плодоносящее дерево стороной...

О том, как Орлов лично участвовал в “разборках” вокруг таможенных складов, вы уже знаете. Случаи эти не единичные. Сбор податей с терминалов был превращен в настоящую систему.

Ежемесячно около ста предприятий вынуждены были отдавать “на борьбу с чеченскими боевиками” немалую сумму. Попробуй не отдай: простоишь опечатанным с полгода — потом уже и платить будет нечем.

Но зато, заплатив, чувствовали они себя в абсолютной безопасности. Никто и сунуться сюда не смел. Ни на балашихинский “Стройтерминалсервис”. Ни на зеленоградский “ЦВТЕ”. Ни на многие другие “неприкасаемые” терминалы. И таможня, и милиция обходили их стороной. У орлов — острые когти.

Это был самый натуральный рэкет. Только милицейский. Рэкет, который проходил под непосредственным командованием Орлова.

Владелец терминала “Ютланд” Виктор Кибза, убитый в июне этого года, — один из тех, кто тоже подвергся “орловскому нашествию”. В 99-м ГУБЭП МВД осадил его терминал. Тридцать трейлеров было арестовано.

Что оставалось делать Кибзе? Только платить. Но недаром говорят, что бывшие враги — это лучшие друзья. Очень скоро Кибза превратился в доверенное лицо Орлова. В форменного сборщика податей. Вполне возможно, его смерть связана именно с орловскими делами.

Роману Симандуеву повезло больше. Он остался в живых. Правда, чтобы уберечься от пули, ему пришлось два года скрываться в Германии...

* * *

Из письма Московской транспортной прокуратуры Генпрокурору Устинову.

На сегодняшний день внешнеторговый бизнес в Московском регионе полностью криминализован. Его хозяевами стали отдельные преступные группы, включающие в себя как непосредственно лиц, занимающихся коммерцией в сфере внешнеэкономической деятельности, так и сотрудников таможни, МВД и ФСБ, оказывающих им услуги в пределах своей компетенции.

Последствием этого является:

1. Недополучение государством более половины подлежащих к уплате таможенных платежей.

2. Отсутствие какого-либо контроля как на внешней, так и на внутренней таможнях за тем, что ввозится на территорию страны.

3. Колоссальный оборот наличных денег, открывающих неограниченные возможности для подкупа сотрудников таможни и других правоохранительных органов.

* * *

Никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом. Как случайная встреча, знакомство может полностью перевернуть всю твою жизнь...

Они сошлись в середине 90-х: коммерсант Симандуев и милиционер Орлов. Симандуеву нужна была защита от обнаглевших бандитов. Орлову — прибавка к скромной офицерской зарплате.

Потом — отставка. Опала. В отличие от многих других Симандуев Орлова не бросил. Помогал чем мог. И когда Орлов вернулся в МВД, для Симандуева настали благословенные времена.

К этому моменту он уже был совладельцем терминала “Автогарант”. У себя на родине, в Люберцах. И появление Орлова пришлось очень кстати.

Это был расцвет “Автогаранта”. Ежедневно сотни машин проходили через его закрома. С каждой Симандуев и Орлов получали свой “гешефт”.

Кроме того, Орлов наделил Симандуева неограниченными полномочиями. Тот стал связующим звеном между МВД и другими терминалами.

В те дни он появлялся в министерстве едва ли не раз в неделю. На его машине стояли милицейские номера.

Когда, например, в 99-м областной УБЭП опечатал домодедовский терминал “Комфортторг”, именно Симандуев “разрулил” эту проблему. Орлов даже звонил тогдашнему первому замначальника ГУВД Чекмазову, в грубой форме приказывал “убираться восвояси”. (В итоге все материалы были переданы в ГТК, где бесследно и растворились.)

И вознесение бывшего уже начальника областной милиции Юрия Юхмана — тоже дело рук Симандуева. Они дружили еще с советских времен, благо жили и работали в одном городе — в Люберцах. И когда нужно было назначать кого-то в ГУВД, Симандуев назвал имя Юхмана.

Но счастье длилось недолго. В конце 99-го между Симандуевым и Орловым произошел конфликт. Они что-то не поделили. Симандуев был вынужден уехать из страны. Он слишком хорошо знал цену своему бывшему другу.

Два года спустя генерал Орлов поступит точно так же. Только в отличие от Симандуева он, скорее, боится не за свою жизнь. За свою свободу. Преступлений, совершенных им, хватит на пару пожизненных сроков...

“Терминалы — это лишь маленькая толика орловского бизнеса. Продажи земли, алкоголь, утилизация и переработка мусора, банки-однодневки. Все, что приносило прибыль. Орлов заявлял мне прямо: зачем воевать — денег хватит на всех”.

Человек, который произнес эти слова, знает о чем говорит. Именно он курировал всю экономику Московской области. Именно его пытался “сломать” Орлов, склонить на свою сторону, втянуть в свой преступный “бизнес”, предлагая на выбор деньги или шконку в тюремной камере. Он выбрал второе.

Этого человека зовут Михаил Бабич. Бывший первый вице-премьер областного правительства...

“Орлята” учатся летать. Люди Орлова внутри МВД:

Александр Михайленко. Первый замначальника ГУБЭП МВД (одновременно — начальник Межведомственного центра по борьбе с легализацией незаконных доходов). Ближайшая связь Орлова, тянущаяся еще со времен совместной службы в Москве (Михайленко работал тогда в столичном УБЭПе). В 99-м году, по протекции Орлова, переведен в ГУБЭП, против воли и за спиной начальника главка С. Тесиса. (В знак протеста Тесис ушел в отставку.)

Занимался наиболее щекотливыми вещами. В частности, как отмечали спецслужбы, сотрудники михайленковского Центра регулярно выезжали в Европу якобы для создания загранрезидентур, однако есть все основания полагать, что на самом деле они занимались открытием банковских счетов и размещением там значительных денежных средств. (Кстати, по утверждению иностранных коллег, с приходом Михайленко деятельность Межведомственного центра была фактически свернута.)

В 2000 г. проталкивался Орловым на должность начальника столичного ГУВД.

Непосредственный начальник Михайленко — шеф ГУБЭПа Николай Нино — также являлся назначенцем Орлова.

Василий Руденко. Первый замначальника ГУУР МВД. Возглавлял Екатеринбургское УБОП. Был снят с должности со скандалом и обвинен в связях с оргпреступностью. (“Последней каплей” стало участие его СОБРа в захвате Тавдинского гидролизного завода: как утверждали газеты, Руденко выполнял просьбу своего давнего друга — крупнейшего местного “авторитета” Павла Федулева.)

По рекомендации Орлова был переведен в Москву. Исполнял обязанности начальника областного РУБОПа. Затем — в ГУУРе МВД. Получил генерала.

Его знания местной специфики очень пригодились при захвате другого уральского гиганта — Качканарского горно-обогатительного комбината, — который проходил при непосредственном участии Орлова.

По сути, руководство ГУУРа практически полностью было укомплектовано орловскими ставленниками. К их числу относится и бывший уже начальник главка Вячеслав Трубников и другой замначальника ГУУР Виктор Государев

Михаил Скурчаев. Первый замначальника ГУВД Московской области и одновременно начальник службы криминальной милиции (две недели назад подал рапорт на увольнение).

Бывший сотрудник УБЭП. Считался “смотрящим” Орлова за областью. Зачастую работал с МВД в обход своего непосредственного начальника — генерала Юхмана.

Василий Купцов. Первый зам. начальника ГУВД Москвы и одновременно начальник службы криминальной милиции. (Уволен.)

Был в столице тем же, кем Скурчаев в области. Кроме этого отвечал за выкорчевывание куликовских кадров из города.

Мало кто знает, что в разгар войны между Москвой и МВД именно Купцова, а не Швидкина планировали посадить на Петровку. Помешал случай: когда требовалось в течение часа передать “наверх” фамилию кандидата, Купцова в городе не оказалось. Он был на охоте где-то в Тверской области.

Из других руководителей столичного ГУВД помимо Купцова в тесной связи с Орловым находился также начальник УБЭП Андрей Дроздов.

Геннадий Губанов. Начальник Московского УВД на воздушном и водном транспорте.

Был назначен по протекции Орлова. Их отношения зародились еще в то время, когда Губанов возглавлял ЛУВД в аэропорту “Шереметьево”. По оперативной информации, Орлов, его подельники и родственники регулярно провозили через аэропорт крупные суммы валюты. Ни таможенного, ни пограничного досмотра они не проходили.

После повышения Губанова начальником шереметьевской милиции был поставлен другой протеже Орлова — Михаил Суходольский. Не исключено, что при помощи именно этих людей генералу удалось беспрепятственно сбежать за рубеж весной нынешнего года.

Михаил Зотов. Заместитель начальника Следственного комитета МВД. В прошлом — замначальника Следственного управления ГУВД Москвы. Переведен в МВД по протекции Орлова. В орловской команде обеспечивал следственное направление. Курировал дела, возбужденные по команде Орлова.

Аналогичными вещами занимался и другой замначальника Следственного комитета — Сергей Новоселов. К моменту воцарения Орлова этот человек находился на пенсии. Был возвращен им в систему, получил генерала.

Свою работу в Следственном комитете ставленники Орлова начали с того, что провели ревизию всех уголовных дел. Дела, по которым проходили друзья и подельники Орлова, были немедленно прекращены.

Вячеслав Брычеев. Начальник Главного управления кадров МВД. (В настоящее время — уволен, работает в Госдуме.) В недавнем прошлом сосед Орлова: их квартиры в элитном поселке Жуковка находились в одном доме.

Отвечал за всю кадровую работу. Проводил чистки в интересах Орлова. По его указаниям снимал и назначал людей.

Именно при Брычееве в МВД заговорили о том, что звания и должности широко продаются. В частности, утверждалось, что место в создаваемых тогда Комитетах федеральной милиции стоит от 50 тысяч до миллиона долларов. Кресло начальника отделения милиции в Москве оценивалось в 50 тысяч.

В МВД ходил слух, что начальник ГУБОП Михаил Ваничкин (сейчас — начальник НЦБ “Интерпол”) на вопрос, почему он до сих пор — полковник, тогда как замы у него все генералы, ответил: лучше я останусь полковником, чем буду платить деньги. После этого Ваничкин впал в немилость.

Олег Аксенов. Начальник Управления информации МВД. (Уволен.) Гражданский человек, чья внешность свидетельствует о явном наличии диабета. Несмотря на это, по предложению Орлова был аттестован, получил генерала.

Занимался созданием благоприятного общественного мнения в отношении МВД. Принимал участие в наиболее грязных и беспринципных акциях. 

Евгений Митрофанов. Начальник Управления оперативно-технических мероприятий МВД (отстранен от должности).

Был поставлен лично Орловым, при его помощи за полтора года от полковника дослужился до генерал-лейтенанта. Его подразделение прослушивало телефонные переговоры врагов Орлова и потенциальных жертв. Все расшифровки переговоров докладывались Орлову лично. Помимо Митрофанова эту работу курировали и его заместители — Андрей Коровин и Александр Кириллов.

Аналогичной деятельностью занималось и другое управление МВД — по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий. Оно специализировалось в основном на перехватах разговоров с сотовых телефонов. В частности, в Москве было незаконно создано семь радиорезидентур. Начальник управления Виктор Кудинов являлся непосредственным назначенцем Орлова.

Анатолий Петухов. Первый замначальника ГУБОП (отстранен). Был “правой рукой” Орлова в этом главке. В кратчайший срок стал генералом. Чтобы получить контроль над самым “прибыльным” направлением — экономика и коррупция, — “под” Петухова была специально придумана должность второго первого зама. Практически ежедневно появлялся в кабинете Орлова.

В этой же команде находился и другой 0замначальника ГУБОП Михаил Сунцов, ранее занимавшийся “кавказской тематикой”. Именно Сунцов принимал непосредственное участие в “освобождениях” заложников по сценариям Березовского.

Юрий Данилов. Начальник ЦРУБОП (уволен). Возглавлял РОБОП Северо-Восточного округа. В период “чистки” Москвы был замечен Орловым.

Именно ЦРУБОП являлся основной ударной силой этой команды. Когда требовались особо жесткие меры, в ход пускались люди Данилова: подбрасывались патроны, наркотики. Одновременно в структуре ЦРУБОП (6-е отделение СОБР) существовало подразделение, несшее личную охрану Орлова. Формально никакими приказами оформлено оно не было.

(Продолжение в завтрашнем номере.)

 
Другие материалы раздела:
Черный регент. Ч.1
Черный регент. Ч.2
Черный регент. Ч.3

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Реклама:
сайт kompyuternye-kursy.rhll.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru