Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

01.08.2001

Путин лично дал команду на хуй убрать Мельниченко

Д - Хандорин Генадий Петрович. - Председатель Наблюдательного Совета "Конверсбанка". 
К - Коновалов Виталий Федорович. - член Наблюдательного Совета "Конверсбанка".
М - Верховых Петр Михайлович - Секретарь Наблюдательного Совета "Конверсбанка".

 Оригинал этого материала, 27.07.2001
 Аудиофайл разговора (Real Audio, 20 мин)

Разговор К и М (Коновалов и Верховых):

М. - Ты чего, сегодня с министром встречаешься?
К. - Я с ним два раза встречаюсь. На этого Нияго подписали.
М. - Так.
К. - Пока там Совет директоров.
М. - А этот хер, говорят, опять заболел.
К. - Ну у него чего-то там язва.
М. - Язва желудка.
К. - Так. Я тебе скажу, больше никому не говори.
М. - Я понял.
К. - Путин(?) лично дал команду ... на хуй убрать Мельниченко, чтобы банк как был государственным, так он и был. Значит министр(?) поручил ...четко собрать Наблюдательный совет, который, министр говорит, собрание у нас не кончено было, его разогнали. А наблюдательный совет существовать обязан. Кто-то вам говорит, что он прекратил существование, надо избрать новый. Избирать действительно надо, но избрание второго Совета...
М. - Правильно. Но у нас есть (решение) судебных органов.
К. - Неважно, хуй с ним. На это говорит, не обращайте внимание.
М. - Как это?
К. - Очень просто. Не обращайте внимание. Собрать Наблюдательный совет.
М. - Вчера Путин выступал.
К. - Я тебе говорю то, что сказано мне и то, что надо сделать.
М. - Я понимаю.
К. - Вроде все в курсе дела, но я сейчас обзвоню, чтобы они подписали соответствующее решение Наблюдательного совета, а завтра часа в три Хандорина вызывает министр. Я договорюсь.
М. - А он улетает сегодня.
К. - Куда?
М. - В Томск. Он вечером улетает, что с ним делать?
К. - С Хандориным? А нельзя отменить?
М. - Я не знаю.
К. - Я сейчас позвоню министру. Это что-то надо ...Собрание сорвали? Сорвали. Наблюдательный совет не работает.
М. - У нас есть судебный иск.
К. - Хуй с ним, у нас произвол. Наблюдательный совет-то почему должен быть разогнан?
М. - (Звонит по телефону; Алло. Геннадий Петрович. Добрый день. Я сейчас дам трубку Виталию Федоровичу.).

Разговор по телефону К (Коновалова) и Д (Хандорина):

К. - Геннадий. Здравствуй. Ты когда улетаешь?
Д. - Вечером.
К. - Слушай, тебя завтра вызовет министр.
Д. - На хера он мне нужен.
К. - Вот я сейчас к нему иду, но знаю, что тебя завтра вызовет министр. Вот так вот. Часа в три в четыре.
М. - Он вчера был у него.
К. - Есть очень срочное поручение очень высокого лица в государстве о нашей с тобой дальнейшей деятельности по поводу банка. Это разговор не телефонный, один на один. Верховых? Я буду до шести. Я сейчас тут обзваниваю. До шести, а потом поеду, в полседьмого я встречаюсь с министром. Ты же не успеешь. Ну метаться тебе не надо, может быть. Ну подъедешь, я уеду. Чего мы будем, смотреть друг на друга? Мы и так хорошо знаем. А вот завтра он тебя вызовет, это точно. У нас время всего буквально день - два. По этому я тебе и звоню.
Д. - 100%. да?
К. - Ну 100%, я тебе еще в семь часов перезвонить могу. Ты у себя дома будешь? Хорошо. А как ему звонить?

Продолжение разговора М. и К.:

М. - Ты будешь? Он сегодня полетит?
К. - Он говорит, я тогда не полечу. А как ему звонить?
М. - Я сейчас тебе все телефоны дам.
К. - Дай мне его сотовый.
М. - Сотовый? Пожалуйста. Хандорин 105-06-23. Домашний нужен? 243-02-95. Фрайштута надо телефон?
К. - Мне нужно Полякова, Кнутырева, Шубина, Шопена.
М. - Глухих нужен?
К. - Глухих не надо.
М. - Кнутырев сейчас в отпуске. Сегодня, кстати, звонил его финансист, интересовался, подтверждать участие в эмиссии? Я говорю, у вас деньги есть подтверждайте. Кнутырев 8-343-709-27-27, рабочий. Домашний 709-96-12. Козлов(?) не нужен?
К. - Нет, Шубин давай.
М. - Ты запиши его мобильник, Козлова(?), 108-07-56. Письменного не нужно. Поляков 8-343-422-44-89, это рабочий. Домашний сейчас узнаю. (набирает телефон.) Никого нет. Я в командировку улетаю, жена говорит сахара нет, варенье варить. Вот купил мешок 25 кг.
К. - Сколько стоит?
М. - 370 рублей. Нужно было большой, но не допер бы один.
К. - Полякова как зовут?
М. - Петр Алексеевич. Что-то никто не отвечает. Твой звонит?
К. - (Отвечает по телефону: Алло. Да. Ну и что? Ну я тебе говорил, что ... звонил. Президенту и т.д. и т.д. Я тебе еще раз говорю, в полседьмого я буду у него и ты завтра получишь вот эту. Это очень серьезный разговор. И не телефонный. Я часов в семь тебе обязательно позвоню. Обязательно.).
М. - Хандорин?
К. - Да. Давай дальше, Петр Михайлович. Давай Шубина, Шопена.
М. - Шубин. 8-395-154-06-70. Это Шопен.
К. - Мне Шубин.
М. - Тогда неправильно. 8-391-693-33-21. Домашний 693-33-82. Шопен. 8-395-154-06-70. Домашний 154-19-85. Шопену еще диспетчерский есть.
К. - Ну что, попробую с Шопеном соединиться. Его как зовут?
М. - Виктор Пантелеймонович. Занят.
К. - Давай Шубину.
М. - Какой Совет-то собираетесь собрать?
К. - Наш. Опросным путем.
М. - Опросным путем всех членов?
К. - Да, конечно. Если большинство "За" проголосует, этого будет достаточно. Хандорин всем разошлет как положено.
М. - У нас же есть процедура сбора. В прошлый раз.
К. - Я все написал. Мне сначала нужно подписи получить, а потом собрать.
М. - Подписи получить, а потом собрать?
К. - Я подписываю, а потом посылаем сообщение о сборе Совета.
М. - По такому-то вопросу.
К. - Да, да, да. Протокол, когда собрание. Смысл очень простой. Он сейчас покупает эмиссию.
М. - Да, 1 миллиард внес.
К. - Не знаю, внес ли он.
М. - Внес. Вот смотри, есть процедура, где ...По эмиссии. В связи с тем, что мы ее объявили, ее узаконили в МАПе и ЦБ, всех акционеров оповестили.
К. - Не надо мне повторять.
М. - 2 августа истекает срок и Наблюдательный совет должен подвести.
(Отвечает по телефону: Верховых. Да вот мы с ним сидим. Он напротив меня. Обзваниваем. Да, в 18.30. У него час еще. Ну я не знаю. Сколько нужно, столько и могу сидеть. Давай.). Он все-таки приедет.
К. - Кто?
М. - Хандорин.
К. - Ну его на хуй, не буду я с ним встречаться.
М. - Дальше Наблюдательный совет должен утвердить итоги.
К. - Не надо мне рассказывать.
М. - Я хочу, чтобы ты имел ввиду одну деталь, это очень важно.
К. - Хорошо.
М. - Когда будут знать итоги эмиссии, очевидно 100% голосования "За" не будет, и "Против", наверное не будет.
К.-...
М. - "Против" будет? Так, товарищ Мельниченко, который внес миллиард на счет, с которого проценты не идут, на тех товарищей, которые голосуют против, подает в суд. И выигрывает процесс. Для того, чтобы отменить эмиссию, нужны аргументы соответствующие.
К. - Аргументы есть.
М. - Какие?
К. - Он незаконно скупает акции.
М. - Ну пожалуйста.
К. - Петр Михайлович, это все продумано высокими.
М. - Подожди, у нас.
К. - Не надо мне объяснять.
М. - У нас 21 числа юристы все подготовили.
К. - Петр Михайлович, не надо меня убеждать, я ничего не хочу слушать. Моя задача проголосовать, набрать 7 голосов, отменить эмиссию. Больше ничего не хочу слушать.
М. - Ну я говорю, в этом убедить не так просто все.
К. - Я не церковник убеждать, я хули убеждать. Министр дал мне команду. Обзвонить всех и сказать. Решение подготовлено. Сейчас скажу. Нам что говорят, то мы делаем.
М. - Срок-то истекает только 2 августа. Я еще хотел понять, почему именно сегодня, время еще есть. День икс 2 августа. (Звонит по телефону: Алло, Виктор Пантелеймонович.).
К. - Виктор Пантелемонович, Коновалов. Здравствуй. Слушай, я хочу посоветоваться и дать некоторые рекомендации, которые исходят от министра. Он просил всех обзвонить, не терять время. Каждый член Наблюдательного совета. У нас практически одни говорят, прекратил существование Совет, другие - не прекратил. Но поскольку Собрание не состоялось, мы считаем, что Совет работает до очередного собрания. Теперь, каждый член Наблюдательного совета, я уже пoдписaл, в Нaблюдательный coвeт Конверсбанка письмо об отмене эмиссии. Почему. И о собрании собрания акционеров по переизбранию Председателя правления. Почему это делается. Да потому, что помимо того, что он скупил у Фрайштуту акции, он скупит еще и эмиссию и тогда у него будет под 80% и тогда нам надо всем ... Ничего не будет. Поэтому все эти вещи проверены, все это законно, все это нормально делается. Завтра к тебе такие бумаги как к члену Наблюдательного совета подойдут. Надо будет подводить итоги Наблюдательного совета, об отмене эмиссии и о внеочередном собрании акционеров. Все есть. Абсолютно. Просто подписать и все, а мы тут соберемся. Им отдашь, а они к нам привезут. Число там все проставлено. Министр дал добро, мы жестко ведем позицию. Позиция эта проверена на самом верху. Давай, делай. Я ему сейчас тоже звоню. Кнутырева дома буду искать.).
М. - Кнутырев есть у тебя?
К. - Алло, Виктор Пантелеймонович, я не договорил. Тебе принесут еще доверенность на Бровина (?) Виктора Николаевича. Это по Фрайштуту и по этим всем делам. Ту там тебе принесут. Спасибо.
М. - Сразу подаете?
К. - В суд подаем о признании недействительной заинтересованной сделка и об отмене передачи акций.
М. - Ну это юристы смотрели?
К. - Да все это ... (Звонит по телефону: Алло, Анатолий Николаевич, Коновалов, здравствуй. Я сейчас получил жесткие указания от министра, просил вас проинформировать о том, что нужно подать протест. Что ли. Собираем очередной Наблюдательный совет, поскольку он все же действует до избрания нового, правда по разному это оценивают. Но тем не менее юридические силы сказали, что вы действуете правильно и министр дал жесткую команду отменить эмиссию. К тебе утром придут, принесут. Текст уже полностью сделан. Там два. Отменить эмиссию и назначить 6 сентября, 31 августа собрание будет само собой, а на 6 сентября тоже собирают собрание по выбору председателя. Тебе тот и другой документ поднесут, с просьбой передать министру эти документы и ему же отдать, кто тебе там принесет. Вот и все. Тебе с Альфа-банка принесут. Спасибо большое. С Шубиным я договорился, с Шопеном договорился.
М. - Так что. Альфа занимается?
К. - ... Давай этому.
М. - С этим другом надо очень осторожно. (Звонит по телефону. Алло. Дудочкин(?) есть? Это Верховых звонит. А вы не подскажете домашний телефон Полякова? 8-343-42-5-82-25. Спасибо большое.).
К. - (Звонит по телефону: Леонид Алексеевич. Коновалов, Добрый вечер. Как у вас там жара спала? У нас 32. Леонид Алексеевич, я звоню по поручению министра. Есть четкая жесткая команда по тому, чтобы отменить эмиссию и провести очередное собрание по переизбранию Председателя правления в сентябре месяце. Эта команда разделяется всеми президентскими структурами и т.д. Я не буду много рассказывать. Значит текст, который есть, тебе принесут завтра утром. Ребята из Альфа-банка. Остальные уже подписывают и ты, пожалуйста. Подпиши. Об отмене эмиссии с тем, чтобы. Он собирается ее всю выкупить да плюс 26 уже имеет. Тогда под 80. Просьба министра это все срочно сделать. По всем юристам Наблюдательный совет продолжает действовать до собрания. А очередное внеочередное собрание мы соберем в сентябре. Спасибо. Ему же отдать.
М. - Еще Кнутырев.
К. - Давай. Фрайштут орал, на хуя нам нужна эмиссия. Вот и. Не знаю, они говорят, что он продал акции. А в принципе ... проводил Мельниченко.
М. - Не исключено.
К. - Не исключено, а точно.
М. - А с ... ты уже говорил?
К. - Я не разговаривал с ним. Знаю, что Елисееву(?) сказал министр. Фрайштуту сам сказал. Уже после того, как Хандорин разговаривал. Хочет передать Альфа-банку, Петербургскому какому-то, еще кому-то.
М. - Выходит, что там поддерживают Альфу?
К. - Альфу больше поддерживают. Не знаю уж Альфу или что другое, но там сказали на хуй Абрамовича, Мельниченко. Сейчас, наверное, поеду. Народу полно.
М. - Да сейчас в центр никто не едет. Мудаков нет таких.
Д. - О, еще один сотовый телефон. Что случилось?
К. - Что случилось.
М. - Ты-то что спрашиваешь, вчера у министра был, вроде ни хуя.
Д. - В том-то и дело. Более того, пожелал мне счастливого пути.
К. - Все было после 4-х.
Д. - А что случилось?
К. - Ничего не случилось. Им жестко сказали на самом высоком уровне в Правительстве, что вы не имеете права. Должны сохранить Конверсбанк. Жестко примите все меры. Соберите Наблюдательный совет. Тот, который еще не разогнан, его не имеют права разгонять до очередного, пока не избран новый. Это вам лапшу на уши вешают. Он дал мне команду всех обзвонить.
Текст подготовили и к тому, кто будет встречаться, все голосование пройдет. По крайней мере те, кто "За".7 человек наберем. Потом ты пишешь документ, чтобы собрать собрание.
Д. - А какой документ?
К. - Об отмене эмиссии.
М. - И об избрании Председателя.
К. - Да, это будет в сентябре.
М.- Еще одно внеочередное собрание.
К. - 2 числа он выкупает всю эмиссию, плюс 26%. Это пиздец, можно разбегаться. Поэтому жестко поставлена задача на самом высоком уровне, не буду говорить, кто. Сейчас я всех обзвонил, все подписывают соответствующее письмо.
М. - Петрушеву(?) не надо звонить, чтобы он акции не продавал?
К. - А он же не член Совета.
М. - Он акциями торгует.
К. - Не надо продавать. А все остальные проголосуем нам главное 7 голосов набрать. Я пишу письмо.
М. - Но ты учти, что он будет судиться против тех, кто голосовал за отмену эмиссии.
К. - Пусть судится. Что вы все боитесь. Он будет судиться, он. Да на хуй он нужен, еб твою мать.
М. - Я не боюсь. Я просто говорю, он будет судиться.
К. - Ну и пусть судится. И другие будут судиться. А здесь сразу ввели 4 банка. Президент дал поручение 4-м банкам. Да ебать его. А то начинают государственные банки продавать. У нас жесткая команда. Вот почему я говорю.
М. - А Альфа-банк что, считается государственным?
К. - А хуй его знает. Все они коммерческие. Я государственных не знаю кроме Сбербанка. Я просто хочу, чтобы из отрасли не ушел банк. Вот моя задача.
М. - Так этого мы все хотим.
К. - Ну давайте действовать в этом направлении. А то мы хотим, а подчиняемся какому-то пизденышу. А он над нами смеется. (Отвечает по телефону: Алло. Нежелательно. Я могу что сказать, что в течение 2-х дней там все перековыряют. Нет, я не собираюсь туда. Он хотел туда, главный инженер поехать. Сегодня я получу ответ, наверное поздно вечером, от него. В этом духе должно быть. Я не могу еще активно воздействовать. Через неделю я буду назначен, тогда я могу работать, ехать, что угодно делать. А сейчас я. Вот это точно. Ну ничего, ничего. Победим, победим.).
Д. - Предлагается что. Сейчас опросным путем.
К. - Да. Завтра он тебя вызовет, я позвоню в 7 часов. Документы к твоему подписанию юристами подготовлены. Во-первых мое обращение к нему, что надо собрать. По таким-то вопросом. На это он пишет сообщение всем, что Совет собирается в этом.
М. - На это ему надо решиться, чтобы подписывать эти вещи.
К. - Петр Михайлович, ты его не агитируй, пусть его агитирует министр. А то ты сейчас его наагитируешь. Я ему ничего не могу дать. Если бы я мог дать.
Д. - А я ничего и не прошу.
К. - Вот требование о созыве Совета, это я подписываю. Соглашение подготовлю, которое подписывает Хандорин.
М. - Это те бумаги, которые все члены будут подписывать?
К. - Сообщение, которое нужно Наблюдательному совету подписывает Хандорин. Дальше подписывает каждый член Наблюдательного совета.
М. - Ты таких набрал сколько человек, кто подпишет?
К. - Вообще подписывают кто "За", кто "Против", а там он вызовет и всем остальным сразу же разошлем. Тем кто мог бы отрицательно. Или попрошу министра лично позвонить. Скажу, Фрайштуту вы лично позвоните. Я такую команду не буду выполнять. Заполняется протокол Наблюдательного совета, когда мы все соберемся и подписывается сообщение этой Ситниковой.
Д. - Какая Ситникова?
К. - Директор департамента лицензирования деятельности кредитных организаций Банка России. Об отзыве эмиссии. Ты прилагаешь решение Наблюдательного совета и требуешь отмены эмиссии.
Д. - Формальным основанием для ведения Совета является решение этой Ситниковой?
К. - Да. А дальше нам прислали доверенности на возбуждение судебного процесса с Фраштутом и Росэнергоатомом.
Д. - ЦБ будет?
К. - Судиться будет не ЦБ, а Шопен, Шубин, еще кто-то о признании недействительным сделки заинтересованности, поскольку она не прошла через Совет и т.д.
М. - Наблюдательный совет Техснабэкспорта, решение есть по этому поводу.
К. - Это пусть они решают сами. Нет решения нашего Совета. Это сделка заинтересованности, поскольку акции Конверсбанка продает Техснаб.
М. - У нас нет такого решения. То, что Мельниченко переуступил какой-то фирме, вот такого решения у нас нет.
К. - То что Мельниченко продал какой-то фирме.
М. - А он и не обязан брать. Он брал вексель у Конверсбанка и в залог.
К. -Чего ты городишь. Акции у Фрайштута купил Конверсбанк.
Д. - Наоборот.
М. - Он, Фрайштут, купил вексель у Конверсбанка и в залог дал эти акции.
К. - Нет. Он взял кредит, в залог дал свой вексель Конверсбанку. Конверсбанк заплатил за акции, а в качестве возмещения он возвращает.
М. - Ты не совсем правильно рассуждаешь.
Д. - Ладно. Нужно ясно представить, что. Во-первых, мы нарушаем запрет суда проводить заседания.
К. - Один суд так решает, другой так. Наше какое дело. Мы проводим и все. Д. - У нас один суд, одно решение. Это первое. И второе, создаем возможность Мельниченко обратиться на суд к нам. За то, что он внес на накопительный счет деньги и потерял на этом деле.
К. - У нас не было Наблюдательного совета, который бы разрешал им это делать, вносить деньги и т.д. Мы не подводили итогов, нарушено все.
М. - Нет, нарушено.
К. - Что вы все его защищаете.
М. - Речь идет о том, что тот, кто хочет участвовать в эмиссии, вносит деньги за месяц до того, когда подводятся ее итоги.
К. - Я одно знаю. Если мы этого сейчас не прекратим, и собрание можно не собрать. Министр скажет, не ходите на собрание.
М. - А как это.
К. - Очень просто. Не ходите на это собрание, что вы Мельниченко слушаете. Тогда он по праву может провести 30%-е новое собрание и принять все решения. Пользуясь тем, что у него есть. Мы хотим эмиссию до этого ... Что я вас буду убеждать. Он врет на каждом шагу. А что правильно поступили, что Фрайштут купил акции банка и тут же заложил их обратно? Это тоже возбуждается судебное дело. Тремя нашими мощными акционерами.
М. - Ну эти акционеры, они могут бумаги написать, а их сопровождать должен.
К. - Этим же банки занимаются, я тебе еще раз сказал, 10 раз. Если бы не было этих мощных банков, министр, наверное бы не пошел и тогда бы он Президенту другое говорил.
Д. - Ну ладно, я жду звонка.
К. - Я пошел. Позвоню тебе в 7, в начале 8-го.
Д. - Позвони.
М. - Он говорит, что все это произошло после твоей встречи. Его вызвали туда. Чуть ли не он самый отдал команду, что банк надо сделать ... четыре банка во главе.
Д. - Значит это ... марку держит.
М. - Ну там же.
Д. - По его подсказке, по его влиянию.
М. - Вот, блядь, надо бумаги собирать. Но эти эмоции. Конечно члены подпишут, но каждый член должен знать, я больше чем уверен, он подаст в суд на тех, кто будет против эмиссии. Подаст в суд и.
Д. - Придется платить деньги. А ущерб накрутят будь здоров.
М. - Это первый вопрос. А второй, у нас есть решение судебных органов.
Д. - Там тоже 200 МРОТ.
М. - Вот он позвонит и вроде завтра министр должен не с его уст, а министр сказать. Но к этому делу ты должен подготовиться в том смысле, что есть такие ограничения, которые. Дело в том, что если собирается Наблюдательный совет. Его может созвать Председатель или члены. Члены Наблюдательного совета могут созвать внеочередное заседание совета по такому-то вопросу. Такое в принципе есть. Но у нас есть запрет на действия. Как здесь быть? Тебе для того, чтобы всем членам разослать приглашения участвовать в голосовании надо.
Д. - Совершить противосудное действие.
М. - Да. В данном случае это противосудное действие. Это первый вопрос.
Д. - Теперь еще один момент. Когда был звонок, я был на встрече с человеком, который во всех этих делах юридически соображает. Услышав мой разговор с Коноваловым сначала, потом говорит. Вы звоните министру, спросите у него, нужны вы ему завтра или нет. Я начал звонить. Евгения Павловна говорит, что министр на завтра вас не вызывал, вы нигде не значитесь. Позвонил Нащокину. Нащокин подтвердил, что приглашения не было. Я говорю, что мне делать-то. Он знает, что я завтра уезжаю, пожелал мне счастливого пути, велел передавать приветы директорам. Она говорит, я связаться с министром не могу. Прошло пять минут. Звонок от нее и она говорит, вас министр завтра не зовет.
М. - Я тебе что предлагаю. Он говорит, что у него в полседьмого встреча с министром. Вроде все, что он делает, как он сказал, он получил указание от министра, который летит в среду в Краснокаменск. Если ты сегодня улетаешь, подписать эти бумаги не кому.
Д. - Не кому. Фрайштут не будет подписывать.
М. - Поэтому я тебе рекомендую подъехать туда, подождать и сказать, у меня сегодня самолет, я вам нужен или нет? Но тут нужно, там будут судебные органы.
Д. - Да, один суд так, другой так. Мы другого не знаем. Мы получили одно решение.
М.- Члены Наблюдательно комиссии, которые будут голосовать против эмиссии, они должны знать. Он говорит, юристы привлечены.
Д. - Ну и что дальше?
М. - Штраф за тебя платить? Ну штраф это хуй с ним. Посадить могут. Я думаю, тебе есть смысл проехать в министерство.
Д. - Я думаю сделать так. Попытаюсь поменять билет. Завтра я должен был присутствовать на торжественном мероприятии, но хуй с ним, обойдутся. Но дальше-то я должен лететь, у меня есть обратный билет из Красноярска.
М. - А зачем сдавать? Он говорит, тебя завтра министр и т.д. Ты можешь поехать?
Д. - Да неудобно. Он обещает мне позвонить.
М. - Я бы упредил это дело. Что тебе мешает? В полседьмого он встречается с министром.
Д. - Да у меня машины нет.
М. - Я тебя довезу. Ты скажи, я сегодня улетаю, я нужен или нет?
Д. - Поехали. Видишь он ... это дело. Ты бы еще Президенту начал звонить. Проверять. Ладно, я пойду отпущу мужика, который торопится. На машине, а поеду с тобой.
М. - Я тебя довезу до министерства и что дальше?
Д. - Потом домой отвези. В 8.15 за мной придет машина для поездки в аэропорт. А я туда все равно должен ехать, сдавать билет Не терять же 8 000 рублей. Я внизу тебя жду.
М. - Я выезжаю.

 






Наверх
На хуй убрать Мельниченко
Справка по Коновалову
Письмо Хандорина в ЦБ
Опросное голосование
Определение суда

Другие материалы раздела:

Ядерная война (2002)
СП о приватизации Конверса
МДМ проиграл Конверсбанк
В стиле Копперфилда
МДМ- источник загрязнения
Акционеры Конверсбанка
Мельниченко продает банк
На хуй убрать Мельниченко 
МДМ празднует победу
Кому достанется Конверсбанк

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList



Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+