Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Домой | Форум | Почта

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© Новая газета, 25.09.2000

Часть 3. Советский суд — самый продажный суд в мире

Анна Политковская

       Каким образом за последние десять лет в Екатеринбурге и Свердловской области сложился режим тотального сращивания коррумпированного чиновничества, правоохранительных органов и бандитского капитала? В предыдущих номерах мы описали механизм создания этого режима. И олицетворение его — Павла Федулева, в прошлом — мелкого местного хулигана, ныне — уральского олигарха и соловья-разбойника. Только в 2000 году среди его «побед» — вооруженные захваты Лобвинского гидролизного завода (январь—февраль), Качканарского горно-обогатительного комбината «Ванадий» (январь—март) и, наконец, «Уралхиммаша» (сентябрь).

       Особенно бросилось в глаза во время разбоя на «Уралхиммаше» следующее: перед носом генерального директора, которого пришел выкидывать, Федулев размахивает решениями «своего» суда. А директор в ответ — определениями «своего». При этом и у того, и у другого под рукой еще и «свои» судебные приставы-исполнители. Значит, один и тот же закон по одному и тому же поводу судами одного и того же районного статуса применен с прямо противоположным эффектом. Такого надругательства над системой государственного устройства и Фемидой, его осеняющей, не знал даже Екатеринбург. Вот как все это приключилось.

Овчарук и его команда

       Приходилось ли вам видеть простой районный отечественный суд, пусть даже в очень большом областном центре — и вдруг облепленный «джипами», «мерседесами» и «фордами» стоимостью несколько тысяч долларов? Из которых вылезают хозяева — районные судьи с традиционно низкой для России заработной платой несколько тысяч рублей?

       А где вы встречали председателя крошечного райсуда, которого осыпает подарками весь город?

       А председателя областного суда, названивающего прямо в совещательную комнату, где судья обдумывает и пишет приговор, чтобы продиктовать ему «нужный» текст этого приговора?

       А судью, принимающего иск в пятницу вечером, в самом конце рабочего дня? А понедельничным утром уже выносящего решение? Именно то, которое остро диктует логика развития вооруженного захвата чужой собственности?

       Запишите адрес: все это — Екатеринбург и окрестности. 2000-й год. Федулевская спецоперация по силовому присвоению «Уралхиммаша» продемонстрировала, что к нынешней осени судебная система Свердловской области подошла в совершенно изуродованном виде: СУД как ШТАМПОВОЧНЫЙ ИНСТРУМЕНТ уже принятых кем-то решений. И весь вопрос только в цене: блага и карьера в обмен на решения.

       Из письма председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву от заслуженного юриста России, бывшего председателя Октябрьского районного суда Екатеринбурга И. Кадникова и бывшего председателя Ленинского райсуда В. Никитина. «Именно он, Овчарук, на протяжении ряда лет принимает непосредственное участие в формировании и воспитании судейского корпуса Свердловской области, производит личный отбор и контроль в подборе новых кадров судей по каждой кандидатуре. Без его согласия сегодня не будет назначен на должность судьи ни один кандидат, не будут продлены сроки полномочий. Все не угодные ему судьи постепенно выживаются и подвергаются гонениям, вынуждаются к уходу с работы, в состав судейского корпуса подбираются люди, часто не имеющие квалификации, ни опыта работы, но так или иначе уязвимые и управляемые. В настоящее время огромное число высококвалифицированных судей, проработавших много лет и имеющих огромный опыт работы, обладающих такими важными качествами, как принципиальность, независимость и твердость в принятии решений, неподкупность и смелость, были вынуждены уйти с судебной работы. По одной причине — невозможность нормально работать под руководством Овчарука».

       Знакомьтесь: Иван Кириллович Овчарук — председатель Свердловского областного суда на протяжении последних 13 лет. И рассмотрим две главные позиции: кто, согласно современной екатеринбургской традиции, судья хороший? А кто, по Овчаруку, плохой? Кто надолго задержался в судебной системе Свердловской области? А кто — вылетел?

Хороший

       Долгое время верным стражем интересов Овчарука был председатель Верх-Исетского районного суда Екатеринбурга Анатолий Кризский. Верх-Исетский суд — самый непростой суд в городе. На его территории располагается следственный изолятор. Значит, именно сюда приходят все дела по изменению меры пресечения оказавшимся на нарах. В областном управлении по борьбе с оргпреступностью давно заметили: они бандитов ловят — Кризский их выпускает. При этом год от года, рассматривая дела по изменению меры пресечения, заметно богатеет. Районные суды по всей стране воют от нищеты — Кризский меняет одну иномарку на другую. Особо доверительные отношения сложились у Кризского с Павлом Федулевым. На протяжении многих лет именно Кризский лично рассматривает дела, где каким-то образом фигурирует Федулев. И всегда по ускоренной схеме. Не утруждая себя вызовом необходимых свидетелей, с грубым нарушением законодательства. Если Федулев просит Верх-Исетский суд признать какие-либо акции своими, Кризский не обременяет себя необходимыми в таких случаях доказательствами, например, принадлежности ценных бумаг истцу... Он просто берет и штампует федулевские желания. Таких решений — десятки... Суд по заказу, как проститутка в местной гостинице. Иногда доходило до того, что Кризский писал решения по федулевским запросам даже не в здании суда, а прямо в его головном офисе. И даже не сам Кризский, а собственноручно федулевский адвокат. Ну а Кризский просто подмахивал...

       Когда у Федулева начались проблемы с прокуратурой, вместе с федулевским адвокатом Кризский полетел в Москву к тогдашнему генпрокурору Юрию Скуратову (был июль 1998 года) — хлопотать о прекращении одного из уголовных дел против Федулева. Скуратов и вправду в дружеских отношениях с Кризским, и как уж там все у них выгорело... Но после этого московского вояжа жена Федулева передала Кризскому веселый цветной целлофановый пакетик с 20 тысячами долларов в рублевом эквиваленте. Она и не скрывала, что это благодарность и Скуратову за хлопоты, и Кризскому — за плодотворное сводничество. 21 июля Кризский уже покупает себе автомобиль «форд-эксплорер», стоимость которого никак не соизмерима с доходами судьи. Чуть позже, к концу августа, еще раз слетав по поручению супругов Федулевых к Скуратову, на сей раз отдыхавшему в Сочи, Кризский выезжает на екатеринбургские улицы уже на «мерседесе-600».

       Короткое, но необходимое пояснение: ст.3 закона «О статусе судей в РФ» категорически требует, чтобы вне службы (не говоря уж — на службе) судья избегал любых личных связей, которые могут причинить ущерб его репутации, проявлял максимальную осторожность и осмотрительность в поступках. Дабы постоянно поддерживать авторитет представляемой им судебной власти на высочайшем уровне.

       Красиво звучит! Но когда деньги есть, почему бы так же красиво не погулять? Как-то у Кризского случился очередной день рождения. Кризский отменяет прием в суде, приказывает закрыть его на ключ и повесить объявление: перебои в электроснабжении. Дальше — аренда кафе «Молодежное», судейский кутеж-гудеж, швыряние купюр, водка рекой прямо на глазах у удивленной публики... Ранее приемы в Верх-Исетском райсуде, между прочим, не отменялись, даже когда помещение заливало водой и был взрыв.

       А как же Овчарук? Кризский ему нравится. Овчарук это всячески подчеркивает. Никаких гонений, никаких претензий. Почему? Потому что Иван Кириллович знает: Федулев и Россель — товарищи по борьбе, и пока Россель не изменит своей точки зрения относительно Федулева, Овчарук тоже ни за что ее не поменяет... Пройдет еще очень много времени, прежде чем председатель облсуда попросит лишить Кризского полномочий, но это случится уж при совсем обескураживающих обстоятельствах. Долгие годы областному УФСБ было очевидно, что Кризский «обслуживает» криминальную деятельность Федулева на Урале. Но ухватить Кризского с поличным оперативники не могли — все время ускользал. И вот, чтобы все-таки сместить его с поста председателя суда, штампующего решения в пользу бандитов, за ним пустили «наружку», и она поймала Кризского на особой любви к малолетним девочкам. Доказательства были предъявлены Кризскому и Овчаруку.

       Результат? Кризский уходит в ПОЧЕТНУЮ ОТСТАВКУ! Никаких лишений полномочий. Никаких унижений. Никаких формулировок: «за совершение поступков, порочащих честь и достоинство судебной власти». Сегодня Кризский — советник екатеринбургского мэра Аркадия Чернецкого. Никто не забыт, когда речь о «хороших». Хотели наказать порок — получился уважаемый старец-юрист.
       А дальше — о плохишах уральской судебной системы.

Плохие

       Таких за последние годы — сотни. Уволенных, растоптанных, облитых грязью судей. Только за то, что не хотели плясать под дудку Овчарука и «хороших» вроде Кризского.

       Ольга Васильева проработала судьей 11 лет. Будучи человеком принципиальным, она категорически отказалась штамповать «федулевские» решения для Кризского. Она ни разу не подчинилась Кризскому, когда тот «просил» изменить меру пресечения кому-либо из своих протеже. Последней каплей стало то, что Васильева приняла к производству иск, где ответчиком выступал Свердловский облсуд, то бишь Овчарук. И это было нечто невозможное для Екатеринбурга — райсуды во избежание неприятностей подобные иски никогда даже не регистрируют... И что в итоге сделала с Васильевой система Кризского—Овчарука? Она оставила Кризского, а Васильеву уволила. При этом к делу Васильевой оказались приколоты жалобы тех, кому Васильева не изменила под давлением меру пресечения, и они написаны прямо на бланках судебных заседаний, которые никак не могли оказаться в руках заявителей, только если жалобщикам их не дал сам Кризский!

       Верховный суд восстановил Васильеву в должности. Но это не был конец мукам: Москва — далеко, Васильева — близко. Кризский пишет в квалификационную коллегию судей, что, несмотря на восстановление в должности, Васильева на путь исправления (?) не встала. К требованиям Кризского присоединяется Овчарук, и коллегия выносит заключение о том, чтобы «больше не рекомендовать» Васильеву к назначению в судьи. При этом в основе заключения оказываются те же самые факты «вины» Васильевой перед судебной системой, которые уже отменил Верховный суд как несостоятельные! Дело Васильевой сейчас снова в Верховном суде. Она хочет восстановления справедливости. Потому что она — мужественный, стойкий человек. Но можно ли этого требовать от большинства? Многие судьи говорили, умоляя не называть публично их имен: «Нам легче штамповать решения, которых от нас требует Овчарук». И рассказывали в доказательство историю екатеринбургского судьи Александра Довгия. Он всего лишь не выполнил требований судейского начальства и не выпустил очередного их протеже из СИЗО. Прошло несколько дней, и Довгий был жестоко избит на улице железными прутьями. Конечно, всегда можно сказать, что это случайность, что преступники просто перепутали объект нападения. Конечно... Только вот палачи до сих пор не найдены, а Довгий, выйдя из больницы, категорически отказывается рассматривать какие-либо иные дела, кроме разводных...

       «При существующем положении вещей, когда профессионализм низводится до предрассудка перед способностью не иметь своего суждения, когда люди, не могущие обойтись без большевистских методов, допущены к осуществлению функций государства в сфере правосудия, помахивают добродетельным перстом и не видят ничего предосудительного в возможности требовать вынесения конкретного решения и в вызове судей на партхозактив (квалификационная коллегия), либо в возможности казнить и миловать от нашего имени нашими же руками...» Это написал молодой перспективный судья, также просивший не называть его имени, после того как подвергся мощному давлению сверху. И не справился с этим, не нашел сил бороться. Написал — и попросился в отставку. Причем: «Вопрос прошу рассмотреть без моего присутствия». До этого судья увольняться и не мыслил. От судьи требовали дело закрыть. После увольнения дело передали другому. Накануне заседания «другой» получил телефонограмму от председателя облсуда, чтобы дело прекратил. На следующий день дело было прекращено. А как иначе, если суд по заказу?

       Судья Кировского районного суда Сергей Казанцев вынес в отношении обвиняемого Упорова решение о заключении под стражу. Далее судья занялся другим делом, писал приговор. Ему позвонил САМ — Овчарук и потребовал, чтобы Упорову была изменена мера пресечения на подписку о невыезде. Казанцев отказался выполнить приказ. Овчарук заявил, что Казанцев будет уволен. Так и случилось.

       Историй этих в Екатеринбурге не счесть. Они похожи друг на друга, как близнецы. В результате оставшиеся, неуволенные судьи тоже похожи, как близнецы. Их родимое пятно — полная управляемость, готовность проштамповать решение, потому что себе дороже. Сопротивление сведено к нулю. Царство двойной морали под флагом власти закона. Именно так и получился «Уралхиммаш» — с двойными решениями по одному и тому же поводу на основании одного и того же закона. В условиях, когда годами подавлялась любая судебная инициатива, а поощрялась рабская идеология. О каких смелых и справедливых решениях тут можно говорить? Все, кто мог сказать «нет», давно не у дел. Все, кто умеет откозырять, действуют.

       А как же принцип полной независимости судебной власти и запрета на любое вмешательство в отправление правосудия, провозглашенный Конституцией России и закрепленный законом «О статусе судей в РФ», — принцип, за который положили жизни и карьеры самые талантливые юристы нашей страны? Этот принцип подвергнут в Екатеринбурге самому циничному надругательству. Независимость получилась лишь от законов. Запрет на вмешательство — от здравого смысла. Все вместе — олигархическая шизофрения. Судебное обслуживание по классу VIP — для власть имущих и финансы держащих. А кто не VIP? На нет и суда нет.

Сам

       Всего одна картинка из прошлого. Сентябрь 1998 года. Первые недели после августовского кризиса. Толпы обманутых людей штурмуют «падающие» банки. Страсти — шекспировские. Кто-то обливает себя бензином, похоронив надежду вернуть последнее. Кто-то тихо умирает от инфаркта прямо в кассовом зале... В стране — шок. Те, кто первым берет себя в руки, бегут с исками в суды. Овчарук собирает председателей райсудов на спецсовещание. Следует приказ, не подлежащий обсуждению: приостановить во всех судах Свердловской области рассмотрение гражданских дел по искам вмиг обнищавших граждан к банкам и далее категорически отказывать в приеме подобных исков. Овчарук говорит жестко: не принимать — и все тут, и никаких правовых оснований. Народ безмолвствует.

       ИЗ ВСЕХ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ РАЙСУДОВ ПОЗВОЛЯЕТ СЕБЕ ВОЗМУЩЕНИЕ ЛИШЬ ОДИН. Сергей Кияйкин, председатель Чкаловского суда. Да и тот «неприкасаемый» — всем известно, в том числе и Овчаруку, что Кияйкин находится под личным патронажем Вячеслава Лебедева, председателя Верховного суда. А Иван Кириллович против начальства никогда в жизни не воевал. Помните Ильфа—Петрова? «Ваше жизненное кредо?» — «Всегда». Так вот, Овчарук — это «всегда: чего изволите?» Иван Кириллович — человек из «бывших», типичный советский обкомовский руководитель от юриспруденции. Карьера его складывалась хорошо, по восходящей, потому что если и спорил он с кем-то, то это были подчиненные. Никогда, ни в каких дурных отношениях с руководством Овчарук замечен не был. Только: «чего изволите?» А значит, всевластие телефонного права в судопроизводстве, прямое давление на судей в принятии решений, уничтожение неподчиняющихся.

       Однако времена вокруг Ивана Кирилловича стремительно менялись — пришла демократия. Был момент, рассказывают очевидцы, Овчарук даже растерялся: как и кому служить, когда не стало партбилетов, а не служа никому, жить-то не научен! Замешательство было недолгим. Два новых «царя» не заставили себя долго ждать — ими стали Россель и деньги. Урал захлестнула волна переделов собственности. Подрастали олигархи. Стало очевидно: КОМУ СЛУЖИТЬ — ЕСТЬ. Деньгам и власти при деньгах.

       Вот, собственно, и вся история Овчарука и его команды. Рассказать больше нечего, кроме двадцать пятой истории, похожей на двадцать четвертую и двадцать третью, — о надругательстве над судейской системой силами самой системы. Что же касается «Уралхиммаша», так там сейчас временное затишье — так приказал Федулеву Россель. Екатеринбург замер в ожидании 1 ноября — на этот день назначено собрание акционеров комбината. Паузу Федулев заполняет привычным: мобилизует свои судейские связи, желая решением суда отменить проведение собрания — ему так надо. Почти уверена, это ему удастся, как и все, что он до сих пор делал.

       Раз есть капитализм, который мы строим, — значит, есть собственность. Если есть собственность, всегда найдется тот, кто будет ее хотеть. И другой — кто не пожелает отдать. Весь вопрос только в методах. В правилах, по которым играют в конкретном государстве. А значит, в нашем — полностью коррумпированном — о переделе собственности (о чем сейчас так силен шепот из-под кремлевских стен) — пока не может быть и речи. Торжества правды и справедливости в результате передела не получится, что наглядно продемонстрировал «Уралхиммаш».

       И еще: вы говорите, нужно всемерно укреплять и поддерживать суд и правоохранительные структуры. Чтобы подпереть ими властную вертикаль? Нет уж. Пока даже и не просите. Сначала разгребите эти авгиевы конюшни. Докажите нам, налогоплательщикам, что коррупция сломлена. И тогда поговорим.

 






Наверх

Другие материалы раздела:

Сага Ч.1 Лучший по профессии
Сага Ч.2 "Лобва" и "Качканар"
Сага Ч.3 Судебное обслуживание
Арест Федулева на танцах
"Уголовка" рассыпалась
Уг. дело за убийства
Признал вину Богомолова
Приговор – 20 лет колонии
За оружие добавили 3 года
Юристов пытали и насиловали
Длинные руки Федулева
Арест Федулева суде (2002)
Личный киллер Федулева
Федулева оставили с мясом
Империя рейдера-зэка

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами

   




TopList

Реклама:
Дренажный насос я нашел на Сферакомфорта по скидке.





Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+