Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Оригинал этого материала
© "Евразия", 10.09.00

Хвост виляет собакой?

КНБ из инструмента в руках власти превратился в самостоятельную политическую силу

Форум "Евразии", 10 сентября 2000 г.

Eugine: Предлагаю свой перевод доклада о КНБ, опубликованного Другом Казахстана на Форуме "Евразии". Надеюсь, что товарищи по форуму оценят мой труд. Но самое главное - понять, что стоит за ним, и какие люди его написали? Друзья или враги?

Конфиденциально

Возрастание политической роли Комитета национальной безопасности в процессе борьбы за власть в Казахстане

Постановка проблемы

В период с июня 1998 по май 2000 гг. Комитет национальной безопасности Казахстана провел работу, направленную на формирование принципиально новой роли в политической системе республики. За этот период КНБ превратился из инструмента в руках высшей политической власти - в самостоятельную политическую силу, активно влияющую на руководство Казахстана, имидж республики на международной арене, внутреннюю ситуацию, кадровую политику в высших эшелонах власти, вопросы собственности, информационные и финансовые потоки. КНБ стал ядром группировки, в которую входят члены семьи и ближайшего окружения президента Назарбаева. Данная группировка включает в себя банковские, промышленные и коммерческие структуры в Казахстане и за его пределами, элементы инфраструктуры, средства массовой информации, государственные органы и общественные организации.

Деятельность КНБ соответствует тенденции формирования в республике системы монопольной политической и экономической власти - 'империи президента Назарбаева'. Однако Н. Назарбаев в силу объективных причин не в состоянии контролировать положение дел в этом 'государстве в государстве'. В результате центр реальной силы смещается от главы государства, его администрации, правительства к его ближайшим представителям из КНБ Казахстана - руководителю департамента по Алма-Ате и Алма-атинской области Рахату Алиеву и председателю КНБ Альнуру Мусаеву.

Используя свое служебное положение и неформальную близость к главе государства, Р. Алиев и А. Мусаев оказывают активное целенаправленное воздействие на президента Назарбаева с целью распространения тотального контроля КНБ на все важнейшие политические и общественные институты, государственные органы, финансово-промышленные группы и средства массовой информации.

Законодательная база

Законодательной базой для указанного политического влияния КНБ является Закон РК о национальной безопасности и имеющий силу закона указ президента о проведении митингов, собраний, демонстраций, шествий и прочих публичных акций. Указ позволяет жестко регламентировать публичную общественную активность, вплоть до установки юрт и проведения голодовок - любая акция предварительно должна получить санкцию властей. Закон о национальной безопасности дает чрезвычайные полномочия спецслужбе в сфере борьбы с политическими оппонентами. Отталкиваясь от растущей активности оппозиции, требующей либерализации политического режима, руководство КНБ Казахстана убедило президента Назарбаева в существовании серьезной угрозы для его личной безопасности и безопасности его семьи. В качестве основной угрозы для запугивания и деморализации руководства Казахстана фигурирует председатель РНПК, бывший премьер-министр А. Кажегельдин.

Моделирование чрезвычайной ситуации

С начала 1998 года КНБ Казахстана вел двойную игру, одновременно работая на президента Казахстана и на усиление его основного политического оппонента. Главе государства предоставляли конфиденциальную информацию об энергичной подготовке Кажегельдина к следующим президентским выборам - формировании аналитических центров в Алма-Ате и Москве, финансировании ряда изданий, привлечении имиджмейкеров, социологов, политологов и журналистов, контактах в российской, американской, израильской элите. Тем самым была обеспечена высокая степень 'демонизации' Кажегельдина в восприятии президента Назарбаева, которого удалось убедить в исключительных финансовых и организационных возможностях его потенциального оппонента.

В свете такой колоссальной угрозы КНБ закономерно выступил в качестве единственного спасителя власти - реального гаранта сохранения и укрепления действующего политического режима. Одновременно КНБ Казахстана организовывал утечки информации в пользу экс-премьера и предпринимал усилия для окончательного разрыва между Назарбаевым и Кажегельдиным, радикализации политических намерений последнего, открытого конфликта, который бы позволил легализовать на политическом поле сформированный для главы государства образ 'врага номер один'.

Информационная война и давление на прессу

В июне 1998 года руководство КНБ Казахстана предприняло ряд действий информационного характера для публичной дискредитации Кажегельдина и обострения его отношений с главой государства. В частности, председатель КНБ А. Мусаев заявил в парламенте, что Кажегельдин имеет крупные капиталы в западных банках и недвижимость за границей. По словам Мусаева, о возбуждении уголовного дела речь пока не идет, однако ведутся следственные действия для проверки законности формирования подобных средств и источников доходов. Кампанию дискредитации Кажегельдина на информационном пространстве Казахстана возглавили государственная телерадиокомпания 'Хабар' (генеральный директор - Дарига Назарбаева, дочь президента Н. Назарбаева и жена Р. Алиева), финансируемая группой Алиева газета 'Новое поколение', теле- и радиокомпании, принадлежащие Р. Алиеву. В дальнейшем к ней присоединились профинансированные из тех же источников газеты 'Быз-Мы', 'Доживем до понедельника'. В этом же направлении работали специально созданные Интернет-сайты 'Коготь барса', 'Сливки Евразии' и др.

Одновременно по инициативе КНБ Казахстана была проведена 'зачистка' информационного пространства от влиятельных медиа-структур, потенциально могущих поддержать Кажегельдина на президентских выборах. В июне 1998 года из медиа-бизнеса Казахстана был вытеснен владелец холдинга 'Караван' Б. Гиллер. Политику одноименных газеты и радио, а так же телеканала КТК стало определять 'умеренное' крыло семьи президента Назарбаева (Т. Кулибаев), под контроль которых они перешли.

23 июня 1998 года КНБ Казахстана организовало силовую операцию против оппозиционной газеты на казахском языке 'Дат' ('Слово'). Было арестовано имущество редакции, служебные материалы, изъяты личные вещи сотрудников. 3 ноября был арестован тираж газеты с образцом подписного листа для сбора подписей в поддержку Кажегельдина. В дальнейшем газета была приговорена судом к крупному штрафу и закрыта.

В августе 1998 года по распоряжению КНБ Казахстана развернулась кампания давление на региональные оппозиционные издания на русском языке - газеты 'Провинция' (Актюбинск), 'Центр' (Астана), 'Сорока' (Караганда), 'Регион-Юг' (Тараз), 'Проспект' (Павлодар), 'Ярмарка' (Алма-Ата). Журналистов запугивали, на редакторов заводили уголовные дела, обвиняя их в экономической контрабанде, в оскорблении чести и достоинства президента РК, в помещении редакций отключали электроэнергию, перерезали телефонный кабель. Зафиксированы факты избиения и запугивания граждан - распространителей оппозиционных газет. Компания 'Дауыс' по указанию КНБ отказалась распространять газету 'Ярмарка' через киоски.

С начала сентября 1998 года КНБ Казахстана ведет целенаправленную работу по закрытию оппозиционной газеты 'ХХI век'. Ее отказались печатать типографии Алма-Аты, отказались распространять службы доставки. В ночь на 26 сентября в помещение редакции была брошена бутылка с зажигательной смесью. Под давлением КНБ электронные СМИ Казахстана проигнорировали данное происшествие. 28 сентября 1998 года управление юстиции Алма-Аты приняло решение о закрытии газеты. В ноябре 1999 года отпечатанный тираж газеты по указанию КНБ был уничтожен в типографии, руководство типографии немотивированно расторгло договор с редакцией.

В сентябре 1998 года власти Казахстана арестовали и уничтожили тираж книги Кажегельдина 'Казахстан: Право выбора' на казахском языке. Большая часть русского тиража все же была распродана. Налоговая полиция и КНБ Казахстана совершили операцию против частных предприятий в Алма-Ате, которые занимались распространением книги - фирм 'Легион' и 'Мир прессы'. Были изъяты все документы и компьютерная информация. С сотрудниками фирм проведены профилактические беседы, в ходе которых их предупредили об ответственности за деятельность, угрожающую национальной безопасности государства.

Акции силового устрашения

В конце августа 1998 года КНБ Казахстана была предпринята силовая акция против пресс-секретаря Кажегельдина Амиржана Косанова. Ему нанесли тяжелые травмы вооруженные люди в масках. Итоги расследования этого разбойного нападения не дали результатов, поскольку следственные органы МВД были заблокированы неформальным распоряжением из Комитета национальной безопасности: дело должно быть закрыто.

Аналогичному нападению подверглась в октябре 1998 года сотрудник агентства 'СР' Елена Никитенко. Агентство было закрыто, пострадавшая выехала за пределы Казахстана. В результате этого московские PR-агентства 'Никколо М' (И. Минтусов), Центр политических технологий (И. Бунин) и 'Имидж-Контакт' (А. Ситников) прекратили свою активность в пользу Кажегельдина на территории Казахстана, сосредоточившись на деятельности в российских СМИ и властных структурах.

18 сентября 1998 года по указанию КНБ в Астане был задержан помощник Кажегельдина Михаил Василенко. Без каких-либо оснований его трое суток продержали в изоляторе. При этом ему отказали в праве позвонить и предупредить близких.

23 декабря 1998 года в Алма-Ате был избит помощник первого секретаря посольства США Рысбек Касымболинов. До этого Касымболинов поддерживал контакты с оппозицией, участвовал в написании отчета по правам человека в РК. Первый секретарь посольства США Адам Стерлинг расценил происшедшее как 'предупреждение'. Людей, нанесших Касымболинову тяжкие телесные повреждения, не нашли. Официальная казахстанская печать отказалась публиковать информацию по этому поводу.

Определение политической стратегии

В августе 1998 года Р. Алиеву, А. Мусаеву и Д. Назарбаевой удалось убедить президента Назарбаева в необходимости внести изменения в Конституцию РК и срочно объявить в Казахстане досрочные президентские выборы. Для этого были приведены следующие основания:

1. Резкое усиление активности главного политического соперника - А. Кажегельдина, который к моменту истечения полного президентского срока (в 2000 году) может набрать такой международный политический и экономический вес, что противостоять ему будет чрезвычайно сложно;

2. Высокая вероятность углубления социально-экономического кризиса в Казахстане и дальнейшего падения реальных доходов граждан с угрозой массового социального протеста на фоне мирового финансового кризиса и возрастающих обязательств республики по внешним долгам;

3. Динамично меняющаяся международная обстановка, грозящая возможными проблемами для Казахстана со стороны России (усиление патриотических настроений, обострение политической борьбы, а к лету 2000 года - выборы нового президента), США (новая администрация), ряда исламских государств.

4. Усиление международного противостояния вокруг запасов нефти на казахстанском шельфе Каспийского моря и их транспортировки, в свете этого - возможная заинтересованность определенных кругов в поощрении нестабильности в РК, провоцировании локальных конфликтов.

Информация о подготовке к досрочным президентским выборам по каналам спецслужб была доведена до Кажегельдина, который, в свою очередь, резко активизировал свои действия с целью предстоящей политической борьбы с главным кандидатом - Н. Назарбаевым. Все действия Кажегельдина отслеживались и информация о них оперативно доводилась до президента Казахстана. В результате руководство КНБ за несколько месяцев до президентских выборов создал ситуацию искусственной 'гонки' - жесткого политического противостояния между Кажегельдиным и Назарбаевым.

В сентябре 1998 года в разговоре с Н. Назарбаевым в штабе будущих выборов московские эксперты из принадлежащей Борису Березовскому PR-компании высказал предложение допустить А. Кажегельдина на выборы и обеспечить чрез Центральную избирательную комиссию его поражение (3-4 место), тем самым закрыв вопрос о его политическом лидерстве в оппозиции и высоком электоральном рейтинге. Однако такой сценарий не отвечал интересам КНБ, для которого важно было сохранить Кажегельдина как чрезвычайно опасного врага, инструмент для запугивания президента и усиления собственных позиций. По инициативе КНБ был разработан и реализован вариант политического блокирования Кажегельдина - запрета на его участие в выборах при помощи объявленного ему административного взыскания. Поводом для административного штрафа стало участие Кажегельдина в учредительной конференции общественного движения 'За честные выборы'.

Октябрь 1998 г. Обострение конфликта

В октябре 1998 года КНБ Казахстана провел ряд провокационных силовых и информационных акций, направленных на обострение политического противостояния Назарбаева и Кажегельдина и как следствие - нагнетание внутриполитической обстановки в республике.

В начале октября состоялось несколько встреч А. Кажегельдина и Н. Назарбаева. Были обсуждены варианты проведения предвыборной кампании. Достигнута конфиденциальная договоренность о том, что Кажегельдин на определенных условиях принимает участие в выборах, но оба соперника сохранят корректность и оставят возможность для сотрудничества после выборов.

8 октября Кажегельдин распространил заявление, в котором выразил намерение выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих выборах президента РК.

13 октября состоялась очередная конфиденциальная встреча А. Кажегельдина и Н. Назарбаева. Чтобы прервать их контакты и обострить противостояние, КНБ (А. Мусаев) и налоговая полиция Казахстана (Р. Алиев) в этот же день организовали инсценировку покушения на Кажегельдина. Около 20 часов во время конной прогулки Кажегельдина в пригородном хозяйстве 'Панфиловское' под Алма-Атой в его сторону были произведены выстрелы из огнестрельного оружия. Данная акция сделала принципиально невозможным конструктивный компромисс между сторонами и отказ Кажегельдина от участия в выборах, поскольку такой шаг был бы однозначно расценен общественностью как проявление слабости и испуга. Авторы 'покушения' добились главного: психологический 'Рубикон' в противостоянии президента и экс-премьера был перейден, отныне Кажегельдин становится последовательным противником существующей власти, а Назарбаев делает ставку на исключительно репрессивно-силовые методы его нейтрализации.

14 октября Кажегельдин заявил о проведении пресс-конференции в Алма-Ате, однако, КНБ Казахстана заблокировало помещения, предназначенные для пресс-конференции - пресс-клуб и кинотеатр 'Арман'. В квартире, где проживал Кажегельдин, был произведен обыск. Кажегельдину было предъявлено официальное обвинение в нарушении законов об общественных объединениях, вынесено предостережение. Вечером того же дня спецслужбы провели обыски на квартире сопредседателя движения 'Азамат' П. Своика и на работе у руководителя движения 'Поколение' И. Савостиной.

15 октября в Алма-Ате были арестованы деятели оппозиции П. Своик, М. Елеусизов, И. Савостина, Д. Кушим. Своика и Кушима держали под стражей в течение трех дней. Причина - перечисленные оппозиционеры вместе с Кажегельдиным были организаторами движения 'За честные выборы'. Тогда же было наложено административное взыскание (штраф) на А. Кажегельдина, что по действующему законодательству сделало невозможным его участие в президентских выборах.

16 октября газета 'Новое поколение' с подачи Р.Алиева публикует информацию о том, что Кажегельдин отказался от участия в президентских выборах. В этой же заметке были обозначены контуры будущих обвинений против Кажегельдина: владение недвижимостью в Бельгии, коррупция, укрывательство доходов, банковские счета, через которые прошли миллионы долларов. В ответ Кажегельдин выступил с опровержением.

20 октября в Алма-Ате состоялась пресс-конференция экспертов - юристов и политологов из России и США по фактам нарушений демократических норм в ходе подготовки к президентским выборам в РК. КНБ пыталось сорвать это мероприятие, в зале отключили свет, директор отеля, в котором арендовали зал, требовал от участников и журналистов покинуть помещение, ссылаясь на приказ властей.

24 октября в Алма-атинском аэропорту была предпринята попытка изъять паспорт Кажегельдина.

27 октября Медеуский районный суд оставил в силе решение о наложении на Кажегельдина административного взыскания и наложил еще одно взыскание за неуважение к суду. Тем самым была окончательно исключена возможность участия Кажегельдина в президентских выборах.

Подготовка к аресту. Информационные акции

К началу ноября 1998 года КНБ Казахстана добился основной поставленной цели: не будучи зарегистрированным в качестве кандидата в президенты Кажегельдин лишился возможности вести в республике предвыборную агитацию. Каждый его шаг, личную переписку, телефонные переговоры открыто отслеживали. Когда он предпринял поездку по южным областям Казахстана (18-22 ноября), его автомобиль десятки раз задерживала милиция. Не предпринимая по отношению к Кажегельдину жестких репрессивных действий, КНБ предупредил его о необходимости покинуть республику. Кажегельдина лишили права заниматься публичной политикой в Казахстане и вынудили активизировать деятельность за пределами республики.

Президента Назарбаева ежедневно информировали о действиях главного конкурента, в частности, о его намерении создать оппозиционную партию и начать издание новой ежедневной газеты. В ноябре КНБ Казахстана разработал план нейтрализации Кажегельдина, предусматривающий его арест и заключение по обвинению в коррупции. В декабре 1998 года этот план был согласован с руководством Казахстана.

Одновременно КНБ развернул пропагандистскую кампанию по дискредитации экс-премьера. Цель - дискредитировать Кажегельдина на международной арене и подготовить общественное мнение в Казахстане к его аресту. 11 декабря газета 'Новое поколение' поместила статью 'Ватергейт Акежана Кажегельдина', в которой утверждается, что экс-премьер владеет в Бельгии двумя виллами, оформленными на аффилированные фирмы. Информация для подготовки этой статьи были переданы в редакцию из КНБ Казахстана.

Желая ограничить контакты Кажегельдина с представителями российских властей и крупного бизнеса, посольство Казахстана в Москве предприняло усилия по публикации аналогичных материалов в российских газетах ('Труд', 'Известия', 'Комсомольская правда', 'Совершенно секретно'), а также сюжеты в программах ОРТ 'Человек и закон', 'Совершенно секретно'. По распоряжению посла А. Мансурова пресс-служба и политический отдел посольства обязаны были работать по программе, представленной КНБ и под контролем его представителей.

В ноябре 1999 года КНБ Казахстана провело в СМИ еще одну кампанию дискредитации А. Кажегельдина. В газетах 'Новое поколение' и 'Караван' (последняя перешла под контроль Р. Алиева) были опубликованы статьи с обвинениями в адрес экс-премьера как лоббиста компании 'Транс Уорлд Груп', принявшего от нее 18 млн. долларов на ведение политической кампании. В качестве канала первичного вброса информации был использован Интернет-сайт 'Коготь барса'.

В июле 1999 года на этом же сайте 'Коготь барса' были размещены материалы оперативного слежения за политической деятельностью Кажегельдина (объемы финансирования, контакты на Западе и в России, спонсоры, информационно-издательская деятельность, партийное строительство). Эти же материалы были напечатаны в газете КНБ 'Кылмыс пен Жаза' (04.08.99) с целью продемонстрировать аудитории (прежде всего оппозиции) уровень информированности спецслужб.

В ноябре 1999 года по указанию КНБ для пользователей Интернетом в Казахстане был установлен специальный фильтр, блокирующий доступ к оппозиционному сайту 'Евразия'.

Уголовные дела в отношении А.Кажегельдина

В течение 1999 -2000 гг. правоохранительные органы РК (ГУВД Алма-Аты, Главное управление налоговой полиции Алма-Аты, Главное следственное управление КНБ) возбудили в отношении А. Кажегельдина три уголовных дела со следующими обвинениями:

- сокрытие доходов и уклонение от уплаты налогов;

- злоупотребление служебным положением;

- умышленное преступление в сфере экономической деятельности;

- легализация незаконных доходов за рубежом (приобретение акций, недвижимости);

- привлечение финансовых средств посторонних лиц для решения личных, семейных имущественных вопросов;

- незаконное приобретение, хранение и передача огнестрельного оружия и боеприпасов другим лицам;

- злоупотребление должностными полномочиями (освобождение от импортных акцизов клуба 'Даулет').

Кроме того, КНБ Казахстана активно разрабатывало версию причастности А. Кажегельдина к подготовке 'вооруженного мятежа' в Усть-Каменогорске осенью прошлого года (содействие группе Казимирчука) и подготовке специальных вооруженных отрядов для проведения диверсионных акций на территории Казахстана.

Каждое уголовное дело 'приурочено' к определенному этапу политической активности А. Кажегельдина и имеет целью дискредитировать его как политика в республике и за рубежом. Первое уголовное дело (укрывательство доходов и легализация капиталов) было возбуждено в апреле 1999 г., но оформлено 'задним числом' - октябрем 1998 года. Оно как бы открыто в ходе кампании по выборам президента РК и предназначено для граждан РК и для западных наблюдателей. Второе уголовное дело (хранение оружия) возбуждено в феврале 2000 года в связи с созданием Форума демократических сил РК и поддержкой со стороны США предложенной Форумом идеи национального диалога. Предназначено для зарубежной аудитории (администрации США), которой Кажегельдин был представлен как потенциальный террорист.

Третье уголовное дело ('Даулет') возбуждено в апреле 2000 года в связи с избранием нового президента России и активным поиском контактов со стороны Кажегельдина в новой российской политической элите. Это дело предназначено главным образом для российской стороны, которая тогда же была подробно проинформирована о нежелательности каких-либо контактов с Кажегельдиным и предъявляемых ему обвинениях по предыдущим уголовным делам.

Посольство РК в Москве, имевшее в прежнем российском руководстве широкий круг хорошо оплачиваемых агентов влияния, предприняло беспрецедентную по широте акцию по поиску контактов с новыми людьми в российской власти. Информационным фоном этой акции стала одновременная публикация анонимных или подписанных псевдонимами позитивных материалов о Казахстане и готовности его руководства к дружбе с президентом России В. В. Путиным.

Репрессии против оппозиции

Созданная Кажегельдиным политическая структура - Республиканская народная партия Казахстана, начиная с марта 1999 года (до официальной регистрации), подвергалась преследованиям со стороны спецслужб республики. Руководство КНБ представило президенту процесс формирования РНПК как расширение социальной базы для будущего государственного переворота. Н. Назарбаев дал указание установить оперативный контроль над партией и ее организациями в регионах, провести проверку финансовых источников ее деятельности, отслеживать действия руководителей РНПК.

В апреле 1999 года по инициативе КНБ Казахстана, согласованной с президентом, была создана межведомственная комиссия для нейтрализации РНПК и лично Кажегельдина. В мае 1999 года КНБ разработал план спецмероприятия - похищения Кажегельдина на территории Чехии, куда он должен был прибыть для неофициальной встречи с премьер-министром РК Балгимбаевым. Намечалась нелегальная депортация Кажегельдина в Казахстан, однако он не приехал на встречу.

Руководство КНБ ведет активные спецмероприятия в отношении главного редактора газеты 'ХХI век' Б. Габдуллина. За ним было установлено оперативное наблюдение. Предпринимались попытки его вербовки в качестве осведомителя. В окружение Габдуллина забрасывалась информация о его контактах с КНБ. Представители КНБ вызывали его на 'на профилактические беседы'. На счета газеты были перечислены денежные средства одной из коммерческих фирм Р. Алиева, но Габдуллин отправил деньги назад. Оперативники из КНБ провели скрытую съемку получения Габдуллиным денег и пытались его шантажировать. Когда он отказался от сотрудничества с КНБ, материалы оперативного слежения были показаны по телеканалу, который контролирует Р. Алиев. В январе 2000 года в отношении Габдуллина было возбуждено уголовное дело.

В сентябре 1999 года КНБ Казахстана провел эффективную спецоперацию в отношении одного из ближайших к Кажегельдину людей - его адвоката, руководителя штаба избирательной кампании РНПК В. Воронова. С использованием средств психологического давления Воронову было предложено подписать политическое заявление о выходе из РНПК, с осуждением Кажегельдина. В обмен на это Воронову и членам его семьи была гарантирована безопасность в Казахстане. В целях пропагандистского обеспечения акции активно использовалась пресса, финансируемая Р. Алиевым.

Спецоперация КНБ по экстрадиции А. Кажегельдина

10 сентября (на следующий день после подписания заявления В. Вороновым) А. Кажегельдин был задержан милицией аэропорта Шереметьево-2 в Москве. Операция по задержанию с целью депортации готовилась КНБ РК по согласованию с отдельными руководителями среднего уровня из МВД России под прикрытием Казахстанского национального бюро Интерпола. МВД, Генеральная прокуратура, МИД и политическое руководство РФ в известность поставлены не были.

Многочисленные протесты международных общественных организаций, публикации в прессе, обеспокоенность Запада (Государственный департамент и администрация США) приостановили осуществление спецоперации. Быстро депортировать Кажегельдина не удалось. В результате российские руководство оказалось в сложном положении: с одной стороны - угроза конфликта с Западом, с другой стороны - угроза конфликта с руководством Казахстана. Ситуация была разрешена в пользу международной репутации России: Кажегельдину дали возможность выехать за рубеж.

КНБ Казахстана активно использовало данную ситуацию для публикаций материалов с обвинениями против Кажегельдина, в том числе в российской прессе. Однако в целом спецоперацию следует считать неудавшейся, поскольку она не достигла главной цели и вызвала повышенное внимание к проблемам политической оппозиции, соблюдению прав и свобод граждан Казахстана.

В декабре 1999 года в Алма-Ате была арестована группа бывших сотрудников охраны А.Кажегельдина - члены РНПК. Им инкриминированы хранение оружия и наркотиков. КНБ не удалась попытка привязать к этому делу А. Кажегельдина как 'вдохновителя' готовящегося террористического акта. К обвиняемым применялись методы физического и психологического давления. П. Афанасенко допрашивали непрерывно в течение 48 часов. Для получения признательных показаний использовались психотропные средства. Несмотря на протесты международных наблюдателей, суд приговорил П.Афанасенко и С. Ибраева к 3,5 года лишения свободы.

Двойная игра

С октября 1998 года по настоящее время резко возросло значение КНБ Казахстана как основного инструмента борьбы с политической оппозицией. При этом целенаправленно избранные КНБ методы борьбы исключили всякую возможность достижения компромисса и разрешения конфликта политическими средствами. Намеренно обостряя политическое противостояние между властью и оппозицией, КНБ в то же время провоцировало усиление и консолидацию оппозиции на базе противодействия силовому давлению властей.

Действия спецслужбы имели двойной эффект. Внешне они были направлены против оппозиции и Кажегельдина и с этой точки зрения представлялись президенту Назарбаеву как отвечающие интересам действующей власти. Однако объективно любое действие вызывало легко прогнозируемое эффективное противодействие, которое было этой власти абсолютно не выгодно.

Таким образом, группа Алиева-Мусаева защищает исключительно свои собственные интересы, наращивая влияние, политическую значимость и незаменимость в качестве единственной силы, способной эффективно противостоять конкурентам Назарбаева. В этом контексте усиление и активизация основного конкурента были выгодны 'защитникам' Назарбаева, поскольку в случае ухода Кажегельдина от борьбы резко снизилась бы и степень влияния КНБ на политические процессы в Казахстане.

Крайне неоднозначный характер имеют последствия отдельных операций КНБ против Кажегельдина. Муссируемая информация о его многомиллионном состоянии вызвала к нему дополнительную заинтересованность как к потенциальному политическому заказчику и спонсору у ряда экспертно-аналитических, журналистских структур и общественных организаций в Казахстане и за рубежом. Обвинения в том, что Кажегельдин владеет недвижимостью и компаниями в Бельгии, привлекли внимание бельгийских правоохранительных органов, которые со своей стороны предприняли расследование и выяснили, что вилла принадлежит Алмазу Ибрагимову - одному из организаторов Гражданской партии Казахстана, представителю 'евразийской группы' Ибрагимова-Шадиева-Машкевича, близкой к президенту Назарбаеву. Все руководители этой группы, будучи резидентами Бельгии, оказались в эпицентре расследования о коррупции, уклонении от уплаты налогов и отмывании незаконных капиталов.

Следует отметить, что Р. Алиев является конкурентом группы Ибрагимова-Шадиева-Машкевича и объективно заинтересован в дискредитации ее руководства. Ложная информация о вилле Кажегельдина преследовала двойную цель: ударить не только по Кажегельдину, но и по истинным владельцам виллы и многочисленных компаний в Бельгии. При этом группа Алиева демонстративно проигнорировала тот факт, что дискредитация Ибрагимова и всей группы негативно отражается на имидже пропрезидентской Гражданской партии и самого Н.Назарбаева.

В сентябре 1999 года аналогичная ситуация сложилась вокруг казахстанских счетов в швейцарских банках. КНБ убедило Назарбаева в том, что Кажегельдин имеет такие счета и необходимо привлечь правоохранительные органы Швейцарии для расследования. Однако после соответствующего официального запроса со стороны Астаны правоохранительные органы Швейцарии обнаружили ряд счетов правительства и физических лиц из руководства РК, в том числе счета самого президента. На них следственными органами Швейцарии был наложен арест.

Таким образом, внешне пытаясь обвинить и скомпрометировать Кажегельдина, КНБ одновременно как бы 'невольно' дискредитирует президента Назарбаева и близких к нему бизнесменов, не угодных Р. Алиеву. Фактически 'дискредитация' Кажегельдина в международном плане обернулась куда более масштабной и эффективной дискредитацией руководства Казахстана и серией скандалов, связанных с первыми лицами. Если такова неизбежная 'цена' за политическую компрометацию экс-премьера, то закономерно задаться вопросом, готов ли был заранее президент Назарбаев заплатить столь дорого.

При этом КНБ искусно отводит от себя ответственность за провалы, убеждая главу государства в том, что все скандалы, действия зарубежных правоохранительных органов, негативные публикации в зарубежной прессе инициированы исключительно самим Кажегельдиным. В итоге изгнанный из Казахстана Кажегельдин вырастает до мифологических масштабов. Ему придаются возможности, которые обычно характерны для высокоэффективной государственной власти: определение международного имиджа республики, формирование того или иного отношения к властям Казахстана со стороны Запада, тесное сотрудничество с международными общественными, правозащитными организациями, влияние на циркулирующие в Казахстане информационные потоки, определение стратегии политической борьбы, разработка экономических программ и альтернативных законопроектов.

КНБ Казахстана убедило главу государства в том, что его реальной монополии ('империи Назарбаева') эффективно противостоит созданная экс-премьером альтернатива ('империя Кажегельдина'). Она включает в себя тайных союзников в ближайшем окружении президента (возможно, даже в его семье), эффективную политическую команду, ряд средств массовой информации в Казахстане и России, аналитические центры и экспертные группы, влиятельных лоббистов в российском правительстве, европейских столицах, Конгрессе и правительстве США.

Одновременно действия КНБ привели к укреплению политических позиций Кажегельдина и консолидации оппозиции (созданию в декабре 1998 года Конгресса демократических сил, а в ноябре 1999 года - Форума демократических сил Казахстана). В качестве открыто преследуемого властями Казахстана политика, А. Кажегельдин привлек сочувственное внимание правозащитных организаций, прессы и мировой общественности. На его защиту встали различные силы - от авторитетных деятелей российской культуры до Госдепартамента США.

Предпринимаемые КНБ акции против Кажегельдина активно работали на укрепление его имиджа как самого опасного и самого сильного соперника президента РК - единственной реальной альтернативы Назарбаеву. Развернутые КНБ репрессии однозначно интерпретировались как попытки со стороны Назарбаева уничтожить единственную реальную альтернативу и тем самым обеспечить режим монопольной политической власти и перспективой династического правления.

Негативные последствия и угрозы

В результате этой двойной игры президент Назарбаев понес существенные политические потери. Оказалась во многом подорвана его репутация на международной арене. Международные организации и правительства стран Запада выразили недоверие президентским и парламентским выборам. Казахстан оказался в числе 'проблемных' стран, к которым приковано внимание международных наблюдателей, поскольку здесь часто нарушаются демократические нормы, права и свободы граждан.

Западная пресса, начиная с осени 1998 года, пишет о Назарбаеве преимущественно в критическом ключе. Политические лидеры США и стран Западной Европы предпочитают сдержанно либо критически отзываться о ситуации в РК и тормозят реализацию ряда проектов, опасаясь обвинений в сотрудничестве с диктаторским режимом. Иностранные инвестиции в экономику Казахстана с 1999 года сократились в два с половиной раза, что привело к экономической стагнации даже в условиях роста мировых цен на топливо и металлы.

Политические игры КНБ Казахстана негативно влияют на отношения между Казахстаном и Россией. Руководство Казахстана пытается использовать Россию для борьбы с казахстанской политической оппозицией. Организованная КНБ провокация в Усть-Каменогорске (дело группы Казимирчука) и суд над участниками 'вооруженного мятежа' вызвали возмущенную реакцию российской общественности, в том числе представителей Госдумы, МИДа, Совета безопасности РФ. В ситуации новых политических разногласий с Москвой президент Назарбаев вынужден выбирать между охлаждением отношений и существенными экономическими уступками правительству РФ. При этом в российском массовом сознании укрепляется новый образ Н. Назарбаева как главного притеснителя этнических россиян.

В целом в процессе навязанной ему политической борьбы, стратегию которой определяют КНБ и группа Алиева, президент Казахстана оказался заведенным в узкий коридор легко прогнозируемых вариантов поведения, с предельно ограниченным выбором, лишенным возможности для маневрирования и конструктивных действий.

К концу 1999 года эта непривычная для Назарбаева ситуация неразрешимого политического кризиса существенно подорвала его физические силы и отразилась на психологическом состоянии, что выразилось в ряде неожиданных заявлений. Ощущение нарастающей угрозы, которой невозможно эффективно противостоять, заставляет президента метаться между желанием разрешить 'проблему оппозиции' чисто силовыми методами и неизбежными негативными последствиями подобной политики.

Дальнейшее усиление КНБ как самодостаточной политической силы в системе государственной власти может привести к модели намеренного провоцирования в Казахстане политического кризиса, единственным выходом из которого станет чрезвычайное положение и как следствие - комплекс мер по полной отмене гражданских прав и свобод. Имеются сведения о том, что потенциальные 'преемники' Назарбаева разработали несколько подобных сценариев, связанных с сепаратистскими выступлениями в северных и восточных областях республики, локальными конфликтами на южных границах, массовыми социальными волнениями в крупных городах. Конечной целью сценариев является обеспечение вынужденного досрочного перехода власти к 'преемнику' как решающего условия ликвидации угрозы серьезной политической дестабилизации.

 

Другие материалы раздела:
Откровенное ханство
Папа Назарбаев
$15 млрд Назарбаева
Семейные группировки
Запрет на компромат
Оффшорный пиар Назарбаева
Офшорный внук Нурали Алиев
Алиев о коррупции в Казахстане
Опричники СуперХана
Евролобби Назарбаева
📁 Назарбаев против зятя Алиева +
📁 Зять Тимур Кулибаев +
Путешествие Назарбаева
Секреты Семьи Назарбаева
Абсолютное ханство
Неприкосновенный лидер нации
Назарбаев скрывает развод
Младшая жена Назарбаева
Казахстанский облом
"Крот" в кровати Назарбаева
Пристрастие к девочкам
Замок Назарбаева в Испании
Казахские войны–1.Лучанский
📁 "Казахгейт" Назарбаева +
Ультиматум Дариги Назарбаевой
Газпром и русская мафия
Дуванова могут "опустить"
Глава КНБ Дутбаев может уйти
Азиатская коммуналка
Спасение династического брака
Дочь Назарбаева - наркоманка
Дарига, Динара и Алия
Дарига - вице-спикер мажилиса
Дарига о детях-уродах
Австрийские активы Дариги
Дариге купили концерт
Вилла Динары в Швейцарии
Драгоценная семья
Внук Айсултан и "Челси"
У Назарбаева рак яичек
Турецкоподданный Назарбаев
Как отдыхают боссы
Как отдыхает Назарбаев
На Корсику на яхте Миттала
Зять на зятя
Срок для экс-премьера Ахметова
📁 Понты Болата Назарбаева +
📁 Ибрагимов, Машкевич, Шодиев +
История спасения "Троицы"
📁 Карт-бланш Аслана Мусина +
📁 Ракишев и "Казкоммерцбанк" +
📁 Утемуратов Булат +
Критические дни Марата Тажина
📁 "Побег" главы "ТуранАлемБанка" +
📁 Кажегельдин и оппозиция +
📁 Ким и "чеченская ОПГ" +
Сенатор Кулагин на фреске
📁 Карим Масимов +
Кома министра Доскалиева
Ертаев и хищения Bank RBK
Коррупция в Верховном суде
Дело "архитектора" Кошевого
📁 Азат Перуашев и "Ак Жол" +
Анатолий Побияхо
Тулешов и дело о госперевороте
📁 Семья Храпуновых +
Большой южный брат
КНБ: Хвост виляет собакой
В КНБ Казахстана исчез офицер
ОПГ Казахстана.Списки лидеров
Ответ Серика Матышева
📁 Топ-50 (Forbes Казахстан) +
Хозяева партий — 2016
Тайная отчетность БТА
Хищения в "Казатомпроме"
Оставили без резиденции
Аким Бозумбаев и изнасилование
📁 Цензура в СМИ и Интернете +

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. info@compromat.ru